Запрет определенных действий: сходство и отличия с домашним арестом

Запрет определенных действий: сходство и отличия с домашним арестом

Автор проанализировал вопрос применения новой меры пресечения – запрет определенных действий как необходимой меры, целесообразность ее введения, и ее отличие от домашнего ареста.

Аннотация статьи
мера пресечения
домашний арест
заключения под стражу
запрет определенных действий
процессуальные сроки
Ключевые слова

Процесс совершенствования уголовно-процессуального законодательства необходим и ориентирован поступательное развитие, устранение пробелов, выявляемых в практической деятельности. В новых реалиях «пандемии», угрозы которой возникли в начале 2020 года и до сих пор не отступили, такие меры пресечения как домашний арест и запрет определенных действий представляют собой обеспечительные меры уголовного-процессуального законодательства, идущие в ногу со временем, исключающие массовое скопление народа, как при заключении под стражу.

Российские законодатели своевременно провели законодательная работа, направленную на совершенствование правовых механизмов, позволяющих расширить возможности применения мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. Долгое время первое место занимал домашний арест.

Федеральным законом от 18.04.2018 № 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» (далее – Федеральный закон № 72-ФЗ) была введена новая мера пресечения – запрет определённых действий1. Понятие и порядок применения данной меры пресечения раскрываются в ст. 105.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) [1].

В связи с этим, появилась реальная возможность соблюсти баланс между необходимостью достижения целей уголовного судопроизводства и соблюдения прав и законных интересов граждан – участников уголовного судопроизводства [2].

Вопрос избрания мер пресечения, альтернативных заключения под стражу, которые будут еще и эффективными, и будут достигать цели предотвращения возможных попыток лица скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью или иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу [3] (ст. 97 УПК РФ), в настоящее время законодателем решен. Однако следует помнить, что закон только тогда будет эффективным, когда практическому деятелю понятно не только содержание меры пресечения, но и механизм его реализации.

Так, согласно ч.1 ст. 107 УПК РФ домашний арест избирается при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением запретов и осуществлением за ним контроля.

Новая мера пресечения – запрет определенных действий – это более мягкая мера, если сравнивать её с домашним арестом. Избирается при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в возложении на подозреваемого или обвиняемого обязанностей своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, соблюдать один или несколько следующих запретов:

1) выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;

2) находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них;

3) общаться с определенными лицами;

4) использовать средства связи и сеть Интернет;

5) управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Отметим, что ч.7 ст. 107 УПК РФ указано (согласно последним изменениям), что суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может установить запреты, указанные в п.3-5 ч.6 ст. 105.1 УПК РФ.

Таким образом, можно поставить равенство применения домашнего ареста, а именно, определения судом места нахождения обвиняемого (подозреваемого) под домашним арестом и объема возлагаемых правоограничений, указанных в п.3-5 ч.6 ст. 105.1 УПК РФ, и использования запрета определенных действий, то есть запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, и п.3-5 ч.6 ст. 105.1 УПК РФ.

По сути запрет «выходить в определенные периоды и выходить за пределы жилого помещения» (п.1 ч.6 ст. 105.1 УПК РФ) это «старая» трактовка домашнего ареста, когда суд в своем постановлении определял нахождение лица в конкретном жилище, запрет на общение с конкретными лицами, а также решался вопрос о возможности выхода их из жилища в случае необходимости посещения несовершеннолетними образовательного учреждения или оказания помощи престарелым родителям в определенное время.

Так в чем же отличие домашнего ареста от запрета определенных действий?

Первое отличие заключается только в том, что домашний арест применяется как самостоятельная мера пресечения, связанная с изоляцией подозреваемого (обвиняемого) только в жилище [4, c.242].

Второе – определяется частью 3 ст. 105.1 УПК РФ и частью 1.1 ст. 97 УПК РФ, в которых указано, что запрет определенных действий возможно рассматривать как самостоятельную меру пресечения, или в качестве «дополнительной меры пресечения» к залогу и домашнему аресту.

Указанные отграничения двух мер пресечения не значительные, но существенные, которые будут обеспечивать органы предварительного расследования правовым средством по соблюдению конституционных прав подозреваемых и обвиняемых при применении к ним таких мер пресечения как домашний арест и запрет определенных действий.

В подтверждении этому, отметим, что в п.1 ч.6 ст. 105.1 УПК РФ срок применения запрета устанавливается и продлевается судом в соответствии со 109 УПК РФ и является намного длиннее, чем срок содержания под стражей и домашнего ареста: о преступлениях небольшой и средней тяжести – 12 месяцев (домашний арест предельный срок 6 месяцев); о тяжких преступлениях – 24 месяца (домашний арест предельный срок 12 месяцев); об особо тяжких преступлениях – 36 месяцев (домашний арест предельный срок 18 месяцев).

В связи с этим, решение проблемы «продления» предельного срока домашнего ареста по разным видам преступлений видится в рамках применения новой меры пресечения – запрета определенных действий.

С учетом изложенного, стоит отметить, что введение в УПК РФ новой меры пресечения – запрета на совершение определённых действий, видится в положительном свете и предполагает расширение практического применения и домашнего ареста и запрета определенных действий. Видится, что следственно-судебной деятельности не хватало подобной «прослойки» между указанными мерами пресечения.

Текст статьи
  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 23.04.2018) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921.
  2. Захарцев С.И. Избрание и применение мер пресечения при производстве предварительного расследования: проблемы правоприменительной практики//Вестник Воронежского института МВД России № 1, 2018.
  3. Исаков В.С. О новой мере пресечения в виде запрета определённых действий // «Научно-практический электронный журнал Аллея Науки» №5(21) 2018.
  4. Колесников М. В. Проблемы применения меры пресечения в виде домашнего ареста// Актуальные проблемы экономики и права, № 2, 2015. С.242.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 12 июня по 18 июня
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
22 июня
Загрузка в eLibrary
22 июня
Рассылка печатных экземпляров
30 июня