Ограниченное вещное право на жилое помещение, возникающее в связи с отказом члена семьи от участия в приватизации актуальные проблемы
научный журнал «Актуальные исследования» #7 (34), февраль '21

Ограниченное вещное право на жилое помещение, возникающее в связи с отказом члена семьи от участия в приватизации актуальные проблемы

Данная статья посвящена праву пожизненного (бессрочного) проживания в жилом помещении, возникающем в результате отказа члена семьи от участия в приватизации. В работе анализируется данная проблема с точки зрения отсутствия в законодательстве прописанного механизма прекращения такого права или отказа от него. В результате исследования было выявлено, что понятие члена семьи в законодательстве размыто, а также то, что прекращение или отказ от такого права не регламентирован законодательно.

Аннотация статьи
приватизация
право проживания
ограниченное вещное право
социальный наём
члены семьи нанимателя
Ключевые слова

Российское законодательство в ряде случаев предусматривает такие ситуации, в результате которых гражданин имеет право пожизненно проживать в жилом помещении, при этом не иметь на данное помещение права собственности.

Такое право именуется ограниченным вещным правом, и, как пишет Е.А. Суханов, представляет собой право на чужую вещь (iura in re aliena), которая уже присвоена другим лицом, то есть собственником. Такое право подобно праву собственности, предоставляет управомоченным лицам непосредственное, хотя и строго ограниченное господство над чужой вещью, но ни в коем случае не над поведением другого (обязанного) лица [11, c. 588]. В частности, рассматриваемое право приобретают граждане, отказавшиеся в пользу других граждан, от участия в договоре безвозмездной передачи жилого помещения в собственность в порядке приватизации, но зарегистрированные и имеющие право проживания на момент приватизации в указанном жилом помещении.

Начать стоит с понятия «приватизация», которое подробно раскрывается в ст. 1 Закона РФ от 04.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (далее по тексту – Закон «О приватизации») и выглядит следующим образом: «приватизация жилых помещений – бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном или муниципальном жилищном фонде, а для граждан Российской Федерации, забронировавших занимаемые жилые помещения, – по месту бронирования жилых помещений» [4].

Рассматриваемое право появляется на основании совокупности норм действующего законодательства, а частности ст. 19 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действе Жилищного кодека Российской Федерации» (далее по тексту – ФЗ «О введение в действие ЖК РФ) и ст. 2 Закона РФ «О приватизации».

В соответствии с абз. 1 ст. 2 Закона РФ «О приватизации» граждане Российской Федерации, которые имеют право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе, несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет [4]. Исходя из этого становится понятно, что для приватизации жилого помещения необходимо согласие всех членов семьи нанимателя жилого помещения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в том числе бывших членов семьи нанимателя, которые не утратили право на жилое помещение (ч.4 ст.69 ЖК РФ).

Как уже говорилось выше получить в собственность в порядке приватизации можно жилое помещение, которое находится в государственной или муниципальной собственности, и, которое, в свою очередь, предоставляется гражданам на основании договора социального найма жилого помещения.

По смыслу статьи 60 Жилищного кодека Российской Федерации (далее по тексту – ЖК РФ) договор социального найма жилого помещения – это договор, по которому одна сторона – собственник жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда, либо уполномоченное им лицо обязуется передать другой стороне, а именно гражданину жилое помещение во владение и пользование для проживания в нем без установления срока его действия. Права и обязанности нанимателя жилого помещения по рассматриваемому нами договору предусмотрены ст. 67 ЖК РФ, при этом в ч. 2 ст. 69 ЖК РФ говорится о том, что члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют с нанимателем равные права и обязанности. В дополнение необходимо указать, что ч. 4 вышеизложенной статьи гласит, что в случае, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя, но при этом продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеет наниматель и члены его семьи [2].

Непременно возникает вопрос: кого стоит понимать под членами семьи нанимателя? В соответствии с ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие же родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в случае, если они вселены нанимателем в качестве таковых и ведут с ним общее хозяйство [2]. Под общим хозяйством в абз. 4 п. 25 ПП ВС РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» понимается наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.д. Абзац 5 п. 25 ПП ВС РФ от 02.07.2009 г. № 14 гласит, что для признания других родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора, факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию, может быть подтвержден любыми доказательствами [5].

Абзац 6 п. 25 ПП ВС РФ от 02.07.2009 г. № 14 поясняет что в соответствии с ч. 1 ст. 69 ЖК РФ членами семьи нанимателя, кроме перечисленных выше категорий граждан, могут быть признаны и иные лица, но лишь в исключительных случаях и только в судебном порядке. Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право [5].

