Русское садоводство XVII века: история возникновения и характерные типы садов
научный журнал «Актуальные исследования» #4 (31), январь '21

Русское садоводство XVII века: история возникновения и характерные типы садов

Статья посвящена первым приемам озеленения и русским садам, встречающимся на Руси XVII века. Автором был проведен аналитический обзор отечественной литературы по озелененным территориям, на которых закладывались основы русского садоводства. Было выявлено семь типов озелененных территорий: природное «озеленение», городской красный сад, сады при монастырях, московские сады, государевы и боярские сады, аптекарские огороды и верховые сады, усадьбы хозяйственные и увеселительные. Дается краткое описание структуры и ассортимента растений по каждому типу озеленения.

Аннотация статьи
Русь
русские сады
сад-вертоград
московский сад
XVII век
усадьбы
планировка
Ключевые слова

Введение. Об озелененных пространствах и первых садах Руси XVII века в стране сохранилось достаточно ограниченное количество исторических документов. Поэтому, несмотря на существующую литературу, русское садоводство XVII века – недостаточно изучено. Исследуя усадьбы XVII века Подмосковья, мы вынуждены были вернуться к этой теме и провести литературный обзор. Особенно нас интересовала информация относительно древних русских усадеб.

Русские усадьбы XVII века строились, как правило, из дерева, поэтому они не сохранились. До нас о них доходит информация описательного характера из литературных источников, как правило, записки путешественников о Древней Руси, а сделанные ими зарисовки дают нам некоторую возможность представить образ древней русской усадьбы.

Например, изображение русской усадьбы 60-х годов XVII века оставил нам барон Мейерберг. На его рисунке представлено боярское село под Москвой, где посольству были предложены угощение и отдых. Видно, что все постройки усадьбы, включая церковь, были деревянные (рис.1).

Рис. 1. Изображение Мейерберга

Плотная изгородь окружала двор, по периметру которого стояли служебные постройки. Таковы были подмосковные боярские усадьбы в XVII веке. Только у очень богатых бояр и князей, вроде Одоевских, Черкасских, Шереметевых имелись каменные хоромы и церкви, часто великолепно и затейливо украшенные. Но каменные хоромы не любили, потому что в них было холодно и сыро, да и кирпич стоил дорого, а деревянные стены из сосновых бревен хорошо сохраняли тепло. Но у них был другой бич: частые пожары уничтожали все усадебные деревянные постройки дотла.

В XVII веке планировка русской усадьбы была почти полностью утилитарной: дом вотчинника был окружен огородами и садом, около него располагались простые хозяйственные службы, все вместе они составляли усадебный ансамбль. Мельницы и кузницы строились подальше от барского дома: мельницы – у плотины, а кузницы – у реки. Во всех усадьбах, даже на небольших речках или ручьях, строились плотины и методом запруживания, и большие пруды создавались, как запас воды. Эти водные пространства постепенно вошли в композицию старых усадеб как один из ее основных планировочных элементов. Около пруда, чаще всего, создавали парк, который постепенно формировался из ягодного и плодового сада. В дальнейшем, такой элемент усадьбы, как огород превратился в цветочный партер перед домом, а постройки для разборки овощей и ягод – в беседки, с которых открывались виды на окружающие природные ландшафты. Церкви, которые вначале строились около деревни и недалеко от хором вотчинника, уже в XVIII веке использовались как архитектурные доминанты, около которых сооружались усадебные парки, а иногда их строили в самом парке [9].

Цель работы. Провести литературный обзор о типах озелененных пространств и садах, характерных для Руси XVIIвека.

Материал исследования

1. Использование природных ландшафтов. Первым типом природного "озеленения" можно считать окультуривание природных ландшафтов берегов озер и рек, кошение лугов, создание рощ, облесение склонов оврагов, которые умело «вплетались»в градостроительное искусство древнерусских городов и которые являлись общедоступными местами отдыха в то время. На планах XVI-XVII веков и более ранних их почти не изображают [3].

