Развитие женского гимназического образования в условиях консервативных реформ 1871–1898 годов

Развитие женского гимназического образования в условиях консервативных реформ 1871–1898 годов

В статье рассматриваются вопросы развития женского гимназического образования в период консервативных реформ министерства Д. А. Толстого и И. Д. Делянова. Так как проводившиеся консервативные реформы имеют неоднозначную оценку, а женское образование являлось второстепенным по отношению к мужскому, особо интересными являются вопросы оценки правительства перспективам развития женского образования, рассмотрение вопросов учебного дела и сословной политики в женских гимназиях.

Аннотация статьи
учебные программы
сословная политика
консервативные реформы
женские гимназии
образование
Ключевые слова

Период консервативных образовательных реформ 1870 – 1880-х годов в области гимназического образования является самым противоречивым и критикуемым в истории досоветского образования. Некоторые из современников реформ называли их противоречащими духу времени и интересам страны, неудовлетворяющими потребностям общества [4, с. 76-77]. Реформам давались и более критические оценки, как например, что с их проведением начался темный период российского просвещения, в котором школа выполняла преимущественно политическую, а не образовательную функцию [1, с. 281]. Эпоха консервативных реформ 1870 – 1880-х годов в глазах советских историков оценивалась как несомненная реакция, а порой давались и куда более резкие оценки, как «огромное зло в истории русской школы, одно из наиболее мрачных и позорных ее страниц» [3, с. 54]. В условиях таких критических оценок, особый интерес для исследования представляет изучение состояния и развития женского гимназического образования в данный период, так как женское образование в России исторически было второстепенным и имело меньшую государственную значимость чем мужское образование.

Говоря о взглядах консервативных деятелей на систему женского среднего образования, стоит отметить, что инициатор консервативных образовательных реформ Д.А. Толстой, вскоре после вступления в должность министра народного просвещения, выразил мысль, что женское образование, как неотъемлимая часть общего дела просвещения в России, должно активно поддерживаться правительством [8, с. 13]. Главный идеолог и «рупор» консервативных реформ, М.Н. Катков, в статьях, посвященных женскому образованию на страницах «Московского вестника» яро доказывал идею о том, что женщины по своим способностям достойны равного образования и условий обучения с мужчинами, а также шел дальше, говоря, что одаренные женщины, имеют полное право восходить на те же высоты в науке и образовании, что и мужчины, то есть получать высшее образование [10, с. 7-20].

Результатом заинтересованности министерством Толстого вопросами женского образования, стало новое «Положение о женских гимназиях и прогимназиях Министерства народного просвещения», которое должно было упорядочить систему женского образования, дать курсу женских гимназий, по примеру лучших женских училищ Германии и Швейцарии более практический характер [16, с. 568]. Это положение мы по праву можем считать реформаторским, продвинувшим женское образование на ступень вперед, так как оно провозглашало открытость гимназий и прогимназий для всех сословий и вероисповеданий. Положение об отсутствии четких целей женского образования, свидетельствовало о новом взгляде правительства о предназначении и задачах женского образования, значительно расширяло их и давало больший простор выпускницам на педагогическом поприще. Положение впервые дало выпускницам право на ведение преподавательской деятельности в средних женских учебных заведениях и увеличивало срок их обучения до 7 лет и специальным 8 педагогическим классом. Все эти введённые положения свидетельствовали о становлении полноценной оформленной женской средней школы в России [7, с. 192-195]. Большой заслугой «Положения» был акцент на девушках из непривилегированных сословий [6, с. 96]. Результатами заботы министерства о девушках из неблагополучных семей и стало открытие педагогического 8 класса, который имел своей целью помочь девушкам из бедных семей получить профессию домашних наставниц и учителей, что по замыслу должно было их спасти от дальнейшей нищеты [16, с. 568]. Так же после установления того факта, что большинство потенциальных учениц в гимназии – это девушки из наименее достаточных классов общества, которые имеют гораздо меньше шансы на поступление, чем поступающие из подобных недостаточных классов мальчики, правительством и частными лицами стали активно учреждаться стипендии ученицам из неимущих семейств [5, с. 49-50].

Идеи о негативных последствиях заложенного Толстым курса развития женских гимназий начали высказываться во время министерства И. Д. Делянова. Так, фрейлина баронесса Э.Ф. Раден, в записке Государыне Императрице от 1884 года, говорит, что сложившаяся система женского образования побуждает девушек обучаться не ради знаний и воспитания, а ради получения профессий, что является пагубным для их нравственного развития [8, с. 21-22]. Сам же Делянов, считал, что основная масса учениц, должна быть сосредоточена в новых женских училищах, которые готовили бы девушек к практической деятельности в рамках их сословий и не способствующие к их выходу из привычной им общественной среды [16, с. 660]. Главная же идея Делянова заключалась в возврате к старой сословной организации школы, через отмену прав на учительские звания по окончании гимназии, попытку сделать акцент в обучении на русском и иностранном языке, а предметы гуманитарного и естественно-математического циклов перевести в разряд второстепенных, и активной политики государственного вмешательства в дела гимназий. Все задумки министерства Делянова, разрабатываемые в виде последующих реформ комиссией М.С Волконского так и остались на бумаге не притворенные в жизнь [7, с. 222-226].

