Показатели оценки эффективности инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли
научный журнал «Актуальные исследования» #21 (24), ноябрь '20

Показатели оценки эффективности инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли

Оценка нефтеперерабатывающих инвестиционных проектов является одной из основных задач при инвестициях нефтегазовых компаний, среди которых наиболее важными являются оценка рисков и оценка выгоды. На основе концепции компенсации риска разрабатываются различные механизмы компенсации, специфичные для каждого риска. Риск и выгода объективно интегрируются для разработки комплексной модели оценки путем корректировки извлекаемых запасов, корректировки параметров оценки выгод, таких как инвестиции в разведку и разработку, и компенсации изменений факторов риска со временем с помощью динамической ставки дисконтирования. Согласно полученным результатам, цена на нефть является ключевым фактором, влияющим на внутренний риск предприятия и промышленный риск. Компенсация рисков снижает совокупную выгоду инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли и подрывает инвестиционную целесообразность и приоритетность блоков.

Аннотация статьи
инвестиционные проекты
оценка эффективности
показатели эффективности
нефтеперерабатывающая отрасль
оценка инвестиционных проектов
Ключевые слова

Из-за растущего спроса на нефть зависимость стран от импорта нефтепереработанной продукции с начала XXI века постоянно возрастает. Крупнейшие нефтеперерабатывающие компании разрабатывают свои стратегии развития для “выхода на глобальный уровень” и проводят обширные инвестиционные кампании нефтеперерабатывающей отрасли. Поэтому инвестиционная оценка проектов нефтеперерабатывающей отрасли имеет чрезвычайное значение. С точки зрения оценки инвестиций в нефтеперерабатывающую отрасль, оценка рисков и оценка выгод являются наиболее существенными частями [1].

Однако, с одной стороны, что касается оценки риска инвестиций в нефтеперерабатывающую отрасль, то уровни риска некоторых факторов могут меняться со временем, например политические риски, риски цен на нефть и т.д. Временные рамки, на которых возникают различные риски, всегда различны. Очевидно, что риски разведки возникают до рисков продажи. Поэтому для постоянной величины количественной оценки эффективности инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли трудно уловить такую динамическую вариацию. С другой стороны, в связи с оценкой выгод от инвестиций в нефтеперерабатывающую отрасль для расчета чистой приведенной стоимости будущих денежных потоков часто используется метод дисконтированных денежных потоков, в котором ставка дисконтирования (ключевой параметр) сама по себе включает экономическую коннотацию компенсации риска. Таким образом, дополнительная оценка риска может привести к повторному расчету некоторых рисков. Наконец, принятие решений об эффективности инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли зависит от результатов оценки как с точки зрения выгоды, так и с точки зрения риска. Если результаты оценки противоречивы, то выбранные критерии принятия решений и подходы к переводу в комплексные оценочные показатели также окажут влияние на эффективность принятия решений об инвестиции в проект нефтеперерабатывающей отрасли [2].

Поэтому в целях решения вышеуказанных проблем необходимо выявлять статические и динамические риски в процессе разработки инвестиционного проекта в нефтеперерабатывающей отрасли, и соответственно, проектировать различные режимы количественной оценки рисков путем анализа путей передачи влияния факторов риска на инвестиционные выгоды; включать компенсацию статических рисков в различные инвестиционные затраты на разработку проекта, проектировать динамическую ставку дисконтирования для компенсации динамических рисков в процессе добычи нефти и интегрировать риски в процесс экономической оценки через компенсацию. Это позволяет не только исключить возможность пересчета рисков, но и эффективно сочетать оценку риска и выгоды как решение проблемы субъективности принятия решений по двойственному объективному критерию выгоды и риска. Объекты инвестиционной деятельности относятся к определенным бизнес-сегментам (нефтедобыче, переработке и сбыту), имеющим свои особенности, которые описаны в таблице.

Таблица

Особенности бизнес-сегментов инвестиционной деятельности

Бизнес-сегмент

Ключевые особенности инвестиционной политики

Нефтедобыча

(UPSTREAM) 

1. инвестируются направления развития и обустройства месторождений (например, проведение геолого-технических мероприятий, зарезка боковых стволов, и т.д.);

2. инвестируются геологоразведочные работы (относящиеся к так называемым, неразведанным месторождениям);

3. инвестируются альтернативные варианты транспортировки нефти к потребителям, необходимые в условиях ограниченных возможностей системы трубопроводного транспорта (например, приобретение танкеров, строительство железнодорожной ветки, и т.д.)

Переработка и сбыт (DOWNSTREAM)

4. инвестируются проекты по строительству НПЗ и ГПЗ, либо варианты их реконструкции (например, строительство комплекса глубокой переработки сырья на основе каталитического крекинга);

5. инвестируются проекты по развитию каналов сбыта (строительство новых АЗС и нефтебаз)

Чтобы эффективно интегрировать оценку рисков и оценку выгод и облегчить принятие инвестиционных решений, необходимо сначала проанализировать факторы риска инвестиций в нефтеперерабатывающую отрасль и их типы, а затем количественно оценить пути их влияния на выгоды развития и включить их в процесс оценки выгод в форме компенсации риска [3].

