Об «утрате» как одном из общественно-опасных последствий нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ
научный журнал «Актуальные исследования» #7 (34), февраль '21

Об «утрате» как одном из общественно-опасных последствий нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ

В статье раскрываются особенности квалификации при нарушении правил оборота прекурсоров наркотических средств или психотропных веществ. Автором уделяется внимание отдельным признакам объективной стороны исследуемого деяния, которые вызывают сложности у правоприменителя при их квалификации.

Аннотация статьи
квалификация преступлений
изменение уголовного законодательства
нарушение правил оборота прекурсоров
а также их прекурсоров
используемые для изготовления наркотических средств или психотропных веществ
инструменты или оборудование
Ключевые слова

Наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры на сегодняшний день являются незаменимыми элементами в создании действенных лекарств и препаратов. В здравоохранении применяется множество видов наркотических средств в процессе лечения заболеваний и снижения болевой чувствительности. Такая необходимость в использовании поощрена как на международном, так и на государственном уровне. Контроль при их перемещении по территории Российской Федерации строго осуществляется и регулируется государством с помощью таких органов исполнительной власти как Федеральная служба России по контролю за оборотом наркотиков, Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения, Федеральная таможенная служба РФ.

К сожалению, проконтролировать оборот наркотических средств полностью не всегда удается государственным органам, так как злоупотребление наркотическими средствами и наркопреступность с каждым годом возникают вновь и вновь. Такая обстановка наблюдается во всех странах мира независимо от уровня развития экономики, политической направленности или географического расположения. В связи с масштабностью преступности в сфере незаконного оборота наркотических средств и исключения его пополнения за счет «утечки» из легализованного сегмента, следует обратить пристальное внимание на нарушения в сфере легального оборота наркотических средств.

Предметом рассмотрения далее по тексту является определение термина «утрата», содержащегося в ч. 1 ст. 228.2 Уголовного Кодекса Российской Федерации (Нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ) [5], понятие которого дано в абзаце 3 п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 (ред. от 06.05.2017) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» [6] (далее – Постановление Пленума), оно сформулировано следующим образом: «под утратой наркотических средств, психотропных веществ, оборудования, инструментов, растений следует понимать их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения либо такое повреждение оборудования или инструментов, которое исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению, если указанные последствия находились в причинной связи с нарушениями, допущенными лицом, в обязанности которого входило соблюдение соответствующих правил».

Представленная формулировка не претерпела изменений на протяжении многих лет, что свидетельствует об устоявшейся позиции Верховного Суда по данному вопросу, а также, исходя из анализа судебной практики, активно используется судебными органами при рассмотрении дел, квалифицируемых по соответствующей статье УК РФ [7]. Однако данная дефиниция по ряду причин не соответствует смыслу, заложенному в ст. 228.2 УК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 228.2 Уголовного Кодекса Российской Федерации, ответственность за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ предусматривается при совершении лицом, в обязанности которого входит соблюдение указанных правил, следующих альтернативных деяний:

  • Нарушение правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ, либо их прекурсоров, инструментов или оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, повлекшее их утрату;
  • Нарушение правил культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, для использования в научных, учебных целях и в экспертной деятельности либо для производства используемых в медицинских целях и (или) в ветеринарии наркотических средств и психотропных веществ, а также нарушение правил хранения, учета, реализации, продажи, перевозки, приобретения, использования, ввоза, вывоза либо уничтожения растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, и их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, повлекшее утрату таких растений или их частей.

Частью второй ст. 228.2 УК РФ предусмотрен квалифицированный состав, однако он не представляется интереса в рамках рассматриваемой проблематики. Исходя из текста данной статьи и факта ее содержания в главе 25 УК РФ (Преступления против здоровья населения и общественной нравственности), можно сделать вывод, что основным непосредственным объектом являются общественные отношения по обеспечению безопасности здоровья населения [1, с. 258], следовательно, цель рассматриваемого состава заключается в том, чтобы не допустить причинения вреда или возникновения угрозы его причинения здоровью населения [2, с. 351].

Таким образом, общественно опасное последствие (утрата) должно заключаться в создании угрозы причинения либо причинении вреда здоровью населения. При соотношении абз. 3 п. 21 Постановления Пленума с вышесказанным возникает вопрос: может ли выведение из строя (что является одним из видов повреждения, исключающего их использование по прямому назначению) оборудования или инструментов, находящихся под специальным контролем, причинить вред или создать угрозу его причинения вышеназванному объекту? Безусловно, такая ситуация возможна, предположим, в случае, если изготавливаемые с помощью специального оборудования наркотические средства или психотропные вещества являются лекарственным средством / частью лекарственного средства, необходимого для лечения больного (больных), при условии отсутствия альтернативных источников таких наркотических средств или психотропных веществ. Но что, если альтернативные источники все-таки есть? Можно ли при таких обстоятельствах квалифицировать деяние по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ? Ответ будет отрицательным ввиду отсутствия в деянии состава преступления. Приведенные аргументы свидетельствуют о необходимости корректировки существующего определения в указанной части.

«Фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения» включает в себя и полную ликвидацию вещи (уничтожение), что опять же противоречит целям состава ст. 228.2 УК РФ, поскольку не влечет заложенных по смыслу последствий. Рассматривая утрату как общественно опасное последствие, следует обращать внимание на судьбу «утраченного» предмета. Так, в случае если его судьба неизвестна – это дает основания полагать, что такой предмет попал или может попасть во владение пользование и распоряжение лица, не имеющего права на проведение тех или иных манипуляций, что несет в себе потенциальную либо реальную угрозу нанесения вреда общественным отношениям, охраняемым непосредственно составом статьи 228.2 УК РФ. По мнению проф. А. В. Бриллиантова «понятие утраты в обязательном порядке включает в себя фактор возможности распространения наркотических средств или психотропных веществ» [3, с. 17].

Схожую позицию можно встретить и в судебной практике. Так, Огородникова Е.А., являясь медицинской сестрой – анестезистом МУЗ «Химкинская центральная городская больница» и лицом, осуществляющим учет и использование наркотических средств и психотропных веществ, 17.06.2009 г. при оказании медицинской помощи в соответствии с назначением врача, в целях обезболивания ввела больному 75 миллиграмм психотропного вещества «Кетамин 5 % – 2 мл.». Недоиспользованные в ходе оказания медицинской помощи 25 миллиграмм психотропного вещества «Кетамин» Огородникова Е.А., осознавая противоправный характер собственных действий и предвидя возможность утраты психотропного вещества «Кетамин 5% – 2мл.», вопреки своим должностным обязанностям и дополнительного соглашения № 78 к трудовому договору № 232, нарушила правила учета психотропных веществ, не организовав надлежащим образом учет данных препаратов и не осуществив надлежащим образом контроль за учетом психотропных веществ, незаконно уничтожила его путем выливания в раковину. Деяния Огородниковой Е.А. квалифицированы судом первой инстанции по ч.1 ст. 228.2 УК РФ, в связи с чем был вынесен обвинительный приговор, однако Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда кассационным определением отменила данный приговор в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании того, что по смыслу закона, когда правила учета либо уничтожения наркотических средств или психотропных веществ нарушаются, и вследствие этого создается возможность использования наркотических средств или психотропных веществ незаконными обладателями, то данное действие образует состав преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ [8].

Если же наркотические средства или психотропные вещества реально уничтожаются, хотя и с нарушением установленного порядка, их утрата невозможна, т.к. отсутствуют условия возможного дальнейшего использования их другими лицами [7].

Развивая тему объекта нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, М. Л. Прохорова выделяет факультативный дополнительный непосредственный объект: «дополнительным непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения нормального функционирования фармацевтических, лечебных, научно–исследовательских и иных государственных, муниципальных, а в отдельных, предусмотренных законом случаях, принадлежащих к иным формам собственности предприятий и учреждений, исключающие выход в нелегальный оборот наркотических средств и находящиеся под специальным контролем» [4, с. 179].

Необходимо отметить, что выбытие из законного владения вследствие нарушения специальных правил далеко не всегда угрожает основному непосредственному объекту, так, например, в ситуации, при которой ответственное лицо не производит необходимой записи в журнал учета при продаже психотропного вещества лицу, обладающему правом на его приобретение, происходит «выбытие при нарушении правил», и согласно абзаца 3 п. 21 Постановления Пленума и ч. 1 ст. 228.2 УК РФ совершается преступление, однако данным деянием не причиняется вред общественным отношениям в сфере обеспечения безопасности здоровья населения, что свидетельствует и об отсутствии состава.

В связи со сказанным считается целесообразным заменить фразу «фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения» на «выход в нелегальный оборот», что в полной мере соответствует смыслу ст. 228.2 УК РФ.

Текст статьи
  1. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник под ред. Разгильдиева Б.Т., Красикова А.Н. Саратов: СЮИ МВД России, 1999. 361 с.
  2. Уголовное право России. Части общая и особенная: учебник / М. П. Журавлев (и др.); под ред. А. И. Рарога 8-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2014 583 с.
  3. Бриллиантов А. В. Квалификация действий по уничтожению наркотических средств // Законность. 2008. № 6. С. 17-21.
  4. Прохорова М.Л. Наркотизм: Социально-психологические, криминологические, уголовно–правовые аспекты: Дис. на соискание ученой степени доктора юрид. наук. Саратов, 2001. 293 с.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2020) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 (ред. от 06.05.2017) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 8, август, 2006.
  7. Приговор от «23» сентября 2011 года по делу № __/__, вынесенный Химкинским городским судом Московской области // www.rospravosudie.com.
  8. Кассационное определение от «06» декабря 2011 года по делу №22-8604/2011, вынесенное Судебной коллегией по уголовным делам Московского областного суда // www.gcourts.ru/.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 апреля по 23 апреля
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
27 апреля
Загрузка в eLibrary
27 апреля
Рассылка печатных экземпляров
05 мая