Циркуляр «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных» и его влияние на сословный состав средних учебных заведений по материалам отчетов гимназий

Циркуляр «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных» и его влияние на сословный состав средних учебных заведений по материалам отчетов гимназий

В статье рассматриваются изменение сословного состава учащихся и положение учеников из низших сословий в гимназиях после создания министром народного просвещения И.Д. Деляновым циркуляра «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных», который должен был остановить приток в гимназии детей из низших сословий. В исследованиях советского периода данный циркуляр оценивался как сугубо деструктивный для всей системы среднего образования. Изучая отчеты гимназий из разных учебных округов Российской империи, мы можем оценить реальное действие циркуляра на местах и какие последствия он принес.

Аннотация статьи
подготовительные классы
сословный состав гимназий
циркуляр о кухаркиных детях
реальные училища
гимназии
Ключевые слова

Борьба с распространением революционных идей среди учеников гимназий и студентов была одной из важнейших задач образовательной политики Министерства народного просвещения. Политика образовательных консервативных реформ 1871–1897 годов, нацеленная на борьбу с революционным сознанием путем изменений учебных планов, утверждения классической системы и строгим надзором за дисциплиной достигла своего апогея при министре народного просвещения И.Д. Делянове.

Министр видел путь к «очищению» гимназий и университетов через затруднение доступа в гимназии детям из низших сословий. Еще в 1884 году И.Д.Делянов в своем докладе указывает о необходимости закрыть подготовительные классы, так как они облегчают доступ в гимназии детям из тех классов общества, которым было бы достаточно и образования в низших училищах, а вместе с тем, массовый наплыв данных детей создает препятствия в получении образования детям, получившим хорошие воспитание и домашнюю подготовку в семье [18, с. 802].

Однако тогда, эта мера не была принята. В конечном итоге инициатива министра о наведении порядка в гимназиях путем создания сословных ограничений привела к изданию доклада «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных» от 18 июня (1 июля) 1887 г.

Согласно этому докладу, получившему в народе название «Циркуляр о кухаркиных детях», директорам гимназий рекомендовали при приеме детей создать условия, которые освободили бы гимназии от «детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию», в дополнение к этому министерство приняло решения о повышении платы за обучение до 50 рублей, ликвидации подготовительного класса и процентном ограничении для детей евреев [19, с. 881-882].

Опубликование данного циркуляра, который в обход действовавшего законодательства подталкивал к проведению сословной чистки гимназического состава, вызвал резкую волну критики у современников [11, с. 350], а исследователи, рассматривавшие данный циркуляр, также в большинстве своем акцентируют внимание на его негативных последствиях для системы среднего образования. С особо критических позиций выступают исследователи советского периода, ими отмечается, что действие данного циркуляра было направлено на лишение возможности детям трудящихся получить образование и эта инициатива была активно встречена директорами гимназий [4, с. 75]. Писалось так же, что, потакая антибуржуазному дворянскому духу, циркуляр был прямиком направлен против мелкой торговой буржуазии [14, с. 53], а его итоги выражаются в уменьшении числа учеников гимназий на 16% (с 70921 до 59418 человек), падение числа учащихся из сельских и городских сословий в противовес росту из дворянства и стагнации численности гимназистов на 11 лет, так как вернуться к количеству учащихся от 1886 года удалось только в 1897 году [14, с. 79-99].

Однако в исследованиях досоветского и современного периода последствия циркуляра оцениваются не так однозначно. Так, отмечается, что последствия циркуляра, помимо очевидного уменьшения числа учеников в гимназиях из непривилегированных сословий и увеличения доли учеников из дворянского, спровоцировали рост учеников в реальных училищах и в период с 1885 по 1894 общее количество учеников в них выросло на 14.8 % [17, с. 340], а из городских сословий в частности с 40 % до 44 % [8, с. 133].

Одновременно с этим реальные училища начинают постепенно отходить от формата сугубо профессиональных училищ и по своему учебному плану сближаются с классическими гимназиями [22, с. 645-646]. Пытаясь ответить на вопросы о последствиях циркуляра для системы среднего образования, о положении учеников в гимназиях и как гимназическое руководство воплощало в жизнь рекомендации из циркуляра, мы обратились к отчетам гимназий по различным учебным округам, чтобы оценить, как реально, на местах, действовал Деляновский циркуляр «о кухаркиных детях».

Итак, после публикации доклада И.Д. Делянов потребовал от попечителей учебных округов принять самые строгие меры по очищению гимназий от учеников из «низших сословий» [9, с. 328]. Как же на практике выполнялись эти категоричные требования?

