Конструирование образа одиночества в контексте социологического, юридического и психологического подходов

Конструирование образа одиночества в контексте социологического, юридического и психологического подходов

Статья посвящена обсуждению содержания образа одиночества, конструируемого эмпирическими науками, такими как социология, демография, юриспруденция, и психология. Как показывает автор, эмпирические научные исследования сконцентрированы на разработке стандартных для этих наук образов одиночества, среди которых выделяются одномерные, социологические, демографические, юридические, психологические образы и многомерные, интерационистские и когнитивисиские и системные образы. При этом, как доказывает автор, если в рамках эмпирических наук создаются образы социальных совокупностей, обеспечивающих условия для развития чувства одиночества, то создать верифицированный образ одиночества, переживаемой каждой личностью эмпирические ученые пока не в состоянии.

Аннотация статьи
когнитивистский образ одиночества
интеракционистский образ одиночества
психологический образ одиночества
юридический образ одиночества
демографический образ одиночества
социологический образ одиночества
научные концепции одиночества
образы одиночества
Ключевые слова

Понятие «одинокий» многозначно, так как оно направлено на объяснение весьма разнородных аспектов реальности и поэтому используется очень широко, как в науке, так и в разговорном языке. В современной науке представлен широкий круг рассуждений о том, что есть одиночество. При этом, различные авторы по-разному рисуют образы одиночества. Среди них есть те, которые преподносят одиночество, как аспект клинических состояний, связанных с патологической реакцией человека на окружающий мир, другие рассматривают его как специфический вид переживаний, третьи считают социальным феноменом, являющимся причиной одного из универсальных состояний человеческого сознания. Это диктует необходимость критического анализа специфики эмпирического исследования, куда входят методики социологического, юридического, психологического, интеракционистского, когнитивного подхода.

Социологические исследования одиночества основываются на методологическом подходе, который дает оценку данного явления в качестве социального и типического явления, свойственного для большинства населения. Основной проблемой, вокруг которой выстраивается в социологии обсуждение вопроса об одиночестве, представляется соотнесение параметров индивидуализма и социального взаимодействия, противопоставление которых, по мнению социологов, объясняет возникновение одиночества. При этом, считается, что люди, отличающиеся своей внешней активностью и обращенностью во «внешний мир», обособляются от внутреннего «Я», приобретая синдром обеспокоенности и неудовлетворенную потребность во внешнем внимании [2]. Представители социологического подхода, такие как К. Боумен, Д. Рисмен, П. Слейтер [8] считают, что одиночество представляет внутренний аспект самочувствия человека, отторгаемого урбанистическими потоками городской цивилизации. Это превращает людей в «одинокую толпу», образ которой символизирует социологическое понимание одиночества. Таким образом, социологи конструируют образ одиночества, причиной которого, является воздействие на личность внешних социальных процессов, приводящих к его социальному обособлению. При этом само одиночество оценивается, как объективно существующее социальное явление, описываемое статистическими показателями, характеризующими развитие общества.

Это отношение к одиночеству, выраженное в трудах представителей социологической науки, отражается в таком социологическом методе, как демографический, в рамках которого под понятием «одиночество» имеется в виду социальная позиция, основанная на отрицательном отношении человека к браку, что фиксируется статистическими данными. Демография разрабатывает достаточно образ одиночества, рисуемого как статический показатель численности тех, кто не участвует в брачных отношениях и поэтому, может характеризоваться как одинокий, то есть не состоящий в браке. Однако сведение проблематики одиночества к перечислению проблем социального института семьи является существенным упрощением проблемы, так как значительная часть этой проблематики касается не внешних условий проживания человека, а его духовных переживаний [6].

В частности, в современный период времени в силу ряда причин возрастает роль правового регулирования взаимоотношений отдельной личности и общества, и поэтому, сегодня одним из наиболее значимых аспектов одиночества, является правовая сторона его проявления и регуляции, которая привлекает внимание представителей юридического подхода. Юридический подход позволяет рассматривать систему регуляторов поведения человека, считающегося одиноким в правовом смысле. При этом, социологический и юридический образ одиночества конструируются, исходя из данных внешних параметров социального поведения, таких как безбрачие и одинокий образ жизни. В то же время, эти анализ этих данных не учитывает того, что физическое и юридическое состояние изолированности человека не может быть приравнено одиночеству [4]. Таким образом, подавляющее большинство описываемых в социологии и юридической науке людей, испытывают чувство одиночества, одновременно находясь в мире людей, взаимодействуя с ними.

