Метафорическое моделирование в политическом дискурсе на материале статей, посвященных выходу Великобритании из ЕС в британской, немецкой и российской прессе

Метафорическое моделирование в политическом дискурсе на материале статей, посвященных выходу Великобритании из ЕС в британской, немецкой и российской прессе

Настоящая статья посвящена рассмотрению особенностей метафорического моделирования концепта Брексит в британском, немецком и российском политическом дискурсе. Материалом исследования послужили статьи с использованием метафор из британских, немецких и российских СМИ, посвященные теме выхода Великобритании из Европейского союза. Задачами исследования являются выявление наиболее частотных метафорических моделей, проведение подробного анализа примеров с последующим приведением выводов относительно общего характера каждой метафорической модели.

Аннотация статьи
коннотация
метафорическая модель
метафора
брексит
СМИ
концепт
Ключевые слова

Изучением термина «концепт» занимаются такие науки как когнитивная лингвистика, культурология, политология, социология, этно-психология и т.д. На сегодняшний день концепт также является базовым термином лингвокультурологии, однако ученым до сих пор не удалось прийти к единому мнению относительно определения данного термина в силу существования достаточно большого количества подходов и трактовок.

В нашем исследовании мы опираемся на определение термина «концепт», предложенное С.Г. Воркачевым, согласно которому это предмет коллективного сознания, ведущий к высшим сущностям, отмеченный этнокультурным свойством и имеющий выражение в языке [1]. По мнению исследователя, единственный смысл терминологизации понятия концепт – это необходимость соотнесения смысловых единиц и языковой личности, являющейся представителем национального менталитета [1].

В отличие от классической метафоры, представляющей собой средство художественной выразительности, в когнитивной науке она понимается как важнейшая операция над понятиями, а также способ структурирования понятийной системы. Мы познаем неизвестное через известное, абстрактное – через конкретное, то есть знания переносятся из одной содержательной области в другую, а метафора рассматривается как важная ментальная операция, связанная с мышлением [2].

Метафора позволяет нам осмыслить абстрактные по природе, неструктурируемые предметы. Существует огромное количество метафорических моделей, которые помогают выразить одно понятие через другое. Изучение этих моделей, в свою очередь, способствует более глубокому пониманию мировоззрения и поведения, а также особенностей восприятия действительности разных народов.

Таким образом, концептуальная метафора в настоящее время активно исследуется, она являет собой инструмент мышления и познания, отражает культурные особенности разных народов, так как ее основой является национально-культурное видение мира.

Метафора находит достаточно широкое использование в средствах массовой информации, которые являются главным зеркалом всех мировых событий. Она не только помогает создать яркую и целостную картину происходящего, но и реализует одну из основных функций СМИ – воздействующую. Создаваемый авторами газетных статей при помощи метафоры яркий зримый образ суггестивно влияет на восприятие информации под определенным углом зрения [4].

Предметом нашего исследования является метафорическое моделирование в политическом дискурсе. Материалом нашего исследования послужили статьи с использованием метафор из британских, немецких и российских СМИ, посвященные теме выхода Великобритании из Европейского союза.

В российской прессе одной из наиболее распространенных метафорических моделей при освещении процесса выхода Великобритании из Евросоюза является «Брексит – Театр», вербализованная главным образом в лексике, описывающей части театральной постановки, либо обозначающей жанровую принадлежность театрального произведения. Рассмотрим некоторые примеры.

«До развязки драмы под названием брексит, начавшейся в июне 2016 года, остаётся совсем мало времени – 29 марта 2019 года Великобритания официально покинет Евросоюз. Один из ключевых эпизодов будет разыгран сегодня, 15 января <…>» («Парламентская газета», 15.01.2019). Согласно толковому словарю русского языка С. И. Ожегова основным значением лексемы «драма» является «род литературных произведений¸ написанных в диалогической форме и предназначенных для исполнения актерами на сцене». Поскольку в статье речь идет не о театральном представлении, а о событиях на политической арене, мы можем сделать вывод, что здесь слово «драма» является метафорой. В силу того, что процедура брексита зачастую сопровождается противоречивыми, а порой – и нелепыми с точки зрения некоторых сторонних наблюдателей, действиями со стороны британского правительства, автор статьи явственно подчеркивает, что в последнее время политический процесс по данному вопросу походит скорее на театральную драматическую постановку. Автор продолжает развивать данную метафору, используя выражение «один из ключевых эпизодов будет разыгран», где при помощи метафоры «разыграть» вновь проводится сравнение брексита с игрой, постановкой, а посредством метафоры «эпизод» данный политический процесс сравнивается с многосерийным фильмом или многоактовой театральной постановкой, что указывает на его затяжной характер. Данные метафоры, очевидно, обладают отрицательной коннотацией.