Таким образом, мы можем наблюдать активную инициативу правительства в деле развития женского образования. Министерство народного просвещения было максимально заинтересовано в становлении и оформлении стройной системы женского гимназического образования, не уступающей мужскому, а Деляновские инициативы ограничить их развитие оказались неудачными.

Касательно учебного дела в женских гимназиях, то к обучению допускались девушки всех сословий и вероисповеданий по достижении ими 9 летнего возраста [14, с. 1]. Само устройство учебного дела в гимназиях с принятием «Положения» находилось в процессе организации до 1874 года. Так, в период с 1870 по 1874 года педагогические советы сами могли разрабатывать и устанавливать учебные программы по предметам [8, с. 19]. Однако, и после 1874 года, преподавателям женских гимназий было дозволено вносить коррективы в свои учебные курсы и отступать от примерных рабочих программ, утвержденных Министром народного просвещения [12, с. 4]. Министерство серьезно взялось за дело строгой организации образовательной деятельности в гимназиях и в 1872 году, специально образованной комиссией были представлены подробные проекты программ для женских гимназий, в которых учебный курс был значительно расширен [5, с. 35], а в 1874 году были утверждены подробные учебные планы и правила переходных и окончательных испытаний, что окончательно закрепило единое устройство женских гимназий в учебном плане [16, с. 569].

Сравнивая учебные планы женских гимназий с мужскими, то изначально главное их отличие заключалось в отсутствии в женских гимназиях древних языков, однако с 1874 года они были введены в курс как необязательные предметы [16, с. 569]. За исключением древних языков изучение предметов велось на одинаковом уровне, что в женских, что в мужских гимназиях, только физике, естествознанию и иностранным языкам в женских гимназиях отводилась ведущая роль, и упрощены были требования к умениям по иностранным языкам. Отличительным предметом женских гимназий была педагогика, так как это поприще было участью почти всех выпускниц учебных заведений [18, с. 47-74]. Обучение в женских гимназиях в Западных губерниях, не имело серьезных отличий от обучения в центральных и было так же регламентировано «Положением» от 1870 года, за исключением некоторых особенностей. Так в женских гимназиях при лютеранских церквях был обязателен для изучения немецкий язык, а в Варшавском учебном округе преподавание всех предметов шло на русском языке, как явное проявление прорусской образовательной политики в Западных губерниях [8, с. 26-32]. Итогом обучения девушек, согласно «Положению» от 1870 года, являлись права: окончившим курс с медалями и выслушавшими курс специального класса на звание домашней наставницы; получившим одобрительный аттестат об окончании и прослушавшим специальный курс звание домашней учительницей; окончившим общий курс звания первоначальных учительниц или учительниц народных училищ [15, с. 48-50].

Говоря о сословном составе женских гимназий, то мы можем наблюдать растущую демократизацию в данном аспекте, даже в период проведения консервативных реформ. Если при первом открытии женских гимназий в России в 1858 году, учениц из дворянского сословия было 50% [11, с. 25], то динамика сословного состава шла в сторону демократизации. Так, на примере Екатеринбургской женской гимназии, в 1881 году детей дворян и чиновников было 176 против 169 детей мещан [12, с. 6], то в 1893 году соотношение было 214 против 217 в пользу учениц из городских сословий [13, с. 11]. Если мы возьмем общую статистику по Российским женским гимназиям за период с 1865 по 1898 года, то удельный вес учениц женских гимназий из дворянского сословия понизился в 1.5 раза, и во столько же возросло количество учениц из городских сословий, таким образом к 1898 году, учениц из дворянского сословия в гимназиях было меньше половины от общего числа учениц [7, с. 233].

Подводя итог, мы можем заключить, что в период консервативных реформ 1871-1898 годов женское образование и женские гимназии не остались забыты правительством и Министерством народного просвещения, а вопросу развития женского образования наоборот отводилось важное место в системе образовательных реформ. Не обходилось конечно и без проблем, так как долгое время женское среднее образование было второстепенно по отношению к мужскому, то на первых этапах консервативных реформ оно переживало трудности в виде плохо составленных учебных программ и общем низком уровне образовательного процесса из-за нехватки преподавателей [9, с. 24] и постоянном недостатке материальных средств [8, с. 19]. В последствии негативные процессы в женских гимназиях связаны были с торможением роста числа женских гимназий в период министерства Делянова [7, с. 227] и в целом отставание количества женщин, получающих среднее образование от количества мужчин [17, с. 80]. Однако, принятие «Положения» 1870 года окончательно оформило женские гимназии и дало начало устойчивому росту женского среднего образования. В период консервативных реформ, женская средняя школа по количеству заведений и темпам их роста значительно опережала мужские, например, на 1874 год женских гимназий было 341 против 220 мужских, а к 1894 году 438 против 307 соответственно [7, с. 228]. Непрерывно росло как количество учениц женских гимназий, с 23.041 ученицы в 1873 году, их число увеличилось почти в 3 раза до 65.546 учениц в 1893 году, так и росло число выпускниц данных заведений, от 1.372 в 1873 году, к 6.475 в 1893 году. Само же образование в гимназиях не проходило в пустую для девушек и большинство выпускниц после окончания шло заниматься педагогической деятельностью или поступали слушательницами на высшие курсы при университетах [2, с. 100]. Таким образом, можно заключить, что в период консервативных реформ 1871-1898 годов женское среднее образование не откатилось от достижений либеральных реформ 1860-х годов, а активно развивалось и шло по пути демократизации.