В конечном счете членами семьи нанимателя может быть признан любой гражданин, который проживает и ведет совместное хозяйство с нанимателем жилого помещения по договору социального найма. И, хотя, ч. 2 ст. 70 ЖК РФ предполагает при вселении в жилое помещение граждан в качестве членов семьи нанимателя вносить в договор социального найма изменения в части указания в данном договоре нового члена семьи нанимателя [2], на практике это происходит редко. Граждане проживают совместно, но изменения в договор не вносятся.

В качестве примера представляется возможным привести апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия № 33-3609/2016 от 11.10.2016 года. В указанном определении изложено следующее дело: Долгалев С.Н., действующий в интересах несовершеннолетней Д.Д.С., обратился в суд (Петрозаводский городской суд по первой инстанции, дело № 2-4794/2016 от 14.07.2016 года) с иском на том основании, что в апреле 2013 года его бывшая супруга приватизировала квартиру и при этом их несовершеннолетние дочери не участвовали в приватизации. Истец просил признать договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность в порядке приватизации недействительным в части не включения в договор несовершеннолетних детей и обязать ответчика определить доли в праве собственности на квартиру несовершеннолетних не менее чем по 1/3 доли за каждым. Определением суда исковые требования в отношении одной из несовершеннолетних оставлены без рассмотрения. Решением суда иск удовлетворен частично. Признан недействительным договор безвозмездной передачи жилого помещения в собственность в порядке приватизации, за несовершеннолетней Д.Д.С. признано право собственности на 1/2 доли в указанном жилом помещении. При этом из материалов дела следует, что нанимателем являлась Долгалева О.В. и М.Н.А., также в указанной квартире с рождения проживала несовершеннолетняя Д.Д.С., которая была зарегистрирована в данном жилом помещении только 26.09.2013 года. Договор приватизации между Долгалевой О.В. и Администрацией Петрозаводского городского округа был заключен ранее указанного факта, а именно 08.04.2013 года. Несовершеннолетняя Д.Д.С. участия в приватизации не принимала. Суд же пришел к выводу о том, что несмотря на то, что несовершеннолетняя Д.Д.С. в указанной квартире не была зарегистрирована, но проживала совместно с матерью, имела право пользования данной квартирой и подлежала включению в договор безвозмездной передачи жилого помещения в порядке приватизации. То есть даже несмотря на то, что несовершеннолетняя не была зарегистрирована в указанной квартире, суд счел не включение ее в договор приватизации нарушением ее прав и признал за ней 1/2 долю в праве общей долевой собственности на спорное помещение [9].

По общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу, является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом [1]. При этом в ГК делается ссылка на ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в которой говорится о том, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию [1]. При этом в ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" говорится, что положение вышеизложенной части статьи Жилищного кодека РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором [3].

В соответствии с абз. 3 п. 18 ПП ВС РФ от 02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного Кодекса Российской Федерации» п. 2 ст. 292 ГК РФ не применяется к бывшим членам семьи собственника по тому основанию, что в момент, когда они давали согласие на приватизацию жилого помещения занимаемого на основании договора социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (ст. 2 Закона РФ «О приватизации») они считали, что право пользования данным жилым помещением будет носить для них бессрочный характер и ,как следствие, должно учитываться при переходе прав собственности на жилое помещение по соответствующему основанию другому лицу (договор купли-продажи, наследование, мена и т.д.) [5]. Лиц, которые отказались от приватизации снять с регистрации без их согласия в судебном порядке не представляется возможным. Примером вышеизложенного может служить решение Зареченского городского суда Пензенской области № 2-748/2018 от 12.07.2018 года в соответствии с которым Есенкова Д.М. обратилась в суд с иском Денькину И.А. о признании утратившим право пользования жилым помещением. На основании материалов дела суд установил следующее: в декабре 1992 года в качестве члена семьи был вселен муж истицы и с ее согласия ответчик был там зарегистрирован. В апреле 1997 года брак был расторгнут, ответчик выехал на другое постоянное место жительства, вывез вещи, обязательств по оплате за жилищные и коммунальные услуги не выполнял. Добровольно сняться с регистрации отказывается. В апреле 2006 года отказался от приватизации квартиры в пользу жены. Ответчик считал, что несмотря на то, что он отказался от приватизации, он приобрел право пожизненного проживания в ней, другого жилья не имеет, от проживания в указанной квартире не отказывается, но не проживает фактически так как ему чинят препятствия, оплачивает коммунальные услуги и т.д. Суд исковые требования не удовлетворил [9].