Обращаясь к отчетам столичных гимназий, охватывающие период с конца 80-х по 90-е года XIX века, которые больше всего подвержены влиянию законодательных инициатив министерства народного просвещения, мы можем обнаружить, что в условиях действия циркуляра, задачей которого стояла очищение гимназии от детей не дворянского сословия, в гимназиях активно, а самое главное без отказов в прошении, выдаются пособия неимущим детям, преимущественно из купеческого, городского и сельского сословий (тех, которые как раз активно попадают под действие циркуляра), в целях продолжения ими учебы в гимназии [15, с. 146-147]. Падение количества учеников объясняется не исполнительностью гимназического руководства в деле сословной чистки в гимназии, а недостаточным финансированием вкупе с постоянно растущим числом учеников, что влекло за собой просьбы о переводе учеников в менее загруженные гимназии, а не избавление от них вовсе [15, с. 189-197]. К слову, гимназии, которые не страдали от проблем с финансами, параллельные и приготовительные классы не закрывали вовсе [3, с. 64-65 прил.].

Гимназии Москвы и Московского учебного округа после выхода циркуляра стали терять учеников. Так, если в 1880 году во Владимирской губернской гимназии числилось 267 учеников, то в 1890 их осталось 201, однако, с восстановлением в 1890 году подготовительного класса «циркуляр пришел в забвение», не смотря на то что он действовал вплоть до 1900 года, к этому году число учеников уже было 379 [13, с. 33]. В приведенной статистике Нижегородского дворянского института мы видим, что с 1862 по 1894 года из всех 1355 учеников, учившихся за этот период, детей дворян было всего 502 (37.05%), тогда как детей из других сословий 853 ученика (62.95%), среди них половина была за детьми чиновников, а половина за детьми мещан, сельских жителей и прочих, что таким образом говорит о слабом действии циркуляра [21, с. 90]. Касательно самой Москвы, то Московская 1-я гимназия отмечает падение числа учеников после 1887 года, в первую очередь из-за закрытия подготовительного класса, однако, говорится, что одной из главных причин большого количества отказов в приеме было вызвано обыкновенной нехваткой мест в гимназии, так как все классы были переполнены. Вместе с тем, отмечается рост учеников еврейского вероисповедания, не смотря на их ограничение по циркуляру. Растущая палата за обучение, так же не ставила целью отгородить от учения в гимназии неимущих детей, а обосновывается необходимостью содержания большого количества параллельных классов [5, с. 211-219].

Касательно учебных округов, более удаленных от политического центра, там в гимназиях мы наблюдаем похожие процессы. В Симбирской гимназии Казанского учебного округа, после 1887 года отмечается устойчивое уменьшение учеников иудейского вероисповедания (от 12 в 1887 году до 4 в 1891), касательно учеников из городских и крестьянских сословий, то их число так же уменьшается, но не устойчиво, хотя численность постоянно колеблется. Данные изменения в численности учеников вызваны были преимущественно закрытием подготовительного класса, а резкий рост происходит после их открытия в 1900 году [1, с. 108, 143]. А вот в Царицынской Александровской гимназии, так же Казанского учебного округа, положения циркуляра проявились, как и задумывалось изначально Деляновым. С 1887-1888 учебного года начинается падение числа учеников (в большей степени за счет евреев и учеников из мещанского и сельского сословий), а за этот год поступило в гимназии в 3 раза меньше по сравнению с предыдущим (19 против 58).

Данное и последующее уменьшение количества учеников вызвано было, в первую очередь, отменой подготовительного класса, также немаловажную роль сыграло увеличение платы за обучение, что отгораживало детей из бедных семей. Однако, как отмечается в отчете, некоторые ученики были отчислены, исходя из соображений, содержащихся в Деляновском циркуляре (т.е. мы можем предположить, что на основании несоответствия их домашнего положения, когда за ними не предоставлен достаточный надзор и не созданы условия для учебных занятий) [6, с. 101]. В Красноярской гимназии Восточно-Сибирского учебного округа не произошло серьезных потрясений в области количества и сословной принадлежности учащихся. Так, если после публикации циркуляра детей из городских сословий в 1888 году было 44, против 68 в 1887 году, то к 1891 их становится уже 74, а в 1892 году 94, быстро перегоняя показатели до циркуляра. Детей из сельских сословий в 1 год действия циркуляра вообще оказалось больше, чем в предыдущем году, 26 в 1888 и 22 в 1887 годах. Таким образом, если мы возьмем состояние учеников за 1893 год, с которого гимназия продолжила рост, то мы видим, что в условиях еще действующего циркуляра, по сравнению с 1892 годом детей дворян уменьшилось на 1.2%, детей мещан и ремесленников увеличилось на 1.3%, детей крестьян уменьшилось на 0.2%, а евреев возросло на 0.6% [2, с. 106, 119].