2. Городской красный сад или "красивый сад" купцов, бояр и посадских людей, огороженный тыном, создавался около жилых хором и использовался в хозяйственно-бытовых целях. В нем можно было встретить плодовые растения: яблони, крыжовник, малину, вишни. Декоративные кустарники, такие как сирень, калина, боярышник, шиповник, черемуха, располагались чаще всего по краям сада или же наоборот, ближе ко входу в дом. Огород и грядки для овощей, парники, крытые слюдой, занимали большую часть сада и находились чаще всего подальше от хором [7].

В крупных усадьбах могли быть несколько прудов для различных целей, например, пруды для водоплавающей птицы, купания после бани и т.д. Можно было встретить и лужайку для активных игр с теневым навесом, а подальше липовую рощу. Историки, искусствоведы ХІХ века, интересовавшиеся этим вопросом, полагали, что такой сад имел достаточно простую, понятную, рациональную планировку с прямыми дорожками (редко специально саженными аллеями), связывавшими вход в дом с воротами и хозяйственными объектами усадьбы [3].

3. Сад при монастырях. На развитие русского садово-паркового искусства XV-XVII веков прежде всего оказала влияние деятельность монахов: именно у них была возможность накапливать бесценные навыки, сохранять и передавать садоводческие знания, экспериментировать, одновременно не забывая о сохранении традиций [3]. Кроме того, в садах при монастырях высаживались различные лекарственные и декоративные растения, разбивались участки плодовых культур, устраивались рощи [1].

Сад-вертоград, созданный внутри стен монастыря (а иногда вне монастыря, но тоже ограниченный особой стеной) был символом небесного рая на земле. Он имел свою символику и определенный нравственно-воспитательный смысл. Яблоки, водный источник у крестообразного пересечения дорожек, душистые цветы, птицы на ветвях деревьев – это обязательные составляющие райской жизни. Территория всего монастыря рассматривалась, как «вертоград заключенный», отгороженный от земного греха высокими стенами [3].

Достижения монахов устроителей садов не были обособленным или случайным явлением и оказали свое воздействие на подъем светского садово-паркового искусства России в XVI- XVII веках, особенно после длительного периода упадка времен татарского нашествия. Например, А. Регель, который, ссылаясь на «Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина» митрополита Евгения, упоминало саде Крутицкой обители времен первых лет царствования Алексея Михайловича, где территорию сада, предназначенную для прогулок, можно было бы сравнить с современным парком. В ней уже можно было встретить специально созданные источники или живые ключи, а сам сад отличался богатством растений и роскошью цветов. Понятно, что не все монастырские сады отличались такою роскошью и комфортом, но и более скромные вертограды были настолько хороши, что приводили в восхищение набожных царей и цариц, посещавших обитель. Тогда-то у всех, посещавших обители, появилось желание создавать такие же сады, начиная от царя и заканчивая простыми обывателями. В итоге, Москва запестрила садами. А крестьяне, после посещения монастырей, принялись за плодоводство и огородничество [2, с. 151-152].

Возможно, именно в Крутицком подворье, игравшем роль своеобразного просветительского центра в Москве второй половины XVII века, было впервые опробовано устройство садов голландского регулярного типа с беседками, фонтанами, заморскими деревьями. Золотые купола, многоцветье изразцов, белокаменные наличники и карнизы, черепичные кровли Успенского собора, Воскресенской церкви, Митрополичьего дворца, теремка- все это на фоне зелени сада создавало необычайно своеобразную и праздничную картину [3].

4. Московские сады. Если монастырские сады были «разбросаны» по всей Руси, то развитие светской ветви русского садоводства в XVI–XVII веках главным образом связывалось со столицей. Именно в Москве и вокруг нее были сосредоточены самые обширные сады, причем многие из них не ограничивались хозяйственными функциями, а имели определенное представительское или даже просветительское назначение. Среди них многочисленные царские, княжеские, боярские красные огороды, аптекарские сады, «висячие» сады на дворцовых крышах и другие [3].

5. Государевы и боярские сады.

В конце XVII века в Москве и Подмосковье существовало огромное количество государевых садов, что говорило о наличии большой и длительной "садовой" традиции. Например, в селе Преображенском были: сад у "передних ворот" и "Малый сад", в селе Измайлове было "три сада да огород", а в селе Коломенском –целых 6 садов. Из них особенно был известен – "сад старый большой со сторон государева двора" [5].

