Концепт «личное пространство» в английской и кыргызской лингвокультурах
научный журнал «Актуальные исследования» #2 (2), декабрь '19

Концепт «личное пространство» в английской и кыргызской лингвокультурах

В статье рассматривается концепт «личное пространство» в английской и кыргызской лингвокультурах. При вербализации концепта «пространство» выявляются не только универсальные, но и национально-специфические особенности языковой картины мира кыргызского и английского народов. У кыргызов есть своя экстралингвистическая и языковая специфика понятия пространства, связанная с открытостью, готовностью помочь, в отличие от английской замкнутости и изолированности.

Аннотация статьи
концепт
личное пространство
лингвокультура
языковая картина мира
универсальные и национально-специфические особенности
коллективизм
индивидуализм
Ключевые слова

Цель настоящей статьи – рассмотреть концепт «личное пространство» в английской и кыргызской лингвокультурах.

Концепт «пространство» является важным понятием для английского и кыргызского лингвокультурного общества. При вербализации концепта «пространство» выявляются не только универсальные, но и национально-специфические особенности языковой картины мира кыргызского и английского народов. Национальная специфика концепта «пространство» в рассматриваемых лингвокультурах различна: это горный ландшафт в кыргызском языке; и воздушное и личное пространство – в английском языке.

При рассмотрении способов вербализации личного пространства, необходимо учитывать культурно-специфические особенности невербального восприятия пространства англичанами и кыргызами. Экстралингвистическая и языковая специфика понятия пространства у кыргызов связана с открытостью, готовностью помочь, в отличие от англичан, которых отличает замкнутость и изолированность.

Роль кыргызского пространства в формировании кыргызского видения мира отмечала профессор З. К. Дербишева. «У кыргыза нет узости европейского человека, концентрирующего свою энергию на небольшом пространстве души, нет этой расчетливости, экономии пространства и времени, интенсивности культуры. Власть шири над кыргызской душой порождает целый ряд кыргызских качеств и кыргызских недостатков» [1].

У народов различных культур разные представления об оптимальных расстояниях между собеседниками. Для англичан эта дистанция достаточно большая, примерно, полметра. Для кыргызов эта дистанция меньше, кроме официальных встреч.

Географическое положение Кыргызстана также является показателем личного пространства. Кыргызстан – горная страна и горы, где протекала вся жизнь кочевого кыргызского народа, издревле были для него своеобразным домом. Горы спасали их от природной стихии, от врагов. Летом в горах кыргызы наслаждались прохладой. Кыргызы испокон веков были скотоводами. Именно для содержания скота горы и пастбища оптимально использовались кыргызами. У подножия горы расстилается широкая долина с реками и ручейками. Высота горного ландшафта и широта прилегающей долины определили, как нам кажется, широту и открытость души кыргызского народа, личное пространство которого выражается в коллективизме целого народа.

Говоря о личном пространстве англичан, невольно предстает перед глазами географическое положение, я бы сказала, пространственное обособление Великобритании от континента Европы. Великобритания имеет морские границы с континентом, как бы обособляясь от всех. И даже здесь присутствует идея личного пространства на уровне всей страны, разорванное пространство, позволяющее отдалить Британские острова от других земель. Также поражает сочетание замкнутости и открытости британского пространства. Несмотря на кажущуюся отрешенность и сосредоточение в самом себе, оно, именно в силу морской, природной гибкости, всегда оставляет человеку тот или иной выход. Остается возможность исчезновения в бесконечных просторах – будь то сакральная островная полоса на границе британского внутреннего пространства или за его пределами – на Континенте.

Ещё одним примером, подтверждающим различия в мировосприятии, является понятие дома, что также является показателем личного пространства, и того, что располагается вокруг дома в кыргызской и английской культурах.