Вторым вопросом, который возникает при изучении данной темы, является вопрос о том, каким образом прекращается право пожизненного проживания? В действующем законодательстве не предусмотрена конкретная процедура прекращения этого права. В таком случае делается возможным обратиться к практике судов и некоторым общим положениям законов. Но и в данном случае нет определенности, так, например, в обзоре судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года вопрос 45 говорит о том, что право пользования жилым помещением при отказе от приватизации носит бессрочный, то есть пожизненный, характер [6]. Из этого можно сделать вывод о том, что снятие с регистрации не повлечет за собой прекращение этого права. Также п. 2 ст. 9 ГК РФ гласит, что отказ граждан или юридических лиц от осуществления, принадлежащих им прав, не влечет прекращение этих прав, за исключением случаев, которые предусмотрены законом [1]. Исходя из положений этой статьи можно сделать вывод о том, что отказаться от этого права невозможно и при последующих переходах права собственности на объект, который был приватизирован и при осуществлении данной процедуры были лица, которые отказывались от нее, за «отказниками» всегда будет сохраняться это право, которое они смогут реализовать, тем самым приносить неудобства новым собственникам, обременяя право собственности новых жильцов.

Но в то же время в определении Верховного суда Российской Федерации по делу № 203-В11-14 от 17.11.2011 года говорится о том, что ст. 19 «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» призвана защищать бывших членов семьи собственника жилого помещения от возможного принудительного выселения этих членов семьи по инициативе собственника, а, следовательно, реализация этих прав зависит от волеизъявления бывших членов семьи собственника и в случае их добровольного выбытия из квартиры собственника в иное место жительства должно быть расценено как отказ от прав и обязанностей, которые установлены законом или договором по поводу жилого помещения [8].

Также аналогичное мнение изложено в обзоре судебной практики Верховного суда Российской Федерации за январь-июль 2014 года (Споры, возникающие из жилищных правоотношений) гласит, что в случае выезда в другое место жительства право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника, в котором он проживал вместе с собственником жилого помещения, может быть прекращено независимо от того, что в момент приватизации спорного жилого помещения бывший член семьи собственника жилого помещения имел равное право пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим [7].

В заключении хотелось бы сделать вывод о том, что на данный момент в Российском законодательстве хотя и присутствуют нормы, детально регламентирующие процесс получения права пожизненного проживания в приватизированной квартире, призванные защищать лиц, отказавшихся от приватизации, и дающие им возможность не терять свое место жительства, отсутствует процесс прекращения этих прав, а также отсутствует конкретное понимание члена семьи нанимателя по договору социального найма, что влечет за собой невозможность точно знать лицам, планирующими приобрести жилое помещение, например, по договору купли-продажи, у собственника, ранее приватизировавшего его, не будет ли со стороны третьих лиц правопритязаний на данный объект недвижимости.

На практике указанные несовершенства законодательства влекут проблемы как для лиц, являющихся собственниками таких жилых помещений, так и для лиц, которые приобрели или хотят приобрести такие жилые помещения.

Текст статьи
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51–ФЗ (с последними изменениями на 08 декабря 2020 г. № 427-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.
  2. Жилищный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ (с последними изменениями на 22 декабря 2020 г. № 441-ФЗ)//Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 1. - ч. 1. - Ст. 14.
  3. Федеральный закон «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации»: Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ (с последними изменениями на 25 мая 2020 г. № 156-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 1. - ч. 1. - Ст. 15.
  4. Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»: Закон Российской Федерации от 04 июля 1991 г. № 1541-1 (с последними изменениями на 20 декабря 2017 г. № 399-ФЗ) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. - 1991. - № 28. - Ст. 959.
  5. Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»: Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации от 02 июля 2009 г. № 14 // Российская газета. - 2009. - № 123.
  6. Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года: Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации от 01 марта 2006 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. - 2006. - № 5.
  7. Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации за январь-июль 2014 года: Обзор судебной практики Верховного суда Российской Федерации от 01 сентября 2014 г.//Бюллетень Верховного суда РФ. - 2014. - № 11.
  8. Определение Верховного суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 г. [Электронный ресурс]: Судебная практика/ Верховный суд Российской Федерации. - Электрон. Дан. - URL: http://vsrf.ru, свободный. - Яз.рус. - (09.02.2021).
  9. Решение Верховного суда Республики Карелия от 11 октября 2016 г. [Электронный ресурс]: Судебная практика/ Верховный суд Республики Карелия.-Электрон. Дан. - URL: http://vs.kar.sudrf.ru, свободный. - Яз.рус. - (09.02.2021).
  10. Решение Зареченского городского суда Пензенской области от 12 июля 2018 г. [Электронный ресурс]: Судебная практика / Зареченский суд Пензенской области. - Электрон. Дан.-URL: http://zarechensky.pnz.sudrf.ru, свободный. - Яз.рус. - (09.02.2021).
  11. Российское гражданское право: Учебник: в 2 т. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права/отв. ред. Е.А.Суханов. - изд. 2-е., стеретип. - Москва: Статут, 2011. - 958 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 19 июня по 25 июня
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
29 июня
Загрузка в eLibrary
29 июня
Рассылка печатных экземпляров
07 июля