Взаимосвязь опыта отношений с матерью и автономии личности на примере юношеского возраста
научный журнал «Актуальные исследования» #23 (26), декабрь '20

Взаимосвязь опыта отношений с матерью и автономии личности на примере юношеского возраста

В статье представлены результаты исследования, направленного на изучение взаимосвязи опыта отношений с матерью и автономии личности на примере юношеского возраста. Получено подтверждение гипотезы о том, что с позитивным характером взаимоотношений с матерью связана выраженная автономия личности, а при негативном опыте отношений с матерью автономия является дефицитарной.

Аннотация статьи
автономия
взаимоотношения с матерью
личностная автономия
юношеский возраст
эмоциональная близость
Ключевые слова

Особенности взаимоотношений ребенка с матерью – один из основных факторов развития личности ребенка, значение которого выходит далеко за рамки раннего возраста. Показано, что глубокая эмоциональная связь, возникающая в детстве между ребенком и матерью в результате общения и тесного взаимодействия, оказывает мощное, разностороннее, долгосрочное и во многих отношениях устойчивое влияние на формирование ряда аспектов его эмоциональная, личная и коммуникативная сферы (Дж. Боулби [1], Е.О. Смирнова [6], Г.В. Бурменская [2], Е.С. Калмыкова, М.А. Падун [3] и др.).

Э. Эриксон в своей психогенетической теории описывает влияние установки матери на формирование личности ребенка. Автор рассказывает о приобретении элементарного доверия к миру, а также о формировании личной автономии [7].

В самом общем виде под личностной автономией понимаются такие проявления в поведении, сознании, чувствах и мыслях человека, которые определяются именно его личными мотивами и решениями, а не ситуативными факторами, социальными требованиями или интроецированными правилами. М.К. Мамардашвили определяет автономию как «нечто, производимое на своих собственных основаниях, что является само для себя основанием» [5, с. 253].

При этом практически общепринято, что проявления личной автономии служат показателями достижения личной зрелости, а также личного здоровья и психической устойчивости, показателем положительной направленности в личностном развитии.

Д.А. Леонтьев определяет личную автономию как ориентацию человека на собственный закон развития. Он выделяет четыре значения концепции «автономия»: как отделение человека от социального контекста, как черта личности, как основная потребность и движущая сила, как собственные жизненные принципы и система ценностей [4]. Д. Литтл же определял автономию как способность к изоляции, критическому мышлению, принятию решений и независимому действию [8].

Опираясь на умозаключения Д.А. Леонтьева, отметим, что автономия является не только движущей силой развития, но и позволяет человеку сохранить свое психологическое здоровье и систему ценностей. Общеизвестно, что психологически неустойчивый человек неспособен к автономии и, следовательно, зависит от другого человека и любого внешнего влияния. Это приводит к созданию разного рода зависимых и созависимых отношений, неспособности понять свои собственные, а не свои потребности, цели и желания, а также невозможность защитить себя от дестабилизирующей информации, поступающей извне.

Целью нашего исследования стало изучение взаимосвязи опыта отношений с матерью и автономии личности.

В качестве гипотезы исследования выступило предположение о том, что с позитивным характером взаимоотношений с матерью связана выраженная автономия личности, а при негативном опыте отношений с матерью автономия является дефицитарной.

В исследовании приняли участие 70 человек в возрасте от 18 до 25 лет (7,14% юношей и 92,86% девушек), проживающих в г. Петропавловске – Камчатском, г. Елизово Камчатского края.

Для реализации поставленной цели, сформулированных задач, проверки гипотез и решении конкретных эмпирических задач был подобран специальный комплекс диагностических методик (табл. 1).

Таблица 1

Комплекс диагностических методик эмпирического исследования

Измеряемые показатели

Методики исследования (шкалы)

Блок 1. Личностная автономия

Субъективный контроль

- Опросник «УСК» J.Rotter, адаптация Е.Ф.Бажина, Е.А.Голынкиной, А.М.Эткинда (1984):

· шкала общей интернальности;

- Тест самодетерминации К. Шелдона и Э. Деси в адаптации Е.Н. Осина;

Независимость субъекта

- Самоактуализационный тест Э.Шострома в адаптации Ю.Е. Алешиной, Л.Я. Гозман, М.В. Загика, М.В. Кроз:

· шкала поддержки.

Блок 2. Опыт взаимоотношений с матерью

Особенности эмоциональных отношений с матерью

- Анкета для исследования опыта отношения с матерью у респондентов;

- Модифицированный специализированный семантический дифференциал для оценки детско-родительских отношений М.В. Дерюгиной (на стимул «Мои отношения с матерью в детстве»);

- Модифицированная методика «Незаконченные предложения» Сакса-Леви;

- Опросник «Взаимодействие родитель-ребенок» (И.М. Марковская);

- Модифицированный опросник «Детско-родительские отношения подростков (ДРОП)» О.А. Карабанова, П.В. Трояновская.

