История развития института мирового соглашения в российском гражданском процессе

История развития института мирового соглашения в российском гражданском процессе

В статье исследуются этапы развития института мирового соглашения. Проводится анализ законов, который помогает выявить особенности заключения мирового соглашения на определенном историческом этапе. В полной мере раскрывается понятие «мировое соглашение», что в настоящее время является актуальной темой, так как все больше людей стараются урегулировать спор миром.

Аннотация статьи
примирение
мировое соглашение
спорящие стороны
заключение мировых сделок
принцип диспозитивности
Ключевые слова

Примирение, как процесс свойственен русскому менталитету, психологии русского человека, традиционным взглядам, что можно легко подтвердить ранее действовавшим в России законодательством. Первое упоминание в российском законодательстве об урегулировании споров путём мирового соглашения содержится в Новгородской берестяной грамоте и датируется 1281-1313 годами. В более поздних источниках упоминание о мировом соглашении мы встречаем практически во всех крупных памятниках русского права. Так, в эпоху феодальной раздробленности на Руси, в Псковской судной грамоте (1397 год), в статье 37 говорится о завершающей стадии процесса, поединке, а примирение рассматривается в качестве одного из возможных случаев его завершения. Процесс мог быть прекращен на любой стадии. В 1497 году в судебнике Ивана III право примирения сторон до суда и в ходе судебного процесса закреплено в статье 53. Н.Л. Дювернуа, комментируя данную статью, отмечает, что мировой сделкой можно заменить судебное решение в любой стадии процесса [7, с. 23].

Соборное уложение 1649 года, принятое земским собором 1648-1649 годов, законодательно закрепило существующую в то время судебную практику. Анализ отдельных положений Уложения 1649 года позволяет сделать вывод, что мировая сделка могла быть заключена до обращения сторон в суд, после обращения в суд и в «ходе судоговорения», но до вынесения решения. В этот период характерно применение в практике мировых сделок не только по искам, но и по крепостным делам, совершаемым до суда и в ходе судебного разбирательства. в Соборном уложении 1649 г., закрепившем существовавшую к тому времени практику заключения мировых сделок на разных стадиях судебного процесса и установившем запрет на повторное рассмотрение судебных дел, прекращенных по записи, которой утверждались условия мировой сделки.

По указу императрицы Екатерины Великой были созданы губернские совестные суды. В период с 1775 по 1862 годы губернские совестные суды, рассматривали гражданские и некоторые уголовные дела с целью примирения сторон. Совестный суд вырабатывал условия для примирения самостоятельно или через особых посредников. Если попытка примирения безуспешна, стороны обращались в общие суды.

Устав гражданского судопроизводства 1864 года, принятого в ходе судебной реформы, содержал отдельную главу «о примирительном разбирательстве», статьи которой, однако, не указывали на условия заключения мирового соглашения. Спорящие стороны могли прекратить процесс по взаимному соглашению. Для этого необходимо было, чтобы истец заявил суду, что отказывается от своих требований, а ответчик, в свою очередь, что он согласен на прекращение дела. Устав 1864 г. содержал норму, согласно которой уступки сторон, сделанные при соглашении их на примирение, не имеют для них обязательной силы, если примирение почему-либо не состоялось. Так, например, истец при обсуждении условий мирового соглашения может отказаться от части своих требований, уменьшить или увеличить их объем. Но если мирового соглашения не будет впоследствии достигнуто, то не следует признавать подобные уступки соответствующими процессуальными действиями. То же можно сказать в отношении уступок ответчика. Близко к этому правило, действующее в иностранных государствах, где «недопустимыми признаются объяснения сторон по поводу заявлений, сделанных сторонами во время переговоров по заключению мирового соглашения. При этом лица, участвующие в деле, вправе использовать иные средства доказывания». Согласно Уставу допускалось заключение мировых соглашений у мировых судей и в общих судебных местах. Главная обязанность мировых судей состояла в принятии мер для соглашения и примирения спорящих. Невыполнение этой обязанности рассматривалось как нарушение процессуальных норм, что служило поводом к отмене решения [8, с. 29]. Статья 1363 Устава содержала правовую норму, согласно которой к мировому прошению можно было приступить и в присутствии суда, причем стороны могли просить о соглашении их при закрытых дверях присутствия. Для сравнения обратимся к Конституции РФ, а именно ст. 123, согласно которой разбирательство во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании суда допускается лишь в случаях, установленных законом, с соблюдением при этом всех правил судопроизводства. Как отмечал В.Д. Кайгородов, «принцип гласности судебного разбирательства важен для обеспечения воспитательных функций правосудия в отношении как присутствующей в зале судебного заседания публики, так и участников судебного дела. Вместе с тем, в силу данного принципа, граждане имеют возможность контролировать деятельность суда» [6, с. 30]. В ст. 173 ГПК было предусмотрено правило о том, что заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком или условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются соответственно истцом, ответчиком или обеими сторонами (такое же положение было в ст. 165 ГПК РСФСР). Из редакции этой статьи можно сделать вывод, что мировое соглашение может быть заключено только между истцом и ответчиком, т.к. они являются сторонами по делу. Лица, имеющие право заключить мировое соглашение (истец, ответчик, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора) также именуются сторонами. Поэтому, во избежание путаницы, целесообразно было бы в ч. 1 ст. 173 ГПК указать, что мировое соглашение подписывается его сторонами.