Это чувство глубоко психологично и недоступно для социологических и юридических исследований, поэтому, для проникновения в ситуацию одиночества, часто используют методы психологии. В процессе поиска причин одиночества психологи анализируют личностные факторы, способствующие его возникновению. В центре внимания психологов оказывается изучение одинокой жизни как показателя психологического самочувствия индивидов. Психологический образ одиночества рисует это чувство как глубоко личностное переживание, связанное происхождение с индивидуальным сознанием человека. Специфика же человеческого сознания состоит в его многообразии, причиной чего являются многообразные образы психологические одиночества [3]. Психологические образы одиночества конструировались в исследованиях таких авторов, как Д. Зилбург, Г. Салливан, Ф. Фромм-Рейхман, которые ориентировались на тот образ, который был создан в творчестве З. Фрейда, считавший, что причиной одиночества являются детские страхи, рожденные боязнью темноты и «океаническим чувством», вызывающим ощущение бесконечности [5].

В своем большинстве психологи конструируют такие образы одиночества, в котором оно выступает в роли патологии. Например, основываясь на результатах психологического анализа пациентов, считающихся одинокими, Д. Рассел, Л. Пепло, и К. Кутрона [9] пришли к выводу, что одиночество представляет собой состояние личности, подверженной депрессии, обеспокоенности и другим формам психологического расстройства. Их объединяет вера в то, что фактором, способствующим возникновению одиночества, являются внутриличностные особенности в развитии самосознания человека. Причинами одиночества они считают впечатления ребенка, пережитые им в раннем детстве. В целом, образ одиночества в рамках психологической науки сводится к описанию субъективных обстоятельств, понимаемых как внутриличностные факторы, влияющие на формирование этого чувства. Сюда входит влияние внутрипсихологических конфликтов, собственного умственного или физического нездоровья, сексуальных расстройств.

Таким образом, социологический и психологический подходы раскрывают два разных образа одиночества, в одном из которых одиночество представлено только, только как результат воздействия внешних сил, а в другом, только как аспект внутреннего духовного переживания. Эта ограниченность была подвернута критике со стороны подходов, стремящихся к синтезу положений социологических и психологических концепций, таких как интеракционизм и когнитивный подход, с точки зрения которых внутренние переживания самым непосредственным связаны внешним опытом. Представители этих подходов не противопоставляют друг другу различные образы одиночества, они стремятся к их синтезу, предполагая, что один и тот же человек может переживать чувство одиночество, как в течение кратких, так и длительных периодов. При этом краткое переживание одиночества считается нормальным состоянием, а длительный, сопровождаемый интенсивными переживаниями, психопатологическим. В целом отношение к переживанию одиночества со стороны данных подходов основывается на убеждении о том, что человек нуждается в периодах уединения, к которому сам стремится. При этом уединение не считается панацеей, так как оно должно быть уравновешено за счет общения, недостаток которого определяется ими в как одиночество [1].

В интеракционизме, представителем которого является Р. Вейс, постулируется, что причиной одиночества не может быть признан ни фактор внешнего влияния, ни фактор личности, действующие по отдельности. Р. Вейс конструирует образ, в котором одиночество выступает как интерактивый продукт внешнего и внутреннего влияния. Конструируя данный образ одиночества, Р. Вейс описал два типа такого, как он полагал неполноценного социального взаимодействия, имевших различные причины и последствия. Один из типов одиночества, именуемый им «эмоциональное одиночество», представляет результат отсутствия любовной или супружеской привязанности. Другой тип одиночества именуется им «социальное одиночество» и означает реакцию человека на отсутствие значимых социальных связей и чувства общности [10]. В том и в другом случаях, человек, переживая состоянии разрыва социальных связей, начинал чувствовать тоску, тревогу, пустоту, которые Вейс называл одиночеством. Образ Вейса рисует одиночество, как реакцию человека на внутренние, личностные и внешние, ситуативные воздействия. При этом среди причин предпочтение отдавалось ситуативным факторам, которые играют ключевую роль в возникновении одиночества. Однако образ одиночества, который рисует Вейс, это упрощенное представление описываемого явления, так как одиночество представлялась ему тяжелым заболеванием, приступы которого могут быть сняты с помощью специальных средств и снадобий [10].

