Язык как объект когнитивных исследований

Язык как объект когнитивных исследований

В статье рассматриваются языковая деятельность человека как когнитивный механизм, участвующий в представлении и преобразовании информации. При описании познавательной деятельности используются ключевые понятия, относящиеся к классификационной деятельности – категоризация и концептуализации, где категоризация обозначена процессом выделения групп, классов, других подобных объектов, мысленные ассоциации объектов или событий с определенными категориями, а концептуализация – это процесс, включающий понимание человеческой информации и ведущий к формированию концептов, концептуальных структур и всей концептуальной системы в человеческом мозгу.

Аннотация статьи
языковая картина мира
концептуализация
категоризация
сознание
языковые знаки
Ключевые слова

Вопрос о соотношении языка и мышления непосредственно является одним из основных вопросов исследования различных дисциплин, в первую очередь лингвистики и философии. Невозможно представить себе, что изучение человеческих знаний и человеческой деятельности не зависит от языка.

Проблема связи между языком и мышлением заключается в определении степени и природы языка, способа воздействия на человеческое мышление и влияния мышления на языковую деятельность.

Язык – это основной атрибут человека, принцип «формирования человека». Нет сомнений в том, что формирование человека как разумного существа начинается с появления осознанных слов, словесное выражение вместе с физическим трудом является мощным средством развития человека, его сознания и всего общества. Ранняя стадия становления человека связана с возникновением труда, формированием сознания и самосознания человека как члена коллектива. С развитием языка как сигнальной системы он может передавать информацию об окружающей действительности, позволяя людям говорить абстрактно, исходя из конкретных объектов и ситуаций, и мыслить абстрактно, что не только предоставляет возможности для общения между конкретными членами коллектива, это также создает условия для получения социального опыта.

Человеческое общество возрождает язык и также активирует языковую систему. Однако язык не может быть описан без учета когнитивного процесса.

Процесс сознания может осуществляться независимо от языка. Однако невозможно формировать мысли, не опираясь на внешние слова. Поэтому, по мнению М.В. Никитина, «без языка невозможны высокоуровневые связи в мозгу (соответствующие этому уровню сознания)» [10, с. 265]. Однако автор далее указывает, что эти связи в достаточной степени независимы от языка, на котором они представлены, и языка, на котором они отображаются. Но по необходимости «мышление всегда связано со звуком языка; в противном случае мысль не может достичь ясности, а выражение не может быть понятым» [3, с. 75].

Современные люди не отражают мир вне языка. Конечно, невербальные методы передачи информации также могут использоваться для общения без использования языка. Но основная часть информации по-прежнему передается языком и голосом. Уникальность языка как системы символов состоит в том, что он является не только продуктом познавательной деятельности человека, но и одним из основных способов осуществления такой деятельности.

В социальной практике люди постоянно меняются. С одной стороны, человеческое мышление похоже на реальный мир; с другой стороны, оно похоже на язык, потому что взаимосвязанные сущности постоянно находятся в движении, меняя форму и значение. «Язык унаследовал предыдущий материал и структуру, но должен выражать вещи, состав и объем которых постоянно меняются. Для этого он использует старые материалы, чтобы противостоять новым выразительным задачам, или вводит лексемы» [10, с. 266].

Не все знания могут быть выражены посредством языка, но, тем не менее, человеческая жизнь неотделима от языка. Он вплетен в важнейший вид человеческой деятельности; «язык – это конституциональная познавательная способность человека» [8, с. 32].

«Фактически, язык как бы становится прозрачным и позволяет людям видеть внутренний мыслительный процесс говорящего» [3, с. 171]. Таким образом, язык как когнитивный механизм, участвующий в представлении и преобразовании информации, стал предметом исследования когнитивной лингвистики.

Ярко выраженные знания – это лишь небольшая часть знаний носителей языка. Как и весь реальный мир, эта «система» знаний мобильна и будет меняться в зависимости от новых данных. У лингвистов этот вопрос вызвал большой интерес, потому что посредством анализа языковых форм и путей вербализации ими знаний можно понять способ мышления людей, то, как структура языка отражает структуру мысли и как устроена картина мира.