Государев сад, заложенный в 1495 году, был расширен в XVII веке. В нем особый интерес представляла регулярно распланированная композиция в западной части сада, которую составляли четыре квадрата с площадками, а также центральное пространство- площадь квадратной формы, развернутая под 45 градусов к основным планировочным линиям. Сад не сохранился [3].

Один из первых царских садов XVII века был заложен на речке Пресне. Наиболее интересный участок сада находился непосредственно у устья Пресни, на берегу реки Москвы [11] (рис.2). Его окружала деревянная ограда с двумя воротами, а за ними- домики садовников. Интересно, что на сохранившихся чертежах деревья расположены в шахматном порядке. Обширные рощи здесь существовали и двести лет спустя, да и сейчас Московский зоопарк напоминает нам об одном из древнейших садов столицы.

Рис. 2. Вид нижнего Пресненского пруда и Горбатого моста. 1825 год. Художник О. Кадоль.
Где-то в этом районе находился царский сад

В малых усадебных и больших садах всегда применялась регулярная система планировки, регулярные элементы удачно сочетались со свободным расположением естественных рощ, лугов и прудов. Для городских усадеб этого времени характерно отсутствие центральной композиционной оси и асимметричное расположение отдельных элементов. В Москве примером малого городского усадебного сада XVII века площадью 1,7 га является сад бояр Стрешневых [4].

Он воспроизводил в некоторых своих чертах типичную планировку загородного поместья. Сад располагался за домом и был вытянут полосой вдоль задней границы квартала, но хорошо просматривался с переднего двора по обе стороны от дома. Планировка усадьбы с садом имеет вполне упорядоченный вид, однако какая- либо симметрия в ней отсутствует. Традиция обособленного натурального хозяйства, сложившаяся в сельской местности, еще брала вверх над представительскими, парадными функциями городской усадьбы [3].

Более ясное представление о характере планировки усадебного сада дает Хамовенный двор, принадлежавший в первой половине XVIII в. М. Г. Головкину. Усадьба находилась на берегу Москвы-реки рядом с Новодевичьим монастырем. Несмотря на то, что сохранившийся чертеж двора выполнен в XVIII в., когда около главного здания уже появился характерный для этого времени регулярный партер, но вся остальная планировка двора, и в том числе сада, относится безусловно к XVII в. В ней нет признаков осевого построения, которое стало излюбленным приемом в XVIII в.

Усадьба состоит из трех частей: центральная – жилище владельца, окруженное садом; с одной стороны, от него размещалась вторая часть усадьбы – хозяйственная, с другой стороны – третья часть, представлявшая собой большой луг до самой реки. Все элементы кажутся как будто случайно разбросанными на участке. Такие усадьбы, однако, очень живописны. В них искусство садовода не нарушало естественного пейзажа и регулярные участки только дополняли его красоту. Здания сочетались с живописностью водных пространств и зеленых насаждений. Участок доходил до самого берега реки, к которой он спускался пологим склоном. На верхней, более сухой его части, стояли хоромы, перед которыми, вероятно, уже в XVIII в. были устроены небольшие цветники [4].

6. Аптекарские огороды В XVI–XVII веках появляются аптекарские сады, называемые также «огородами»., они были необходимы для сбора трав в лечебных целях. Для этого издавна создавались гряды с лекарственными травами: шалфеем, мятой, цикорием, укропом и др. Плодовые деревья и кустарники, чьи плоды использовались в лечебных целях так же могли там быть. После учреждения Иваном IV «Верховой аптеки», аптекарские огороды стали широко распространяться и увеличиваться в размерах, а ассортимент лекарственных растений расширился. В некоторых из них начали выводить особо урожайные и качественные сорта фруктов и овощей [3].

В Москве аптекарские огороды развивались и к середине XVII века их было уже 4: 1 – на берегу реки Неглинной (между Боровицкими и Троицкими воротами), 2 – в Немецкой слободе, 3 – у Мясницких ворот и 4 – в Китай – городе (за восточной кремлевской стеной). В них кроме лекарственных растений имелись и плодовые деревья, о чем свидетельствуют сохранившиеся исторические планы.