Отметим, что Устав гражданского судопроизводства 1864 г., наряду с возможностью подачи письменных заявлений в суд, предусматривал совершение мировых сделок посредством записи, подаваемой к засвидетельствованию у нотариуса или мирового судьи. Что делалось, прежде всего, для мировых прошений, посылаемых по почте или подаваемых по доверенности. При этом засвидетельствованные мировые прошения не требовали опроса примиряющихся [4, с. 23].

В Уставе судопроизводства торгового 1887 г можно найти первое законодательных упоминаний о примирении сторон в системе хозяйственной юрисдикции. В соответствии со ст. 211 суд был обязан предложить тяжущимся окончить дело миром при посредстве суда. Если стороны соглашались на примирительное разбирательство при посредстве суда, то им предоставлялась возможность избрать из его состава одного или двух примирителей. Обязанности данных участников состояли в том, чтобы выслушать стороны, представить им соответствующие законы, затем сообщить своё мнение о том, каким образом по взаимному соглашению оно могло бы быть кончено миром [5, с. 235].

В 90-х гг. XIX столетия были внесены дополнения в Устав гражданского судопроизводства о принудительном исполнении судебных мировых сделок. В связи с этим в Уставе гражданского судопроизводства (разд. IV, кн. III, ч. I, т. XVI Свода законов Российской империи (далее – СЗ) и в Законах о судопроизводстве гражданском (разд. VI, ч. II, т. XVI СЗ) содержались нормы, посвященные мировой сделке (в частности, о возможности заключения мировых сделок на разных стадиях процесса («во всяком положении дела»), об обязанности судей склонять тяжущихся к примирению, о порядке заключения и утверждения судебных мировых сделок, о возвращении сторонам пошлин и сборов в случае их примирения до разрешения дела по существу в мировом судебном установлении), что можно объяснить стремлением законодателя создать благоприятные условия для заключения мировых сделок. На практике, установленный законом порядок предъявления исков о невыполнении условий сделок представлялся спорящим сторонам обременительным и часто препятствовал их примирению. На основе вышеизложенного в дальнейшем в связи с этим получила развитие мысль о том, что мировая сделка, засвидетельствованная судебной властью или подтверждённая сторонами в присутствии суда, вполне соответствует понятию бесспорного акта, который может быть исполнен в принудительном порядке.

Принудительному исполнению подлежали только те сделки, которые содержали условия одностороннего обязательства ответчика, такие, которые касались передачи денег, вещи или иного движимого имущества. Просьба об обращении мировой сделки к принудительному исполнению должна была направляться к члену того мирового съезда, которым постановлено определение о прекращении дела за состоявшимся примирением сторон. В случае признания этой просьбы подлежащей исполнению судья налагал резолюцию на копии определения о прекращении дела.

Гражданский процессуальный кодекс (далее – ГПК) РСФСР, принятый в сентябре 1923 г., не упоминал о праве сторон окончить дело мировой сделкой. Вывод о существовании такого права можно сделать из анализа ст. 2 ГПК РСФСР, которая предоставляла стороне право отказаться от принадлежащих ей прав и судебной защиты, и ст. 18 ГПК РСФСР, посвящённой полномочиям представителя, где говорилось о том, что право на окончание дело миром должно быть оговорено в доверенности. Термин «мировая сделка» упоминался в ряде актов Верховного Суда РСФСР [2, с. 33].

