Цифровые права: основные проблемы законодательства

Цифровые права: основные проблемы законодательства

В связи с информатизацией общества в закон приходят новые технологии. Законодатель пытается максимально легализовать данные новеллы, для возможности регулирования цифровых прав и всего что с ними связанно. Но конкретизировать свою позицию законодатель не спешит, оставляя поле деятельности для изменений на будущее.

Аннотация статьи
цифровая экономика
криптовалюта
информационная система
цифровые права
майнинг
Ключевые слова

В настоящее время все больше мы переходим на цифровой оборот денежных средств. Появляются различные цифровые валюты, так называемые криптовалюты. Но что же такое криптовалюта? И как получается, что она стоит так дорого? С математической точки зрения криптовалюта – это набор чисел. Для того что бы выстроить эти числа в определенной последовательности нужно оборудование, так называемые майнинговые фермы, которые производят расчеты цифр той или иной криптовалюты. Так как майнеров становиться все больше, а соответственно самой валюты становиться меньше, то и расчеты производить сложнее, сначала было достаточно обычного компьютера, то сейчас для этого нужно более мощное оборудование.

Майнинг криптовалюты можно сравнить с добычей золота или других драгоценных металлов. Так же требует больших затрат по добыче, так же чем больше его добывается, тем меньше остается его в природе, тут точно так же, но только в цифровой среде.

То есть название «цифровое право» берет свое начало именно тут, в самой технологии расчетов чисел.

«Цифровое право» само по себе является достаточно большой проблемой для государства, потому как, право само по себе есть, хотя и законодательно оно утверждено в статье 141.1 ГК РФ, но по факту его нет, большинство юристов не признают вообще существования такого права, хотя в реалиях жизни мы огромное количество времени проводим в цифровом пространстве. Люди работают и отдыхаю в интернете. Получается, что большую часть жизни мы проводим в сети. Но наш права, цифровые права, никак не могут признать, появилось название в Гражданском кодексе «Цифровое право».

По мнению некоторых ученых его не стоит выделять именно как отрасль права, то есть если ты называешь право «цифровым», то само это признание вызывает проблему восприятия недостаточности понимания и осознания данной проблемы.

Мы переживаем век цифровизации и вступление в новую эру информационных технологий, невозможность понять их приведет к ряду проблем по их распределению. Изначально в проекте государственной думой эти права были привязкой для децентрализованных платформ в сети интернет, которые служат заработком. Данное определение помогло определить смысл этого термина, но ведь нельзя свести цифровое право только к одним децентрализованным платформам, поэтому законодатель принимает решение расширить понятия «цифрового права», в силу чего возникают другие проблемы, а не слишком ли большой объем прав включен в него, например право на создание картины, будет регулироваться авторским правом, а право на создание этой же картины в сети интернет, с использование интернет ресурсов будет регулироваться цифровым правом? Или мы получим новые подвиды прав, цифровое авторское право? Или другой пример относительно покупок, например, в интернет-магазинах? Если я покупаю продукты в обычном магазине, то это будет договор розничной торговли, а если я покупаю в интернет-магазине, то получается это должен быть цифровой договор розничной торговли? То есть практически любую отрасль права мы можем перевести в киберпространство и назвать цифровой, прописав лишь особенности заключения таких сделок? На самом деле впадать в крайности не нужно, проблема лишь в том, что непосредственно можно отнести к цифровому праву, которое трактует нам законодатель, а что собственно никакого отношения к нему иметь не будет.

С самого начала цифровое право рассматривалось не как отдельная часть права, а скорее как совокупность рассматриваемых разнонаправленных правовых норм, относившимся к интернет-отношениям. В некоторых странах до сих пор остается такая позиция по формированию «цифрового права». То есть скорее в нашем понимании использовать формулировку «цифровое право» нельзя, скорее это можно назвать интернет-правом, так статья 141.1 вводит понятия «цифрового права», которое включает в себя следующую дефиницию: «Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам». То есть законодатель конкретизировал, что можно отнести непосредственно к цифровому праву. За рубежом данные понятия очень схожи. Digital law и digital rights имеют одинаковый перевод в обоих случаях расшифровка имеет одинаковый смысл но если переводить до словно то law это закон, right же переводиться как право, то есть можно сделать следующий вывод что понятие digital law имеет более широкий смысл, чем digital rights.

Нужно определиться, откуда собственно пошло цифровое право и что изначально оно под собой подразумевало. Может цифровое право появилось вместе с созданием первого компьютера или сети интернет. Для нашей ситуации, наверное, подойдет следующая трактовка. Скажем, наверное, правильно, законодательно сформулировано оно только недавно, с 1 января 2020 года появился Федеральный закон, первый Федеральный закон регулирующий деятельность инвестиционных платформ, который собственно позволил создать правовые механизмы, регулирующие отношения возникающие при финансировании и инвестировании проектов широким кругом инвесторов с использованием информационных технологий.

Можем проанализировать позицию относительно цифрового права нескольких авторов, например В.Д. Зорькин считает, что «цифровизация социальной жизни привела к появлению ранее неизвестных так называемых цифровых прав. Под цифровыми правами понимаются права людей на доступ, использование, создание и публикацию цифровых произведений, на доступ и использование компьютеров и иных электронных устройств, а также коммуникационных сетей, в частности сети Интернет» [1] то, что можно назвать как раз таки digital law. Гражданский кодекс дает нам немного другое понятие, хотя и носящие очень общий характер. Формулировка закона несет достаточно общую дефиницию. По такой формулировке к «цифровым правам» можно отнести и бонусы различных программ магазинов и банков.

Для решения данного противоречия законодатель должен создать новую формулировку цифровых прав, вполне возможно конкретизировав каждое из них, уточнив, по категориям, или же наоборот, выделив все, что можно отнести к «цифровым правам» в отдельный федеральный закон, таким образом регламентировать их регулирование в условиях современной цифровой экономики. Возможно выделить по аналогии с европейскими странами, интернет-право, и тогда можно предположить, что цифровые права будут «объектом интернет права».

Текст статьи
  1. Зорькин В.Д. Право в цифровом мире: выступление на Петербургском международном юридическом форуме // Российская газета. N 115. 2018.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 16 января по 22 января
Остался 1 день до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
26 января
Загрузка в elibrary
26 января
Рассылка печатных экземпляров
01 февраля