 Благодаря аптекарским огородами старыми монастырскими садам распространялись ботанические знания о лечебных свойствах растений. Именно они стали прообразами ботанических садов, которые появились в России в начале XVIII века. Несмотря на то, что первые «огороды» не уцелели, но опыт и знания уже набирали обороты [3].

7. Верховые сады. На подлинный расцвет садоводства в Москве повлияла династия Романовых. В XVII веке одной из главных достопримечательностей города стали кремлевские «верховые», или «висячие», сады. Их устраивали на крышах и террасах кремлевских построек. Сооружение таких садов и их обслуживание было довольно дорогим удовольствием и непростой задачей, поэтому они были атрибутом царской роскоши [6].

Эти сады входили в состав жилых помещений и принадлежали отдельным членам семьи, поэтому доступ к ним был ограничен. Для их создания необходимо было предусмотреть такое сооружение, которое могло бы выдержать тяжесть грунта. Поэтому устройство такого сада предусматривало сооружение массивных опор и перекрытий, которые покрывались водонепроницаемости покрывалось свинцовыми "досками" и служили основанием сада. Планировка верховых садов в XVII веке была регулярной и очень простой. Сад обычно имел несколько дорожек, пересекавшихся под прямым углом, участки между ними обрамлялись тонкими досками, поставленными на ребро. В образовавшихся ящиках высаживались цветы, главным образом пионы, тюльпаны, белые и желтые лилии, алые розы. На зиму деревья укрывались рогожами и войлоком. Только наиболее теплолюбивые растения в холодное время года стали убирать в оранжереи [4].

8. Верхний и Нижний сады Кремля. Верхний Набережный сад был устроен еще в XVI веке на подклете так называемого Запасного двора, имел П-образную форму плана и охватывал со стороны реки дворцовое здание [3]. Но более интересным был нижний набережный сад, в котором были следующие древесные посадки: яблони, смородина красная, из травянистых высаживали – анис, горох, бобы, морковь, огурцы, шалфей, тимьян, марьян и другие растения.

За «садовое строенье, отвечал в это время садовник Степан Мушаков. «Перспективные» картины для садов изготовил Петр Энглес. Эти картины назывались «обманками», и представляли собой большие живописные полотна, устанавливаемые на какое-то время в перспективе или в конце аллей. Они изображали несуществующие реально дворцы, арки, балюстрады, необычные деревья, озера и создавали таким образом иллюзию экзотических ландшафтов. Кроме того, «обманки» позволяли психологически увеличить замкнутое пространство Верхнего и Нижнего сада. Такой «игровой» прием художественного оформления сада получил распространение в эпоху барокко. В Нижнем Набережном саду были водоемы со взводами, расписные беседки, резные ограды по внешнему обводу, теплицы для овощей и цветов [3].

При комнатных садах Кремля высаживались плодовые, такие как яблони, груши, ягодные кустарники, цареградские (грецкие) орехи. Рядом были парники, в которых выращивали экзотические для России цветы: тюльпаны, махровые пионы, лилии белые и желтые, гвоздики, мальцы, а также редкие душистые травы. На деревьях можно было увидеть вывешенные клетки с перепелками, канарейками, заморскими попугаями.

На сводах, перекрытых свинцовыми плитами для гидроизоляции, была насыпана удобренная земля слоем в «аршин с четвертью». Пейзаж таких садов завершали резные скамьи, навесы и балюстрады. Подобную террасу с оранжереей для диковинных растений имела и мать Петра Наталья Алексеевна, причем лестница с нее вела на детскую Потешную площадку, на которой были установлены походные шатры с расписными пушками и кожаными ядрами. Возможно, оборудование сада в этой части Кремлевского дворца несло в себе и образовательные функции [3].

Из материалов, собранных И. Забелиным, можно сделать вывод, что сады Московского Кремля и подмосковного Измайлова, любимые Алексеем Михайловичем и в которых он жил, были садами, схожими по стилю к голландскому барокко [5].