Кыргызы в древности вели кочевой образ жизни. Естественно, при кочевом образе жизни они жили в специально приспособленном жилище, которое называлось «боз үй» (юрта), что в переводе с кыргызского языка означает «серый, пестрый дом». Интересна интерпретация данного термина, предложенного кыргызским ученым-философом С. М. Абдрасуловым: «Я могу предположить, что первоначальное название жилища было не боз-үй (как в нынешнем его звучании), а «Боз-үй». «Боз» не в смысле «пестрый», «серый», а «бооз» в смысле «беременная». Боз-үй – это жилище рождающее. Рождающее кого? Рождающее кыргыза-кочевника. И в качестве рождающего Боз-үй для кыргыза-кочевника это не просто жилище, а жилище-лоно. Лоно, рождающее и длящее его бытие в мире. Жилище как особое место, рождающее и кыргыза-кочевника, и его мир, обретает особый статус – статус святости и храма. Поэтому для кыргыза-кочевника жилище и святость находятся в одном месте. Точнее, жилище и есть святость, лоно, рождающее кыргыза-кочевника. Именно это и есть основание особого трепетного отношения кыргыза к своему жилищу, к Боз-үй». Мы придерживаемся данной интерпретации термина жилища «боз үй», поскольку здесь заложен глубокий философский смысл, отражающий сакральность кочевого кыргызского народа. Боз-үй имеет форму полусферы, в отличие от дома оседлого человека, который по форме напоминает квадрат. Как пишет автор, «Боз-үй как полусфера говорит о незавершенности и неполноценности. И в качестве такового он не самодостаточен. Если это так, то и кыргыз-кочевник тоже не может быть самодостаточным. Может быть, именно эта несамодостаточность и стала основой крушения кочевого мира» [2].

Еще в античные времена выдвигалась теория, описывающая воздействие окружающей среды, климата, природы на формирование обычаев, нравов. Она нашла свое продолжение в работах французских энциклопедистов (Монтескье, Тюрго), а также в концепциях более позднего периода. В них оформился так называемый географический детерминизм.

В кыргызской научной традиции данная идея была представлена в трудах вышеупомянутого ученого- философа С.М. Абдрасулова. Он считал, что духовный облик кочевого кыргызского народа, составляющей культурное единство, зависел от окружающей природы, в лоне которой они появились, жили и развивались. Мы приводим цитату данного ученого в контексте личного пространства жилища: «Бооз-үй как полусфера является не завершенным, не полноценным, не самодостаточным. Но только если Боз-үй рассматривать в отрыве от окружающего мира. А вместе с миром его окружающим Боз-үй не выглядит несамодостаточным. Так как земля оказывается второй полусферой. Две полусферы образуют сферу, а это есть завершенность, самодостаточность. Кыргыз-кочевник, в отличие от оседлого человека, никогда не пойдет против природы, против того, что является его частью, его второй половиной. Определенность бытия Боз-үй как жилище-лоно рождает кыргыза-кочевника в унисон с окружающей природой. Изначальная несамодостаточность Боз-үй, точнее самодостаточность через природу, через окружающий мир, есть наиболее интересный элемент кочевого способа бытия кыргызов» [2].

Как пишет далее автор «Не менее важна внешней организации пространства Боз-үй, это особый и тщательный выбор места. Любое место в окружающей среде не может быть избранным местом для Боз-үй. Избранность места Боз-үй и умение это делать говорит об особом отношении кыргыза-кочевника к природе. Умение различить, почувствовать место, которое может стать «журтом». Умение кыргыза-кочевника не только выбрать, но и правильно посадить (тигет) Боз-үй, чтобы он мог жить, длить свое бытие в мире и одухотворять все то, что в нем находится, включая самого человека [2].

В современном Кыргызстане бооз үй обычно используется при проведение национальных праздников и похоронах. В современном Кыргызстане люди проживают в квартирах или частных домах. Если это дом, то он обычно располагается окнами на улицу, а двери обычно расположены сбоку или сзади дома. Дом находится почти прямо у дороги. На передней части дома обычно находится палисадник, в котором растут деревья и кустарники. Все, что находится за домом, – это двор, включающее различные постройки, огород, сад.