Статистический анализ данных включал в себя такие методы математической обработки данных, как: кластерный анализ, сравнительный анализ (t-критерий Стьюдента, φ-критерий Фишера), корреляционный анализ.

Был проведен кластерный анализ с целью выделения групп подростков с разным уровнем автономии. Были выделены 2 кластера с примерно одинаковым распределением: 22 человека – в первом кластере (ЭГ1 – более низкий уровень автономии), 66 человек – во втором кластере (ЭГ2 – более высокий уровень автономии). В табл. 2 представлены средние значения показателей компонентов личностной автономии. Сравнительный анализ степени выраженности показателей личностной автономии позволил установить более высокий уровень всех ее компонентов, за исключением самовыражения, у испытуемых ЭГ2, по сравнению со ЭГ1.

Таблица 2

Средние значения и стандартные отклонения показателей компонентов личностной автономии в группах

Параметр (шкала)

Сред. по выборке в целом

Ср. значение ЭГ1 (более низкий уровень автономии)

Ср. значение ЭГ2 (более высокий уровень автономии)

t эмп

Общая интернальность

28,57

27,09

30,54

2,06 (p=0.05)

Аутентичность (самотождественность

/самоотчуждение)

16,06

15,86

17,46

2,22 (p=0.05)

Самовыражение

9,31

10,23

8,19

4,5 (p=0.01)

Воспринимаемый выбор

18,85

16

21,85

10,22 (p=0.01)

Индекс самодетерминации

14,74

14,03

15,83

4,75 (p=0.01)

Поддержка

50,56

46,45

54,73

3,15 (p=0.01)

Как видно из приведенных данных, для испытуемых второго кластера характерен более высокий уровень автономии, а испытуемые первого кластера отличаются более низкими параметрами личностной автономии (за исключением компонента «самовыражение»). Полученные результаты позволяют обозначить испытуемых первого кластера как респондентов с «более низким уровнем автономии», второго – как респондентов с «более низким уровнем автономии».

ЭГ1 (более низкий уровень автономии личности) – характеризуется склонностью к конформизму, верой в то, что жизнь не находится под их контролем и что большинство событий является результатом случая; зависят от мнения других. В то же время для них характерно субъективное чувство удовлетворения жизнью и представление о том, что она соответствует их желаниям и стремлениям.

ЭГ2 (более высокий уровень автономии личности) - характерной чертой является принятие жизненных решений в соответствии со своими правилами и внутренним миром; ощущение, что человек контролирует свою жизнь; свободны в выборе и не подвержены внешнему влиянию. В то же время для них характерно субъективное ощущение неудовлетворительной жизни и представление о том, что жизнь не ладится.

Проанализируем субъективное восприятие взаимоотношений с матерью в группах с разным уровнем личностной автономии (табл. 3.).

Таблица 3

Сравнение семантических универсалий, полученных с помощью модифицированного специализированного семантического дифференциала в группах

ЭГ1 (более низкий уровень автономии)

ЭГ2 (более высокий уровень автономии)

Дескриптор

Значение

Дескриптор

Значение

Любящие/ненавидящие

-2,23

Любящие/ненавидящие

-2,19

Ненужные/необходимые

2,36

Ненужные/необходимые

1,62

Бесполезные/ценные

2,27

Бесполезные/ценные

1,88

Участвующие/игнорирующие

-1,95

Отстраненные/заботливые

1,77

Главные/второстепенные

-1,77

   

Счастливые/горестные

-1,86

   

Теплые/холодные

-1,91

   

Светлые/темные

-1,82

   

Равнодушные/чувствующие

1,95

   

Ответственные/наплевательские

-1,86

   

Близкие/далекие

-1,86

   

В групповой семантической универсалии оценки «отношений с матерью» при 10%-м интервале допуска все дескрипторы отражают полюс, позитивно характеризующий отношения с матерью в представлении респондентов.

Респонденты обеих групп оценивают свои взаимоотношения с матерью как «любящие», «необходимые», «ценные». Это может говорить нам о том, что респонденты, независимо от степени автономии, любят свою мать и получают тепло взамен, нуждаются в этих отношениях и высоко ценят их.

Отличительной чертой респондентов ЭГ1 (более низкий уровень автономии) является то, что свои взаимоотношения с матерью они оценивают как «участвующие», «главные», «счастливые», «теплые», «светлые», «чувствующие», «ответственные», «близкие». Можно предположить, что это связано с активным участием матери в жизни ребенка, представлением матери как главной авторитетной личности, чувством тепла, света и счастья в общении с матерью, близостью респондентов к матери, общими целями и представлениями матери и ребенка, а также высоким уровнем ответственности матери за жизнь ребенка.