Картина мира – это психологическая структура, существующая не в языке, а в сознании. Но это может быть выражено языком, потому что получение, обработка, хранение и мобилизация информации напрямую связаны с использованием языка. Однако прямая структура языка, то есть способ выражения знаний, согласуется с социальным и культурным опытом людей, потому что основная функция языка заключается в передаче информации.

По мнению Ю.Д. Апресяна, каждый естественный язык отражает способ осмысления мира. Коллективная философия навязывалась всем носителям языка [1].

По словам А.Д. Шмелева, «язык, с одной стороны, отражает характеристики внеязыковой реальности, которые кажутся связанными с культурным носителем языка, с другой стороны, язык, особенно значение слов, используется в родном языке. Носитель языка начинает отталкиваться от своего родного языка, при видении мира и ладить с концептуализацией мира, свойственной этой культуре» [12, с. 35].

Концептуальная и семантическая структура взаимосвязаны, но концептуальная информация не может быть сведена к семантической информации. Языковые знаки позволяют реализовывать мысли о вещах в уме, адаптировать мысли к вещам, тем самым привлекая скрытую информацию, необходимую для понимания содержания вещей. «Причина, по которой взаимопонимание превратилось в язык, заключается не в том, что людям заранее предоставляется определенный минимум с тем же значением, а в том, что они всегда могут полагаться на единство мира и свою собственную природу в смысле нахождения достаточно точек соприкосновения» [10, с. 39].

Система ценностных ориентаций и определенная концептуализация действительности, исторически сформировавшаяся в повседневном сознании данного языкового сообщества и отраженная в языке, являются языковой картиной мира.

В формировании языковой картины мира важную роль играет «внутренний словарь», в котором фиксируются заученные слова и их атрибуты или система, которую иногда называют «словесной памятью» [7, с. 47]. Она представляет собой коллективный опыт говорящих в персонализации различных объектов мира и их классификации и категоризации. Информация, полученная в процессе познавательной деятельности испытуемого, «получает отражение и фиксацию в языковой форме» [6, с. 10]. Участие языка в когнитивном процессе, несомненно, огромно, потому что «роль слов эквивалентна роли лазерного луча при считывании схемы: он позволяет получить определенные аспекты многомерных изображений мира среди всех связей и отношений [5, с. 245].

Языковая картина мира «является элементом концептуальной картины мира» и отражает концептуальную картину мира через язык [11, с. 13]. Концептуальной картиной мира называют концептуальное представление реальности, которое существует в ее различных внешних и внутренних связях в виде определенной концептуальной системы. Она не только включает в себя наиболее универсальные и потенциально универсальные концепции всех культур, но также включает общее представление человечества об окружающей действительности. Концептуальная картина мира намного богаче, чем языковая картина мира. Она произвольно изменчива, поскольку ее создание включает в себя различные типы мышления, в том числе невербальное мышление. Однако, изучая языковую картину мира, люди могут определить «приблизительную проекцию нашей системы понятий знаний, включая некоторые врожденные концепты и концепты, выработанные в познавательной деятельности субъекта» [7, с. 47].

Языковая деятельность считается одним из «когнитивных методов», основанных на когнитивных способностях, что составляет верхнюю ступень когнитивных умений. Поэтому взаимосвязь между концептуальной структурой и ее языковой объективизацией стала предметом обсуждения многих исследователей.

Понимание реальных событий или словесных событий происходит благодаря построению определенного ментального представления при условии, что когнитивное устройство человека, имеет общие знания о таких ситуациях. Поэтому в рамках когнитивных методов ключевой категорией являются знания, объединяющие знания о мире и языковых системах.

При описании познавательной деятельности используются ключевые понятия, относящиеся к классификационной деятельности – категоризация и концептуализация.