Что же касается английского дома, то он расположен в глубине усадебного пространства, не у дороги. Между дорогой и домом приличное пространство. Обычно – это газон или лужайка. Двери дома выходят на улицу. Дом обносится сплошным забором или живой изгородью, и функция «английского» забора – указать на границу личного пространства.

По мнению Г. Гачева, «устройство жилища, с одной стороны, есть отпечаток, отражение Космоса; дом строится как схема того, что человек видит вокруг. Так что по дому можно изучать воззрение народа на мир – как он его понимает» [3, с. 59-78]. Любовь к большому физическому пространству находит своё проявление в культуре быта: англичане предпочитают жить в просторных домах, если конечно могут себе это позволить.

В данном контексте хотелось бы упомянуть замечательный и всеми любимый фильм советского режиссера Эльдара Рязанова «Ирония судьбы или с легким паром», который начинается с сатирической мультипликационной заставки о создании и повсеместном распространении типовых архитектурных проектов, формирующих однотипную застройку в различных городах Советского Союза, что также свидетельствует о личном пространстве советских людей. А откуда появился концепт «теща» или «свекровь»; вероятно, из-за нехватки личного пространства, когда молодая семья была вынуждена жить с родителями жены или мужа, когда квартирный вопрос был и остается проблемой всех времен и народов. Именно поэтому замечательный советский фильм «По семейным обстоятельствам» не теряет своей актуальности и сегодня.

В качестве примера национальной специфики пространства можно привести то, как вербализуется понятие личного пространства человека в кыргызском и английском языках с учётом невербального восприятия. В кыргызском языке само это понятие – личное пространство – передается описательно различными словами. Оно описываются в основном с помощью одного и того же набора понятий. Различия между ними выражаются в несовпадающих семантических объёмах отдельных слов, а также в степени детализированности описания отдельных фрагментов пространства. Чаще всего это пространство, которое непосредственно прилегает к нам, к нашему телу, лицу, глазам. Язык описывает личное пространство, пространство описывается через позицию наблюдателя: жакын, жанында и т.д.

Ключевым словом для выражения концепта личного пространства в англоязычной культуре может служить слово privacy, для которого очень трудно подобрать точный эквивалент в кыргызском, что обусловлено различиями в значимости данного концепта в культурах: privacy – жекелик, конфиденциалдуулук, купуялуулук, жеке жашоо, жалгыздык (приватность, конфиденциальность, частная жизнь, одиночество). Одна из важнейших задач, стоящих перед английскими коммуникантами, состоит в том, чтобы не допустить вторжения в эту личную зону, которую они свято чтят, и продемонстрировать своё уважение к личной автономии собеседника.

Кыргызский язык богат пословицами с компонентом «одиночество», что является одним из соответствий английского концепта privacy.

Жалгыз дарак токой болбойт, жалгыз таруу ботко болбойт.

Жалгыз жүргөн жарыбайт, жарыса да марыбайт

Жалгыз жүрүп жол тапканча, көп менен бирге адаш.

Жалгыз жыгач үй болбойт, жалгыз жигит бий болбойт.

Жалгыз үйдүн тамагы жетсе да, табагы жетпес.

Жалгыз өгүз кош болбойт, жаакташкан дос болбойт.

Жалгыз өлө жегиче, досуң менен бөлө же.

Жалгыз өлсө чуу чыкпайт, жар куласа суу чыкпайт.

Жалгыз кол түйүн чечпейт.

Жалгыз кылган уурунун, жаманаты – жалпыга.

Жалгыз таруу ботко болбойт, ботко болсо да коюу болбойт; жалгыз адам тутка болбойт, тутка болсо да, журтка болбойт.

Жалгыз аттын чаңы чыкпайт, жалгыз эрдин даңкы чыкпайт.

Жалгыз болсоң шок бол, шок болбосоң жок бол.

Жалгыз бээлүү жан сактайт, эки бээлүү эл сактайт.

