Цифровая и публичная дипломатия в глобальной коммуникации

Цифровая и публичная дипломатия в глобальной коммуникации

В статье последовательно анализируются понятия цифровой и публичной дипломатии как инструменты внешнеполитического управления в современной глобальной коммуникации. Сопоставляются различные подходы к определению понятий, выявляются закономерности их использования.

Аннотация статьи
«мягкая сила»
глобальная коммуникация
пропаганда
новые медиа
Ключевые слова

Межкультурная коммуникация приобрела по-настоящему глобальный характер благодаря интернет-революции, которая изменила традиционные представления о параметрах и инструментах взаимодействия, затронула практически все стороны жизни, включая международные отношения. Благодаря интернет-коммуникации в данной сфере вполне оформилось новое явление – цифровая дипломатия. Последняя воспринимается, как правило, как форма публичной дипломатии. Однако констатацией родовидовых отношений связь данных явлений далеко не исчерпывается и требует уточнения.

Интернет – «средство коммуникации, позволяющее публиковать, обмениваться и хранить информацию» [4, с. 16] – стал центральным элементом публичной и межличностной коммуникации, информационной площадкой, благодаря которой миллионы людей приходят в открытые диалоговые пространства. Постоянно растущее число коммуникативных акторов, которые вовлекаются в социально-политический процесс через Интернет, становится одной из центральных проблем управления в глобальной коммуникации.

Следует отметить, что возникновение термина «публичная дипломатия» не связано с появлением Интернета. Впервые этот термин появился почти 150 лет назад в газете New York Times в 1871 г. Термин «публичная дипломатия» использовался для указания на противоречивость внешней политики администрации США, проводимой в то время в Латинской Америке. Более определенное понимание явления публичной дипломатии появляется после широко известного выступления Вудро Вильсона на Версальской конференции, в котором был выдвинут тезис о том, что дипломатия должна быть открытой. Полтора века определение и сущность понятия трансформировалась, отражая стремительные изменения во всем мире: и социальные, и научно-технические, и политические. Европейская комиссия в 2014 году закрепила следующее рабочее определение: «Публичная дипломатия относится к процессу, посредством которого страна (или иной субъект) стремится к укреплению доверия и взаимопонимания путем взаимодействия с более широкой иностранной общественностью за пределами межправительственных отношений, которые, как правило, были в центре дипломатических усилий» [European].

Специфика публичной дипломатии заключается, прежде всего, в том, что ее адресат – развитое общество, которое пусть пока и не всегда умело, но может использовать различные источники получения информации. Публичная дипломатия становится постепенно становится привычным компонентом общей дипломатической практики. В целом ряде двусторонних отношений она уже стала хлебом насущным для многих дипломатов, как, например, в американо-канадских отношениях, в отношениях между западноевропейскими странами или между некоторыми странами Юго-Восточной Азии. В конце прошлого века Ганс Тух уже определял публичную дипломатию как «процесс взаимодействия государства с зарубежной общественностью в попытке добиться понимания идей и идеалов своей нации, ее институтов и культуры, а также ее национальных целей и политики" [2, с 3]. Следуя данному определению, мы можем заключить, что публичная дипломатия открывает возможности для разрушения стереотипов о других национальностях и государствах, которые все еще транслируются от поколения к поколению не без помощи национальных СМИ, а также повлиять на национальный брендинг, а значит на инвестиционный климат страны, туристическую привлекательность, рейтинг доверия государственной власти и многое другое. Однако это определение не учитывает специфику глобального социально-политического пространства, традиций профессиональной дипломатии. Иными словами, публичная дипломатия не заменит традиционную.

Таким образом, можно заключить, что публичная дипломатия – это особый вид социально-политической деятельности, используемый государствами, ассоциациями государств и некоторыми надгосударственными и негосударственными акторами, а также отдельными людьми, оказывающими влияние на международную общественность. Основные цели публичной дипломатии видятся в следующем:

  1. установление взаимопонимания между представителями различных культур, взглядов, менталитета;
  2. управление общественными отношениями в глобальной коммуникации;
  3. продвижение своих интересов и ценностей в глобальном социально-политическом пространстве;
  4.  влияние на мнение широкой международной общественности и побуждение её к определенным действиям в своих интересах.

В обозначенном контексте цифровая дипломатия является историческим результатом развития публичной дипломатии. В данном отношении она предстает как разновидность публичной дипломатии, которую до сих пор, наряду с термином «цифровая дипломатия» (digital diplomacy), пытаются определить с помощью разных терминов: «публичная дипломатия Web 2.0» (public diplomacy Web 2.0), «интернет-дипломатия» (e-diplomacy, Internet diplomacy), «кибер-дипломатия» (cyber-diplomacy), твипломатия (Twitter diplomacy, twiplomacy). Однако все они, так или иначе, имеют в виду внешнеполитическую деятельность на основе интернет-технологий.

Н.А. Цветкова дает следующее определение: цифровая дипломатия – это «механизм влияния на зарубежную аудиторию посредством следующих методов: размещение радио- и телепередач в сети Интернет, распространение в открытом доступе литературы о стране в цифровом формате, мониторинг дискуссий в блог-пространстве, создание персонифицированных страничек членов правительства и других официальных лиц в социальных сетях, а также рассылка информации через мобильные телефоны» [1, c.5]. Как видим, здесь технологический аспект явления выдвигается на первый план («механизм») и справедливо замыкается на интернет-коммуникации. Действительно, сегодня каждое сколько-нибудь значимое печатное СМИ, радио, телеканал, журналист, общественный деятель непосредственно связаны с Интернетом. Но это также свойственно и правительствам, чиновникам, публичным политикам, фондам, корпорациям. Они также имеют страницы в социальных сетях, имеют свои информационные веб-сайты, ведут блоги и т.д. Публичная политика не узурпировала право на Интернет. Инструменты интернет-коммуникации свободно используется всеми, кто желает быть активным актором в современной глобальной коммуникации.

Подводя итог, еще раз отметим, что понятия публичной и цифровой дипломатии находятся в родовидовых отношениях. Являясь результатом исторического поиска публичной дипломатией средств для более эффективного влияния на международные отношения, цифровая дипломатия предоставила новые коммуникативные технологии и для традиционной (профессиональной) дипломатии. В то же время возможности цифровой дипломатии в глобальной коммуникации нельзя считать исчерпывающими.

Текст статьи
  1. Цветкова, Н.А. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914 - 2014 гг. : автореферат дис. ... доктора исторических наук : 07.00.15 / Цветкова Наталья Александровна; [Место защиты: С.-Петерб. гос. ун-т]. - Санкт-Петербург, 2015. - 51 с.
  2. European Parliament Preparatory Action "Culture in EU External Relations". European Commission, 2014.
  3. Tuch, H. Communicating With the World: US Public Diplomacy Overseas. New York: St Martin’s Press, 1990.
  4. Westcott, N. Digital diplomacy: The impact of the internet on international relationsт. Research Report. Oxford: Oxford Internet Institute: 2008, July.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 31 июля по 06 августа
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
10 августа
Загрузка в eLibrary
10 августа
Рассылка печатных экземпляров
18 августа