В проекте компенсации ресурсных рисков количественно оценивают этот тип рисков в извлекаемом резерве и утверждают, что ресурсные риски должны быть компенсированы корректировкой резерва, которая признана и принята в настоящей работе. Модель коррекции резерва приведена в уравнении 1:

N∗=N⋅(1−Sd−Sg)⋅Sp⋅IOC% (1)

где N* – скорректированный запас;

N – первоначальный извлекаемый запас;

IOC% – акции, принадлежащие инвестору;

Sd – поправочный коэффициент для отклонений глубины захоронения;

Sg – поправочный коэффициент при отклонениях рельефа местности;

Sp – поправочный коэффициент для отклонений качества ресурсов [4].

Далее следует дополнение к модели, предложенной ранее. Начнем с того, что, хотя влияние качества ресурсов в конечном счете выражается ценой реализации, а не извлекаемым запасом, корректировка запасов по существу идентична корректировке цен реализации, что не вызывает возражений. Кроме того, в модели исключаются технический прогресс, технический риск и внутренние риски предприятий, что, очевидно, является дефектом. Кроме того, что касается экономического риска, то количественно оценивается риск инвестиционной среды каждой страны и соответственно разрабатывается коэффициент риска для корректировки резервов, который в настоящей работе не затрагивает. Инвестиционная среда каждой страны эволюционирует со временем, которое не должно быть представлено ни постоянным числом, ни компенсироваться резервами. Вместо этого следует построить режим динамической компенсации.

С точки зрения технических рисков, кроме технологии добычи, все остальные технологии разведки, бурения, разрыва пласта и другие аспекты рассматриваются как статические риски, поскольку продолжительность разведки и наращивания производственного потенциала относительно невелика [5]. Различные инвесторы могут обладать различными техническими возможностями и сталкиваться с различными уровнями рисков. Считается, что технические риски приведут к изменениям в инвестициях. Соответственно, коррекция, основанная на технических рисках, показана в уравнении 2:

I∗i=Ii⋅(1+St-i) (2)

где I *i – сумма инвестиций после компенсации технического риска i;

Ii – теоретическая сумма инвестиций, когда риск I не возникает;

St – поправочный коэффициент для технического риска i.

Для коэффициента коррекции риска возникновение рисков оказывает влияние на фактическую сумму инвестиций, и сумма инвестиций должна постепенно уменьшаться в связи с техническим прогрессом и эффектами обучения. Поэтому уравнение 3 используется для количественной оценки, не задумываясь о техническом прогрессе и эффектах обучения.

С=1Н∑с J=1 н(Iij-а−Iij-е)/Iij-е+ Si (3)

где при условии, что проектировщик выполнил n аналогичных проектов, Iij-a – фактическая сумма инвестиций типа i инвестиций для предыдущего проекта j под воздействием рисков;

Iij-e – ожидаемая сумма инвестиций типа i инвестиций для предыдущего проекта j;

Si - поправочный коэффициент для эффектов обучения в течение периода инвестиций типа I.

Следует отметить, что из-за существенного наличия технического прогресса фактическая сумма инвестиций в проект может быть ниже ожидаемой суммы инвестиций, при которой расчетный С-i может быть отрицательным. На самом деле эта коррекция компенсирует не только технический риск, но и технический прогресс, который, по сути, компенсирует техническую неопределенность.

Статические ресурсные и технические риски считаются поддерживающими постоянный уровень риска в течение короткого периода времени, для чего разрабатывается режим компенсации риска в соответствии с извлекаемым резервом и соответствующими инвестициями. Тем не менее, производственно-технологические, экономические и внутренние риски проявляются с большой длительностью воздействия, в течение которой уровни риска изменяются со временем и не могут быть компенсированы за счет резерва или определенных инвестиций.

Идея компенсации основана на динамической ставке дисконтирования. Динамические риски инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли в основном возникают на этапах добычи и реализации [6]. Только ставка дисконтирования влияет на денежный поток на этих этапах, который относится к норме прибыли, используемой для преобразования будущей ожидаемой выручки в течение ограниченного периода времени в текущую стоимость. Очевидно, что такие факторы, как цена на нефть, политический риск и риски инвестиционной и финансовой среды, должны быть компенсированы ставкой дисконтирования. В данной работе динамические факторы риска компенсируются с помощью наиболее прямого метода суммирования факторов, модель которого приведена в уравнении 4:

i∗=i0+irisk (4)

где i* – ставка дисконтирования нефтегазовых инвестиций;

i0 – безрисковая норма доходности;

irisk – коэффициент компенсации риска.