Тобольская губернская гимназия Западно-Сибирского учебного округа показывает статистику уменьшения количества учеников из низших сословий с 1888 года, однако в 90-х годах устанавливаются темпы роста [12, с. 32-33 прил.]. В Рижской Александровской гимназии Рижского учебного округа так же число учеников уменьшается, но сокращение слабо затрагивает крестьян в 1887 году 35 учеников, в 1888 их число наоборот возрастает до 39, а самые низкие показатели за 1889-1890-е года – 32 ученика. Количество учеников из городских сословий хотя и меньше, но близко к числу детей дворян и чиновников, так, например, в 1889 году в гимназии числилось из детей дворян и чиновников 178 ученика, а из городских сословий 174 [16, с. 166].

В Немировской гимназии Киевского учебного округа циркуляр остановил стремительный рост детей евреев, которых в 1887 году было 77, по сравнению с 2 в 1871, а также увеличение количества детей из городских и сельских сословий, которых в 1887 году было 221, против 44 в 1871. После вступления в силу циркуляра детей городских и сельских сословий сократилось с 221 до 181 в 1888 году, а детей евреев с 77 до 57, однако если посмотреть на статистику в целом, то с 1888 года происходит уменьшения числа учеников всех сословий и вероисповеданий, так детей дворян и чиновников сократилось с 298 до 251 ученика [23, с. 57 прил.].

И так, изучив отчёты гимназий, мы видим, что после вступления в силу Деляновского циркуляра «о кухаркиных детях», в гимназиях установилась динамика на уменьшение количества детей из городских и сельских сословий. Однако, стоит отметить, единственно действенной мерой по ограничению количества этих детей, было закрытие подготовительных классов, что также ударяло по детям дворян и чиновников и сокращало общее число обучающихся в гимназиях. В рассмотренных отчетах, кроме одной гимназии (где не указана точная причина исключения детей), не было сведений, указывающих на то, что дети не принимались в гимназии или исключались из нее на основании соображений о соответствии их сословного статуса учебному заведению. Разнится также время достижения прежнего числа учащихся, каким-то гимназиям потребовалось десятилетия, а кто-то перегнал доциркулярные показатели уже в начале 90-х годов. Не отменялись и стипендии для неимущих детей из неблагородных сословий.

Однако несмотря на то, что с действием циркуляра связано уменьшение числа учеников в гимназиях, так ли губительны его последствия были для учеников городских и сельских сословий? Есть доводы полагать, что Деляновские циркуляр «о сокращении гимназического образования» и доклад «о прекращении приема в подготовительные классы» были составной частью проводимой реформы промышленного и реального образования, так как согласно им, дети вместо гимназий должны были отправляться реальные и промышленные училища, в которые должны были преобразоваться некоторые гимназии и прогимназии, а также быть открыты новые [18, с. 803; 19, с. 82-83]. Сам же статус реальных учебных заведений в это время стремительно менялся, активно росло их количество, если в 1871 году их было всего 9 реальных гимназий [20, с. 4], то к 1894 году их было уже 85 [10, с. 256], не говоря о том, что как было сказано выше, по характеру образования они все больше приближались к классическим гимназиям. Говоря о продолжении образования, то реальные училища не были тупиковой ветвью, так как по уставу 1888 года, выпускники реальных училищ имели право поступать в высшие специальные училища (технические, промышленные и торговые) [24, с. 78], а также на физико-математический и медицинский факультеты университетов [20, с. 5], в которые поступали 58.7% выпускников реальных училищ [7, с. 10].

Таким образом, в силу отсутствия четкого законного основания циркуляр «о кухаркиных детях» не имел той силы исполнения, на которую рассчитывал Делянов и не смог остановить процесс демократизации среднего образования, выраженного в росте учащихся из городских сословий и уменьшения из дворянского [10, с. 256]. За исключением отмены подготовительных классов, демагогические посылы о необходимости отчистить гимназии от детей «неблагородных сословий» не нашли отклика и практического воплощения, а активно развивающееся реальное образование постепенно становилось не менее достойной альтернативой классической гимназии.