ГПК РСФСР 1964 г. в статье 34 условиями заключения мирового соглашения признал не противоречие закону, не нарушение чьих-либо прав и охраняемых законом интересов. До 1995 г. мировое соглашение не подлежало утверждению, если им нарушались чьи-либо права и охраняемые законом интересы. При этом «чьи-либо» означало права и интересы кого бы то ни было, в том числе и сторон мирового соглашения. В.М. Жуйков так описывает существовавшее положение: «Раньше в ст. 34 говорилось, что суд не принимает отказа от иска, не утверждает мирового соглашения, если действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы, т.е. каких бы то ни было лиц, в том числе истца и ответчика. Если стороны заключают мировое соглашение по разделу имущества и одной из них передается четвертая часть спорного имущества, а другой – три четверти, то судья должен был проверить, не нарушаются ли права того, кому передается меньшая часть, но для этого надо было рассмотреть дело по существу значительно раньше, т.е. в подготовительной части». ГПК 2002 г. практически повторил своего предшественника. Противоречие закону выражается в несоответствии условий заключения мирового соглашения нормам материального и процессуального права.

П. 2 ст. 162 одного из проектов ГПК предусматривал норму, согласно которой «суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признание иска или утверждения мирового соглашения». Аналогичная редакция и п. 2 ст. 173 принятого ГПК 2002 г. Более предпочтительной являлась редакция ГПК РСФСР, т.к. разъяснение последствий судом и понимание их сторонами необходимо до утверждения мирового соглашения, о чем должно быть прямо указано в законе. Согласно ч. 3 ст. 165 ГПК РСФСР до утверждения мирового соглашения сторон суд разъяснял им последствия его заключения. Это связано с тем, что в соответствии с п. 5 ст. 219, ч. 2 ст. 220 ГПК РСФСР (а ныне ст. 220 и ст. 221 ГПК) вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ статья 34 ГПК РСФСР была изменена. В результате изменения закона мировое соглашение не может быть утверждено, если оно нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц. В соответствии с принципом диспозитивности стороны по своему усмотрению распоряжаются своими правами, в том числе и такими способами, которыми не нарушаются права и охраняемые законом интересы их и других лиц.

Идея мирного урегулирования возникшего спора имеет в России глубокие исторические традиции и соответствует российскому менталитету. Но, если обратиться к современной российской судебной статистике, можно увидеть, что крайне незначительное число судебных дел оканчивается миром. В чем же причины такого положения дел? А. Полуяктов среди факторов, препятствующих примирению сторон, относит низкий уровень правовой культуры, правовой нигилизм; наличие в России определённого стереотипа мышления, направленного на обязательность и необходимость судебной тяжбы для разрешения возникшего конфликта; несовершенство российского законодательства о примирении сторон, здесь же ученый говорит о необходимости принятия отдельного законодательного акта о посредничестве; недостаток информационного обеспечения в вопросе развития примирительных форм разрешения правовых конфликтов; нехватка квалифицированных специалистов в области альтернативных методов разрешения конфликтов [3, с. 11]. Однако с 25 октября 2019 года в ГПК РФ введена новая глава 14.1 Примирительные процедуры. Мировое соглашение. Данное нововведение говорит о том, что все чаще возникает необходимость в урегулировании спора миром. Согласно статье 153.3: «Споры могут быть урегулированы путем проведения переговоров, посредничества, в том числе медиации, судебного примирения, или использования других примирительных процедур, если это не противоречит федеральному закону». Данное нововведение может послужить тому, что люди станут чаще заключать мировое соглашение, так как теперь положения о мировом закреплены в ГПК РФ.

Текст статьи
  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 25.10.2019) // Собрание законодательства РФ. 2013. № 46, ст. 4532.
  2. Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №8. С. 33.
  3. Кочергин К. К. К вопросу о понятии мирового соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №12. С. 11.
  4. Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 11. С. 22-40.
  5. Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе // Закон. 2007. № 11. С. 235.
  6. Орлова И.В. Понятие, сущность и правовая природа мирового соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. – М.: Юрист. 2006 № 7. С. 30-34.
  7. Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе//Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №5. С. 23.
  8. Сахнова Т. В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. – М.: Волтерс Клувер. 2013. 696 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 мая по 31 мая
Осталось 6 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
04 июня
Загрузка в elibrary
04 июня
Рассылка печатных экземпляров
08 июня