Все эти пословицы означают необходимость единения, единства, а одиночество или прайвеси губит человека. В кыргызском менталитете с раннего детства люди воспитываются на идеях, что они должны быть едины. Как это ни парадоксально звучит, но в кыргызской культуре номер один связан с единством, с силой всех как одной великой державы, как одной большой команды. Кыргызы понимали весь мир в бинарных отношениях, гармонии и взаимодополняемости. Индивидуальность вызывала негативное отношение.

В кыргызской культуре является нормальным процессом, когда приходят гости, в том числе, родственники, не предупреждая хозяина о предстоящем визите, тогда как у англичан этот жест считается некорректным, и о предстоящем визите к любому человеку, в том числе, к родственникам, необходимо заблаговременно информировать их. В кыргызской культуре, визитеры, в том числе, родственники могут остаться гостить у хозяина несколько дней, при этом, хозяин остается радушным в приеме гостей. Конечно, это касается старого поколения кыргызов, которые свято чтут обычаи и традиции кыргызского народа и пытаются воспитать молодое поколение в таком же духе. Однако, сегодня, к сожалению, реалии меняются, и молодежь не поддерживает своих родителей в соблюдении некоторых обычаев и традиций, в данном случае, с вышеописанным обычаем.

Очевидно, истоки важности данного концепта в англоязычной культуре следует искать в индивидуалистической философии общества, в той значимости, которую придает индивиду и общественная система, и он сам. В кыргызском обществе границы личного пространства оказываются более зыбкими, по сравнению с англичанами, кыргызы менее стремятся к защите границ личного пространства, а нарушение этих границ зачастую не считается грубым нарушением общепринятых этических норм. Истоки данного обстоятельства коренятся в общности кыргызской нации, в их коллективизме, которая существует испокон веков.

Из-за нехватки пространства в Великобритании, в связи с ее перенаселенностью, с ним приходится бережно обращаться. Для англичан пространство – это расстояние между предметами. Англичанин не чувствует полного уединения в своей комнате. Вероятно, это связано с воспитанием в школьных общежитиях, где всегда не хватает личного пространства.

Таким образом, рассмотрение реализации концепта «личное пространство» в английской и кыргызской лингвокультурах позволило сделать нам ряд обобщений.

При рассмотрении способов вербализации личного пространства, учитывались культурно-специфические особенности невербального восприятия личного пространства представителями разных лингвокультур, что, безусловно, должно приниматься во внимание в ситуации межкультурного взаимодействия, межкультурной коммуникации. Как было замечено, у кыргызов присутствует своя экстралингвистическая и языковая специфика понятия личного пространства, связанная с открытостью, готовностью помочь, в отличие от английской замкнутости и изолированности. Англичане концентрируют свою энергию на небольшом пространстве души, экономя пространство и время. На восприятие пространства британцами влияние оказывает пространственное обособление Великобритании, отмежевание от Европы и Континента, островной менталитет и водное сознание. Из-за нехватки пространства в Великобритании и перенаселённости, с ним приходится бережно обращаться, организовывать и распределять. Для англичан пространство – это расстояние между предметами. В то время как скученность пространства заставила англичан ценить уединение, в Кыргызстане она привела к тому, что люди гораздо больше участвуют в жизни друг друга.

Текст статьи
  1. Дербишева З.К. Ключевые концепты кыргызской лингвокультуры. Бишкек, 2012. 176 с.
  2. Урманбетова Ж.К., Абдрасулов С.М. Истоки и тенденции развития кыргызской культуры / Отв. ред. А.Ч. Какеев; КНУ им. Ж. Баласагына, Ин-т соц.-гум. наук. Бишкек: Илим, 2009. 212 c.
  3. Гачев Г. Национальные образы мира: Общие вопросы Русский. Болгарский. Киргизский. Грузинский. Армянский (М.: Сов. писатель, 1988; М.: Прогресс, 1995).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 мая по 31 мая
Осталось 3 дня до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
04 июня
Загрузка в elibrary
04 июня
Рассылка печатных экземпляров
08 июня