Текст статьи
  1. Алешинцев, И. А. История гимназическаго образования в России (XVIII и XIX век) / И. Алешинцев. –  Санкт-Петербург: издание О. Богдановой, 1912. – 346 с.
  2. Владимирский И. М. Историческая записка о 40-летии женской классической гимназии С. Н. Фишер. С 1 сентября 1872 г. по 1 сентября 1912 г. По материалам, собранным Г. Б. Фишером. – М., 1912. – 156 с.
  3. Ганелин, Ш. И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX века / Проф. Ш. И. Ганелин. – Москва: Учпедгиз, 1950. – 275 с.
  4. Григорьев, С. С. Средняя школа по нашим законам: (Ист. очерк) / С. Григорьев. – Санкт-Петербург: тип. В. Киршбаума, 1900.  – 96 с.
  5. Двадцатипятилетие С.-Петербургских женских гимназий Ведомства учреждений императрицы Марии: 19 апр. 1858-1883 : (Крат. ист. записка). –  Санкт-Петербург: тип. Ф. Елеонского и К°, 1883. – 89 с.
  6. Демков М.И. Очерки по истории русской педагогики. – М.: Типография Т-ва И. Д. Сытина, 1913. – 144 с.
  7. Днепров Э.Д., Усачева Р.Ф. Среднее женское образование в России. Учебное пособие. – М.: Дрофа, 2009. – 286 с.
  8. Женския гимназии и прогимназии Министерства народнаго просвещения: 1858-1905 / издание Департамента народнаго просвещения.  – Санкт-Петербург: Тип. М. М. Стасюлевича, 1905. – 139 с.
  9. Зинченко Н. Е. Женское образование в России: Ист. очерк / Николай Зинченко. – Санкт-Петербург: Комм[ерч]. скор[опеч]., ценз. 1901. – 46 с.
  10. Катков М. Н. О женском образовании: cтатьи, связанные с возникновением и постепенным ростом женской классической гимназии / М. Н. Катков. – Москва: Печатня А. И. Снегиревой, 1897. –71 с.
  11. Овцын В. Развитие женского образования: (Ист. очерк) / [Соч.] Владимира Овцына. – Санкт-Петербург: тип. И.Н. Скороходова, 1887. - 42 с.
  12. Отчет о состоянии Екатеринбургской женской гимназии за 1881 год. –Екатеринбург: Типография Е. А. Полковой, 1882. – 25 с.
  13. Отчет о состоянии Екатеринбургской женской гимназии за 1893 год. –Екатеринбург: Типография А. П. Мерной и Е. К. Краевой, 1894. – 62 с.
  14. Правила и программы для поступления в женские учебные заведения на 1870-71 г. – Санкт-Петербург: тип. Неклюдова, 1870. –160 с.
  15. Родевич М.В. Сборник действующих постановлений и распоряжений по женским гимназиям и прогимназиям Министерства народного просвещения с последовавшими с 1870 года изменениями и дополнениями, содержащий также (в четырех частях книги): положение по отдельным женским гимназиям и прогимназиям, общие и частные программы их и правительственные распоряжения как относящиеся к этим заведениям, к служащим и учащимся в них, так и касающиеся лиц, занимающихся частной и женской педагогической деятельностью / Сост. Михаил Родевич. – Санкт-Петербург: тип. д-ра М.А. Хана, 1884. – 326 с.
  16. Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения, 1802-1902. – СПб: М-во нар. просвещения, 1902. – 785 с.
  17. Университеты и средние учебные заведения мужские и женские в 50-ти губерниях Европейской России и в 10-ти губерниях Привислянских, по перепеси 20-го марта 1880 года. – С.-Петербург: Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1888. – 110 с.
  18. Учебные планы предметов, преподаваемых в женских гимназиях ведомства министерства народного просвещения // Памятная книжка Вологодской губернии на 1875-1876 г. – С. 47-74.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 апреля по 23 апреля
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
27 апреля
Загрузка в eLibrary
27 апреля
Рассылка печатных экземпляров
05 мая