Чтобы понять информацию, которую человек получил, она должна быть структурирована. Структурные принципы представлены способами и категоризации и концептуализации.

В когнитивной лингвистике под категоризацией понимается «обобщение явлений, объектов, процессов и т. д., в категории…» [7, с. 42]. Категоризация – это выделение групп, классов, других подобных объектов, мысленные ассоциации объектов или событий с определенными категориями.

Классификация относится к мыслительному процессу (умственному манипулированию), такому как узнавание [10]. Категоризация очень близка к классификации, потому что в обоих случаях объект будет отличать определенный атрибут и относить согласно этому атрибуту к классу объекта. Однако категоризация вторична по отношению к классификации.

По мнению В. фон Гумбольдта, необходимо учитывать тот факт, что язык, какую бы форму он ни принимал, всегда является духовным воплощением духовной жизни страны, независимо от того, насколько мы фиксировали, выделяли в языке, все, что в нем воплощено, однако его конкретное проявление до сих пор неизвестно, здесь кроется тайна языкового единства и духовной жизненности [3, с. 72].

Знания о мире хранятся не только в обобщенно категориальной форме в виде понятий о категориях и классах, что является конечным результатом процесса категоризации. Упорядочение знаний совершается также в другом процессе классификационной деятельности – концептуализации.

Концептуализация – это процесс, «включающий понимание человеческой информации и ведущий к формированию концептов, концептуальных структур и всей концептуальной системы в человеческом мозгу» [7, с. 93].

Конечный результат классификации и концептуализации различен: категоризация предназначена для единообразия, она показывает определенное сходство и делится на более крупные категории; напротив, концептуализация предназначена для выделения единиц с их идеальными значимыми представлениями. И каждое полноценное слово может отражать категорию, принятую за ним многими представителями» [7, с. 42].

Существует два основных подхода к проблеме классификации: Метод объективизма и метод прототипизма. Метод объективизма основан на классической теории категоризации, восходящей к Аристотелю. Согласно объективистскому методу, общие свойства категории не имеют вероятностных свойств, и они должны быть обнаружены во всех объектах данного класса. Принцип категоризации, принятый объективистским методом, не позволяет проводить исследования в области когнитивной психологии.

При определении характеристик, присущих категории, оказывается, что невозможно различить характеристики, общие для всех членов категории, и невозможно одновременно использовать только общие характеристики, потому что некоторые элементы будут иметь определенные характеристики, а другие элементы будут обладать некоторыми из этих характеристик. Следовательно, принадлежность к таким концептуальным категориям обычно определяется не необходимыми и достаточными характеристиками, а факторами, которые могут иметь разную степень важности [2].

Метод прототипа основан на следующих принципах: 1) категории не имеют четко определенных границ; 2) объекты принадлежат к определенной категории на основании их сходства; 3) не все элементы категории имеют одинаковое сходство; 4) в категории есть прототип ядро; 5) все элементы категории сгруппированы вокруг ядра прототипа; 6) не прототипы категории занимают промежуточное положение между категориями [9, с. 37].

Категории не являются устоявшимися и однородными формами. Они определяются архетипами и сущностями. Эти архетипы и сущности связаны семейным сходством и могут быть адаптированы в соответствии с различными целями. Для каждой категории предполагается понятие внутренней структуры. По мнению В.З. Демьянкова, окружающие архетипы показывают, что человек не только «осваивает» реальность, но также активно и целенаправленно организует ее определенным образом для определенных целей [4, с. 25].

С одной стороны, семантика прототипа языковых единиц позволяет более глубоко понимать структуру и содержание концептов, составляющих основу соответствующих языковых категорий, принципов организации этих категорий и языковых знаний, с другой стороны, о взаимодействии языковой структуры и познания в процессе формирования смысла высказывания.

«Вся познавательная деятельность человека может рассматриваться, как развитие способности ориентироваться в мире, и эта деятельность связана с необходимостью узнавать и различать предметы» [4, с. 90]. Многие ученые отдают важную роль в процессе концептуализации и категоризации человекоцентричному фактору, человек выбирает языковое выражение, способы описать конкретную ситуацию и понять положительную роль этого процесса мотивации выбора [4, с.25; 3, с. 77].