Отличительной чертой опрошенных в ЭГ2 (более высокий уровень автономии) является то, что они оценивают свои отношения с матерью как «любящие». Вероятно, в таких отношениях преобладает внимательное отношение к ребенку, доброта, нежность, помощь и поддержка.

Анализ корреляционных связей особенности компонентов личностной автономии и взаимоотношений респондентов ЭГ1 с матерью выявил следующие результаты (табл.4). Более низкий уровень личностной автономии связан со строгостью мер воспитания, суровостью правил в общении с матерью, а также ужесточенностью системы наказаний (p=0,05); с высоким уровнем согласия с матерью в выборе (p= 0,01); такие проявления более низкого уровня автономии как конформность, независимость самостоятельность связаны с неравенством и отсутствием доверительной эмоциональной близости во взаимоотношениях, а также с высоким авторитетом мнения мамы (p=0,01).

Таблица 4

Статистически значимые показатели корреляционного анализа по шкалам блоков методик «автономия личности» и «опыт взаимоотношений с матерью» в ЭГ1

Шкалы

Общей интернальности

Воспринимаемый выбор

Индекс самодетерминации

Поддержки

Мягкость/строгость матери

0,58 (p=0,01)

0,47 (p=0,05)

-

0,43 (p=0,05)

Наказания

0,45 (p=0,05)

-

-

-

Несогласие/согласие между ребенком и матерью

-

-0,57 (p=0,01)

-0,46 (p=0,05)

-

Эмоциональная дистанция/ близость ребенка к матери

-

-

-

-0,53 (p=0,05)

Отсутствие сотрудничества/сотрудничество

-

-

-

-0,53 (p=0,05)

Авторитетность матери

-

-

-

-0,55 (p=0,01)

Удовлетворенность отнош. с матерью

-

-

-

-0,52 (p=0,05)

Эмпатия

-

-

-

-0,43 (p=0,05)

Анализ корреляционных связей особенности компонентов личностной автономии и взаимоотношений респондентов ЭГ2 с матерью выявил следующие результаты (табл.5). Более высокий уровень личностной автономии связан с эмпатией и низким уровнем требовательности со стороны матери, с равенством в принятии решений и с последовательностью и постоянностью методов воспитания со стороны матери (p=0,05).

Таблица 5

Статистически значимые показатели корреляционного анализа по шкалам блоков методик «автономия личности» и «опыт взаимоотношений с матерью» в ЭГ2

Шкалы

Общей интернальности

Воспринимаемый выбор

Индекс самодетерминации

Поддержки

Эмпатия

0,40 (p=0,05)

-

-

-

Требовательность

-

-0,44 (p=0,05)

-0,43 (p=0,05)

-

Принятие решений

-

-

-0,41 (p=0,05)

-

Непоследовательность

-

-

-0,45 (p=0,05)

-

Неуверенность

-

-

-

0,42 (p=0,05)

Таким образом, можно сделать вывод о том, что уровень личностной автономии взаимосвязан с особенностями опыта отношений с матерью. У людей с более высоким уровнем личностной автономии взаимоотношения с матерью характеризовались доверием, предоставлением возможности выбора и равенством ребенка с матерью; у людей с более низким уровнем личностной автономии в отношениях с матерью преобладали контроль, строгость и опека со стороны матери.

Текст статьи
  1. Боулби Дж. «Привязанность». Пер. с англ.: Н. Григорьева, Г. Бурменская. Изд.: Гардарики, М. 2003 г. – 477 с.
  2. Бурменская Г.В., Борисова И.А., Пупырева Е.В. Привязанность ребенка к матери и особенности его самооценки // Психологические проблемы современной российской семьи: Мат-лы Всерос. науч. конференции (Москва, 14–16 октября 2003 г.). Ч. 1. М., 2003. С. 202–207.
  3. Калмыкова Е. С., Падун М. А. Качество привязанности как фактор устойчивости к психической травме // Журнал практической психологии и психоанализа. 2002. № 1. С. 23 – 31.
  4. Леонтьев Д.А. Личностный потенциал как потенциал саморегуляции // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М.В.Ломоносова, вып. 2 / под ред. Б.С.Братуся, Е.Е.Соколовой. – М.: Смысл, 2006, с.85-105.
  5. Мамардашвили. М.К. Философия и свобода. - СПб.: Азбука, 2000. – 832с.
  6. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии. 1995. №3. С. 139-151.
  7. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996.
  8. Little D. 1991. Learner Autonomy 1: Definitions, Issues, and Problems. Dublin. 175 p.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 12 июня по 18 июня
Осталось 7 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
22 июня
Загрузка в eLibrary
22 июня
Рассылка печатных экземпляров
30 июня