Текст статьи
  1. Агринский, А.С. Симбирская гимназия (1809-1909 г.) : Ист. записка / Сост. преп. А.С. Агринский. - Симбирск : Типо-лит. А.Т. Токарева, 1909. – 146 с.
  2. Бакай, Н.Н. Двадцатипятилетие Красноярской губернской гимназии (1868 - 1893 г.) / Н. Н. Бакай. - Красноярск : Тип. Е. Ф. Кудрявцева, 1893. – 133 с.
  3. Буткевич, К. Ф. Историческая записка, изданная ко дню пятидесятилетия С.-Петербургской шестой гимназии. (1862 17/IV 1912) / Сост. преп.: К.Ф. Буткевич и Л.П. Николаев. – Санкт-Петербург: тип. В.Д. Смирнова, 1912. – 182 с.
  4. Ганелин, Ш. И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX века / Проф. Ш. И. Ганелин. – Москва: Учпедгиз, 1950. – 275 с.
  5. Гобза, И.О. Столетие Московской 1-й гимназии. 1804-1904 гг. : Краткий ист. очерк / Сост. дир. Гимназии И. Гобза. - Москва : Синод. тип., 1903. – 444 с.
  6. Горбатов, А.М. Двадцатипятилетие Царицынской Александровской гимназии. 1875-1900 г. : Ист. очерк : По поруч. Пед. сов. сост. преп. А. Горбатов. - Казань : тип. Имп. ун-та, 1900. – 208 с.
  7. Григорьев, С.С. Средняя школа по нашим законам: (Ист. очерк) / С. Григорьев. – Санкт-Петербург: тип. В. Киршбаума, 1900. – 96 с.
  8. Джуринский, А.Н. История педагогики: Учеб. пособие для студ. педвузов. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. - 432 с.
  9. Днепров, Э.Д. Российское образование в XIX – начале XX века (в 2 т.). Политическая история российского образования. М.: Мариос, 2011. Т. 1. – 648 с.
  10. Днепров, Э.Д. Российское образование в XIX – начале XX века (в 2 т.). Становление и развитие системы российского образования (историко-статистический анализ). М.: Мариос, 2011. Т. 2. – 672 с.
  11. Зайончковский, П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия: (Политическая реакция 80-х - начала 90-х годов) / П. А. Зайончковский. – Москва: Мысль, 1970. – 442 с.
  12. Замахаев, С.И. Тобольская губернская гимназия: историческая записка о состоянии Тобольской гимназии за 100 лет ее существования. 1789-1889. - Тобольск : Тип. Губ. Правл., 1889. – 321 с.
  13. Захаров, А.В. Историческая записка о Владимирской губернской гимназии за время 1833-1904 годов : (Продолж. записки П.Н. Страхова) / Сост. учитель Владим. гимназии А.В. Захаров. - Владимир : тип. Губ. правл., 1909. – 448 с.
  14. Зейфман, Н.В. Среднее образование в системе контрреформ 1880-х годов [Текст]: Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. (07.00.00) / Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. Ист. фак. - Москва : [б. и.], 1973. – 180 с.
  15. Иванов, К.А. Пятидесятилетие С.-Петербургской пятой гимназии. 1845-1895: сост. по поруч. Пед. сов. К. А. Иванов. – С.-Петербург: Тип. т-ва "Обществ. польза", 1896. – 234 с.
  16. Милевский, О.Н. Двадцатипятилетие Рижской Александровской гимназии: Ист. очерк состояния Гимназии с 1868 по 1893 гг. / Сост. О. Милевский, преп. Гимназии. - Рига: типо-лит. и словолитня Э. Платеса, 1893. – 165 с.
  17. Милюков, П.Н. Очерки по истории русской культуры: Часть 2. Церковь и школа (вера, творчество, образование). СПб: Тип. И.Н. Скороходова, 1897. – 375 с.
  18.  О прекращении с 1887/1888 учебного года приема в подготовительные классы гимназий и прогимназий // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Том десятый. Царствование Императора Александра III. 1885-1888 годы. СПб., 1894. С. 801-805.
  19.  О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Том десятый. Царствование Императора Александра III. 1885-1888 годы. СПб., 1894. С. 880-883.
  20.  Перцев В. В. Гимназическое образование в дореволюционной России: вторая половина XIX - начало XX века // Концепт. – 2013. – № 01 (январь). С. 1-6.
  21. Пятидесятилетие Нижегородского дворянского института Императора Александра II 30 авг. 1844-1894. - Нижний Новгород: Типо-лит. С.Н. Казачкова, 1894. – 178 с.
  22. Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802-1902. СПб: М-во нар. просвещения, 1902. – 785 с.
  23. Стрибульский, С.Г. Историческая записка о Немировской гимназии. 1838-1888 / Сост. С. Стрибульский. - Немиров: тип. С.Я. Брантмана, 1888. – 274 с.
  24. Устав реальных училищ (1888 г.) // Хрестоматия по истории педагогики. – Т. IV. История русской педагогики с древнейших времен до Великой пролетарской революции: Для высших пед. уч. завед. Ч. 2 / Автор-сост. Н. А. Желваков. Издательство: М.: Гос. уч.-пед. изд-во, 1936. С. 73-78.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 октября по 31 октября
Сегодня — последний день приема статей
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
04 ноября
Загрузка в elibrary
04 ноября
Рассылка печатных экземпляров
06 ноября