В соответствии с идентификацией риска, ставка дисконтирования при динамической компенсации риска может быть рассчитана с помощью эквалайзера 5:

I∗т=i0−т+iТ-Т+i-Т+ii-Т (5)

где I*т риск – компенсации учетной ставки за год ТТГ нефтеперерабатывающего инвестиционного проекта;

i0−Т – безрисковая ставка доходности в год ТТГ;

ie-Т, Т T-ii риска – компенсация коэффициентов для внутреннего и риск, промышленный риск, риск финансирования и рисков, связанных с деятельностью принимающей страны ресурсов в году T. Следует отметить, что колебания мировых цен на нефть влияют на всю отрасль в целом. В этой связи риск изменения цен на нефть должен быть включен в промышленный риск, чтобы избежать повторения.

Что касается производственного технологического риска, то он должен быть включен в операционные расходы, как и другие технические факторы, но не должен компенсироваться ставкой дисконтирования, хотя и является долгосрочным динамическим риском. Режим компенсации технологического риска производства приведен в уравнении 6:

C∗opex=Copex⋅(1+Spr)

Spr=1Н∑с J=1 (6)

где c*opex – это операционные расходы после возмещения производственных технологий риск;

Spr – это поправочный коэффициент для технологии производства [7].

Этот показатель особенно информативен при оценке проектов с разными начальными вложениями и разными сроками реализации.

Критерий рентабельности может давать результаты, противоречащие критерию чистой приведенной стоимости, если рассматриваются проекты с разным объемом инвестированного капитала. При принятии решения необходимо учитывать инвестиционные возможности предприятия, а также то обстоятельство, что показатель инвестиционной эффективности проекта больше отвечает интересам акционеров с точки зрения увеличения их капитала.

Нефтеперерабатывающая промышленность в России всегда была привлекательной для инвестиций. Однако в настоящее время отсутствует необходимый приток капиталовложений, обеспечивающих экономический рост в отрасли, в связи с тем, что в условиях экономической нестабильности характерные для отрасли долгосрочные инвестиции являются рискованными.

Одна из наиболее важных причин, сдерживающих инвесторов – это стереотип о долгосрочной рентабельности инвестиций в этой отрасли. На практике в российские НПО постоянно вкладываются различные виды инвестиций с коротким сроком окупаемости. Более того, эти проекты очень эффективны [8].

По всем рассчитанным показателям вложение является эффективным. Кроме того, он имеет чрезвычайно короткий срок окупаемости.

Было предложено рассмотреть эффективность инвестиций нефтеперерабатывающую отрасль с учетом возможных рисков, которые могут возникать в данной сфере у предприятий. Уравнения, приведенные для этого, показывают, что риски в данной отрасли существуют, но при этом окупаемость их в большей степени зависит от производства. У крупных инвестиционных проектов степень окупаемости куда быстрее, чем у более мелких.

Таким образом, мы рассмотрели показатели оценки эффективности инвестиционных проектов нефтеперерабатывающей отрасли. Для каждого инвестиционного проекта предложены шесть уравнений, которые позволят рассчитать риски и рассмотреть проект с точки зрения выгоды инвестиций. В целом, в нефтеперерабатывающей отрасли в России сейчас нет стабильного положения, целесообразно рассматривать инвестиции краткосрочные.

Текст статьи
  1. Бондаренко Т.Г., Жданова О.А. Методика оценки экономической эффективности инвестиционных проектов в компаниях нефтехимии // Инновации и инвестиции. 2019. №6.
  2. Бреус Н.Л. Проблемы и риски, возникающие в процессе реализации инвестиционно-строительных проектов, на стадии формирования стоимости работ и их оплаты // Московский экономический журнал. 2019. №10.
  3. Ермишов К.В., Конягина М.Н. Современные подходы к оценке эффективности инновационных проектов в области утилизации газовых выбросов нефтехимических производств // Управленческое консультирование. 2019. №6 (126).
  4. Катасонов В.Ю, Морозов Д.С., Петров М.В. Проектное финансивароние: Мировой опыт и перспективы для России. – М.: Анкил, 2011г.
  5. Колтынюк В.А. Инвестиции. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А. 2012г.
  6. Корчагин Ю.А. Инвестиции и инвестиционный анализ. – Ростов-на-Дону: Феникс Ростов н/Д, 2010г.
  7. Мукасеев Р.К., Гожко М.А. Финансовое обеспечение инвестиционной деятельности компаний нефтехимической промышленности // Вестник МФЮА. 2015. №2.
  8. Яшин С.Н., Охезина Г.М., Белова Н.В. Формирование системы показателей для оценки готовности нефтехимических предприятий к реализации проектов инноваций // Финансы и кредит. 2018. №2 (770).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 декабря по 15 декабря
Осталось 13 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
19 декабря
Загрузка в elibrary
19 декабря
Рассылка печатных экземпляров
23 декабря