Большое сходство с образом, который конструируется в интеракционизме, имеет образ одиночества, сформулированный в рамках системного подхода, представителями которого являются Дж. Янг, А. Герсон, Д. Перлман, Дж. Фландерс [7], которые представили одиночество, как элемент многоуровневой системы взаимодействия живых организмов от клеточного уровня до межнационального. В этой системе одиночество играет роль механизма обратной связи, позволяющего человеку стабилизировать устойчивый оптимальный процесс контактов. Необходимо отметить, что системный образ одиночества, как правило, нацелен на обоснование закономерности возникновения одиночества в условиях современных социально-экономических процессов развития рыночных отношений, как на массовом, так и на индивидуальном уровне. В рамках системного объяснения одиночество предстает в образе инструмента отчуждения человека, с помощью которого человек стремится уйти от трудностей жизни.

Еще одной попыткой преодолеть ограниченность социологического и психологического подхода является когнитивный подход, представленный в трудах Л. Пепло. Образ одиночества у Л. Пепло раскрывает картину, согласно которой одиночество, это состояние осознания человеком неполноценности своих социальных связей. Наряду с тем, что человек ощущающий свое одиночество продолжает взаимодействовать с другими людьми, он ощущает свою неполноценность, а низкая самооценка снижает частоту его контактов с внешним миром, в свою очередь снижение интенсивности взаимодействия с другими людьми негативно влияет на его самооценку, которая продолжает опускаться все ниже и ниже. Одиночество, согласно представителям когнитивного подхода представляет собой психическое состояние, возникающее в результате переживания чувства распада личности и утраты гармоничного взаимодействия человека с внешним миром. Из этого положения когнитивисты делают вывод о том, что сущностью одиночества являются познавательные процессы, формирующие чувства и направляющие действия человека.

Выводы

В целом, перечисленные подходы, создавая свои образы одиночества, представляют набор признаков, по которым можно определить одиночество, как явление многоаспектное и противоречивое. В зависимости от занимаемой исследователем точки зрения одиночество может пониматься как аспект биологической, социальной, этической, культурной и т.д. активности человека. При этом, каждая из научных дисциплин раскрывает «свой» образ одиночества, редуцируя его к возможностям своей методологии и отказываясь от попыток договориться об общих значениях терминов.

Созданный в результате эмпирических исследований образ одиночества рисует общую картину социального переживания чувства одиночества, что позволяет делать научные прогнозы и облегчает задачу идентификации индивидов, которые считают себя одинокими. Вместе с этим широкое распространение темы одиночества в науке не затрагивает вопроса о гуманистических ценностях современного человека и общества, взаимодействие которых носит не только внешний социальный, но и глубоко внутренний, духовный характер. Таким образом, эмпирические научные дисциплины создают образ одиночества, в рамках которого представляют разные наборы социальных и личностных признаков, которые претендующих на характеристику сущности одиночества. При этом если в рамках эмпирических наук создаются образы социальных факторов, обеспечивающих условия для развития чувства «социального одиночества», то создать верифицированный образ одиночества, переживаемой каждой личностью эмпирические ученые пока не в состоянии.

Текст статьи
  1. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. № 1. С. 131-143.
  2. Дюркгейм Э. Самоубийство: социологический этюд. М.: Мысль, 1994. 399 с. 
  3. Жуков А.В. Традиционная народная религиозность и проблема «двоеверия» // Вестник Читинского государственного университета. 2011. № 2 (69). С. 10-15.
  4. Жуков А.В. Традиционная народная религиозность и проблема «двоеверия» // Вестник Читинского государственного университета. 2011. № 2 (69). С. 10-15.
  5. Фрейд З. Сновидения. Сексуальная жизнь человека. Избранные лекции. Алма-Ата: Наука КазССР, 1990. 191 с.
  6. Шагивалеева Г.Р. Культурологическое и психологическое понимание одиночества // Концепт. 2013. Спецвыпуск № 1. С. 1-11.
  7. Flanders J. P.A general Systems approach to loneliness // Soursebook of Current Theory, Research and Therapy. New York: John Wiley and Sons, A Wiley. Interscience Publication, 1982. 430 p.
  8. Slater P.E. The pursuit of loneliness: monograph. Boston: Beacon Press, 1976. 316 p.
  9. Russell D., Peplau L.A., Cutrona C.E. The Revised UCLA Loneliness Scale: Concurrent and discriminate validity evidence. Journal of Personality and Social Psychology.1980. 39. Pp. 472.
  10. Weiss R.S. Lonelines. The Experience of Emotional and Social Isolation: monograph. Cambridge: MIT Pres. 1973. 260 p.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 июля по 16 июля
Остался 1 день до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
21 июля
Загрузка в elibrary
21 июля
Рассылка печатных экземпляров
25 июля