По мнению В.З. Демьянкова, «познание сильно структурировано, и фокус когнитивной структуры состоит в отражении структуры внешнего мира в связи с потребностями социальной деятельности» [4, с. 25]. Когнитивная модель разработана, чтобы помочь понять ту часть опыта человека, которая ограничена человеком и воспринимается им. На самом деле, «даже в простейшей форме выражения голосовая активность представляет собой комбинацию личных идей и общечеловеческой общности» [3, с. 77]. Рассматривая языковой процесс с точки зрения антропоцентризма, считается, что концептуальная картина мира является психологически важной по сравнению с языковой картиной мира носителя языка, поскольку первая богата содержанием, а семантика языковых единиц формируется на основе концептуализации, определяется характером концептов, получивших в языковых единицах свою объективизацию.

Однако, хотя концепции и семантические структуры связаны друг с другом, концептуальная информация не может быть отнесена к семантической информации. Потому что язык - только один аспект общей психологии субъекта.

По мнению Е.С. Кубряковой, человеческий опыт каким-то образом обобщается – он обрабатывается и классифицируется еще до того, как будет использован в языке. «Язык в филогенезе и онтогенезе – это речевой этап формирования концептуальной системы в сознании человека. Можно предположить, что некоторые базовые понятия уже существуют» [8, с. 34].

В любой форме психологической деятельности, направленной на реальный мир, мышление должно согласовываться с отражаемым миром. Объявляя о своем существовании и концепты, и концептуальные системы в духовной деятельности, могут иметь вербальное выражение. Однако следует помнить, что цель языковой единицы и ее наличие в значении выражения не следует рассматривать в отрыве от определенных когнитивных факторов.

Текст статьи
  1. Апресян Ю.Д. Избранные труды, том I. Лексическая семантика. М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. - 472 с.
  2. Витгенштейн Л. Философские исследования / Л.Витгенштейн // Новое в зарубежной лингвистике. - М.: Прогресс, 1985. - Вып. 16: Лингвистическая прагматика. – С.79-129.
  3.  Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. М.: Изд-во «Прогресс», 1984. - 400 с.
  4. Демьянков В.З. Теория прототипов в семантике и прагматике языка/ В.З.Демьянков // Структуры представления знаний в языке. - М.: ИНИОН, 1994б. - С.32-86.
  5. Залевская А.А. Психологический подход к проблеме концепта // Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2001. – С. 35–40.
  6. Кравченко A.B. Язык и восприятие / А.В.Кравченко. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1996. - 160 с.
  7. Кубрякова Е.С. Концепт // Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996. - С. 90 – 93.
  8. Кубрякова Е.С. Сознание человека и его связь с языком и языковой картиной мира / Е.С.Кубрякова // Филология и культура: материалы IV международной научной конференции, 16-18 апр. 2003 г. / отв. ред. Н.Н. Болдырев. - Тамбов: Изд-во ТГУ им. Н. Г. Державина, 2003. – С.32- 34.
  9. Лапшина М. Н. Семантическая эволюция английского слова (изучение лексики в когнитивном аспекте) / М.Н. Лапшина. - СПб.: Изд-во СПГУ, 1998. - 159 с.
  10. Никитин М.В. Основание когнитивной семантики: учебное пособие / М.В.Никитин. - СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2003. – 277 с.
  11. Токарев Г.В. Проблемы лингвокультурологического описания концепта (на примере концепта «трудовая деятельность»): учебное пособие / Г.В.Токарев. - Тула: Изд-во ТГПУ им. Л.Н.Толстого, 2000. – 92 с.
  12. Шмелев А.Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 224 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 декабря по 15 декабря
Осталось 12 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
19 декабря
Загрузка в elibrary
19 декабря
Рассылка печатных экземпляров
23 декабря