9. Усадьбы хозяйственные и увеселительные. Большинство загородных поместий, включая царские, до 60–70-х годов XVII века не являлись парадными резиденциями и служили лишь для кратковременного пребывания во время охоты, в связи с необходимыми хозяйственными делами или как промежуточная остановка перед дальней дорогой. Еще не сформировались определенные признаки художественной организации архитектурных сооружений в этих поместьях, ни тем более у садов, которые в отличие от кремлей и монастырей часто несли и репрезентативные функции. Они были замкнуты, надежно изолированы и защищены от внешнего пространства высокими деревянными стенами. Центральное ядро такой усадьбы представляло собой огороженное пространство, в нем все постройки были расположены по периметру: жилые хоромы, амбары, конюшни, погреба. В крупных усадьбах, например, в Алексеевском или Люберцах под Москвой, также выделялись отдельные хозяйственные дворы, замкнутые по контуру, имеющие конюшенный, скотный, житный, винокуренный дворы. Как правило, при таких усадьбах закладывались и сады [3].

На чертежах усадеб конца XVII века, кроме построек, дорог, речек, указываются также и рощи, пруды, плодовые сады-огороды. Но все эти элементы мало связаны друг с другом, их взаиморасположение вытекает из хозяйственных потребностей. В этом отношении характерны Уполозы- типичное подмосковное имение средней руки на самом краю высокого левого берега реки Москвы (Архангельское). Здесь помимо рубленых жилых хором, беленной по кирпичу церкви Архангела Михаила, обычных служебных зданий (житницы, конюшенного двора, амбара, погребов), огорода и сада в полторы десятины были построены две большие оранжерей. В последние десятилетия XVII века в них уже выращивались олеандры, лавры, померанцы, персики. Однако ни сад, ни оранжереи не составляли единого целого с жилой застройкой усадьбы [10, с. 127-128].

Подмосковные усадьбы в большинстве случаев располагались на высоком берегу реки с таким расчетом, чтобы из них открывался живописный вид на окружающую местность. В усадьбах сооружались пруды и плотины, разбивались сады. Замечательным убранством сада были березовые рощи, иногда естественные, иногда искусственно насаженные [8]. Наряду с садоводством в усадьбах было развито пчеловодство и рыбоводство. В тени душистых лип ставились ульи, а у березовых рощ устраивались пруды для рыб [5].

Некоторые усадьбы использовались преимущественно для увеселений и включали в себя декоративные сады с потешными беседками, цветниками, купальнями. Борисов городок на высоком берегу Протвы близ Можайска- одна из немногих усадеб, по которой сохранились подлинные чертежи. Рядом с маленькой крепостью Бориса Годунова было устроено большое искусственное озеро с островом овальной формы. Это был своеобразный увеселительный водный сад с катаньем на лодках. Остров украшали потешные «чердаки» (беседки), лебединый двор, фруктовые сады. Древние чертежи Борисова городка подкрепляются топографическим анализом местности, произведенным в наше время [3, с. 59-76].

Не только царские, но и некоторые боярские поместья строились с большим размахом. В конце XVII века подмосковная усадьба Останкино, находившаяся на окраине огромного лесного массива, принадлежала начальнику Посольского приказа В. Я. Щелканову и состояла из хором, деревянной церкви, пруда перед ней, хозяйственных построек. Уже в те времена здесь были высажены сибирские кедры и дубовая роща, которая частично сохраняется до сих пор. С 1611 года, после того как село перешло во владение князей Черкасских, начинается новый период развития усадьбы. К 1646 году здесь уже числилось 37 дворов, в том числе 12 из них принадлежало сокольничим, 9 – псарям, 7 – конюхам и 3 – садовникам. Это говорит об увеселительном характере усадьбы, который сохранился и в дальнейшем, уже при других владельцах. В середине XVII века при новых хоромах был создан сад [8, с. 8-9, 118-124].

Заключение. Вплоть до 60-х годов XVII века утилитарная функция оставалась наиболее важной, а особая «парадная» - еще не выделялась. Красивое видели в предметах повседневного быта, «красоту» не отделяли от «пользы». Такие необходимые устройства, как погреб, колодец, находились тут же в саду. Иногда их совмещали, что приводило к оригинальным решениям. Можно было, например, увидеть деревянную беседку – бельведер, устроенную для потехи на холмике, под которым находился ледник. Однако, преобладание утилитарного начала в русском садоводстве XVI–XVII веков отнюдь не снижало эстетического, художественного значения садов для города, что неоднократно отмечалось иностранными путешественниками [3].

Русское садовое искусство достигло высокого развития в середине XVII в., когда произошел целый ряд изменений в хозяйственном и социальном укладе страны. В период образования централизованного русского государства возросло значение его столицы Москвы, которая стала центром общерусской культуры. Московские мастера в своей художественной и строительной деятельности творчески перерабатывали и развивали архитектурные традиции Киева, Владимира и Новгорода. Можно предположить, что и планировка садов, тесно связанная с памятниками архитектуры, развивалась в таком же направлении. Большая часть земельных угодий столицы и ее окрестностей находилась в руках боярской знати и приближенных царя, причем бояре, связанные придворной службой, не могли надолго покидать столицу и поселяться в деревне, поэтому городской дом должен был быть приспособлен для жизни в течение круглого года. В связи с этим, сад стал неотъемлемой частью городской усадьбы [3].

Из всего сказанного мы можем вывить следующие характерные черты озелененных пространств, характерных для Руси XVII века:

  • озелененные пространства, которые оформлялись как сады по своей планировке были фрагментарны и не несли определенной художественной идеи;
  • в русских садах XVII века наблюдалось преобладание утилитарных функций, которые сочетались с эстетическими;
  • озелененное пространство садов имело регулярные элементы, свободно размещенные в плане усадьбы;
  • расположение всех планировочных элементов усадьбы основывалось на природных особенностях усадебной территории;
  • достаточно хорошо было разработано устройство верховых садов в кремлевских и монастырских комплексах;
  • в царских садах (Нижнем и Верхнем кремлевских), Верховых садах появляются новые декоративные элементы – это беседки «чердаки», терема, шатры и другие;
  • ограниченное пространство кремлевских садов, обеспечивающее защищенность и охрану, было окружено высокими стенами, которое психологически увеличивалось и украшалось окрашенными или расписанными «обманными перспективами» (обманками) [3].

В организации и устроении перечисленных типов озелененных и хозяйственных пространств: монастырях, усадьбах, кремлевских садах видна самобытность нашего народа и уклада жизни, которая сформировалась в свод определенных правил русского садоводства, обеспечивший в дальнейшем основу для развития русского паркостроения и усадебной культуры на протяжении XVIII-XX вв.

Текст статьи
  1. Боговая И. О., Фурсова Л. М. Ландшафтное искусство: Учебник для вузов. М.: Агропромиздат, 1988. - 223 с.
  2. Болховитинов Евгений, митр. Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина Греко-российской церкви: Т. 1-2. - СПб.: в тип. И. Глазунова и его иждивением, 1827. - 2-е изд., испр. и умноженное. - Т. 1. - 343 с.
  3. Вергунов А.П., Горохов В.А. Вертоград: Садово- парковое искусство России (от истоков до начала 20 века). М.: Культура, 1996. - 431 с.
  4. Дубяго Т.Б. Русские регулярные сады и парки, Государственное издательство литературы по строительству архитектуре и строительным материалам, Ленинград, 1963.
  5. Лихачев Д. Поэзия садов / Дмитрий Лихачев. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2018., 416 с.
  6. Раппопорт П.А. Борисов городок // Материалы и исследования по археологии СССР. М., 1955. № 44. Т. 3. С. 56-128.
  7. Сокольская О.Б. История садово-паркового искусства: краткий курс лекций для студентов I-2 курсов направления подготовки 35.03.10 «Ландшафтная архитектура» ФГБОУ ВО Саратовский ГАУ. – Саратов, 2016. – 178 с.
  8. Соловьев К.А. Останкино. М., 1958, С. 8-124.
  9. Тороп. С. Подмосковные усадьбы. URL: https://rus-istoria.ru/component/k2/item/1404-s-torop-podmoskovnye-usadby (дата обращения 10.01.2021)
  10. Фирсова. М.В. История садово-паркового искусства: учеб.пособие / Новосиб. гос. аграр. ун-т. Агроном.фак.; – Новосибирск: ИЦ «Золотой колос», 2014. – 96 с.
  11. Шуховой Е.М. В зеленой тишине Москвы // Московский журнал. М., 1997. Вып. №8-9.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 12 июня по 18 июня
Осталось 7 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
22 июня
Загрузка в eLibrary
22 июня
Рассылка печатных экземпляров
30 июня