«Мыльная опера под названием "брекзит" подходит к логическому концу» («Российская газета», 22.11.2018). Согласно энциклопедическому словарю крылатых слов и выражений В. Серова словосочетание «мыльная операмелодраматический сериал с невысокими художественными достоинствами; также о поведении кого-либо, напоминающем поведение персонажей из телевизионных многосерийных мелодрам». Поскольку изначально главной целью мыльных опер, которые впервые появились в США в конце 30-х годов, была реклама всякого рода моющих и чистящих средств (отсюда и название – «мыльная»), то актерское исполнение и общее качество постановки в таких телепрограммах зачастую отодвигалось на второй план и не отличалось высоким уровнем. Таким образом, использование в данном примере метафоры «мыльная опера» вновь указывает на сильную затянутость брексита, а также на недостаточный профессионализм и излишнюю драматичность в поведении сторон процесса. Как видно из контекста, данная метафора носит очевидный отрицательный оттенок.

Таким образом, ключевыми лексемами метафорической модели «Брексит – Театр» в российской прессе являются «драма», «эпизод», «разыграть», «мыльная опера».

Сфера-источник «Развод» также находит широкое применение среди отечественных журналистов. Так, с помощью метафор модели «Брексит – Развод» зачастую осуществляется сравнение брексита с типичным семейным раздором. Рассмотрим некоторые примеры.

«Мы, честно говоря, ожидали семейного скандальчика с битьем посуды, угрозами «уйти к маме» и финальным примирением с перспективой покупки «шубки» дополнительных квот и бонусов» («Завтра», 1.07.2016). Данный фрагмент наглядно отражает изначальное отношение большей части мировой общественности к идее брексита. Так, метафора «семейный скандальчик с битьем посуды, угрозы уйти к маме» позволяет описать политический процесс как беспочвенную женскую истерику со стороны Великобритании. Данный образ становится еще более выразительным благодаря уменьшительно-ласкательному суффиксу –чик в лексеме «скандальчик», что, вместе с усилением эмоционально-оценочного компонента лексемы, характеризует брексит как нечто несущественное и неприметное, нестоящее пристального внимания и обсуждения. Кроме того, данный образ подкрепляется словосочетанием «угрозы уйти к маме»: вероятно, в данном контексте подразумевается отлучение Британии от «совместной жизни» с Евросоюзом и ее возврату к отдельному и независимому существованию; однако лексема «угроза» подчеркивает несерьезность намерений, указывает на то, что реальных попыток выхода Великобритании из Евросоюза предпринято не будет. Наконец, с помощью метафоры «финальное примирение с перспективой покупки шубки» автор мастерски изображает предполагаемый исход типичного семейного скандала: здесь Великобритания рисуется как меркантильная супруга, требующая извинений в виде материальных подарков («шубы») за скандал, который сама и устроила. Несмотря на то, что примирение – положительный исход любой ссоры, в данном контексте прослеживается явная ирония, которая сохраняет эмоциональный фон предложения отрицательным. Из вышесказанного следует, что метафоры в данном примере, выступая в качестве стереотипизированной модели поведения супруги во время ссоры, свидетельствуют о том, что первоначально инициатива брексита воспринималась как не более чем незначительная показная демонстрация недовольства со стороны британского правительства, которое, якобы, стремилось посредством заявлений о выходе из ЕС получить дополнительные привилегии в «семействе» Евросоюз. Все метафоры в данном примере содержат ярко выраженную отрицательную коннотацию.

«На нем [экстренном саммите лидеров стран-членов ЕС] был официально оформлен развод между Лондоном и Брюсселем и запущена процедура «брекзита» - официального выхода Великобритании из состава ЕС» («Российская газета» 25.11.2018). В данном примере мы выделяем метафору «был официально оформлен развод». В статье сообщается о наконец утвержденном договоре о брексите, который ознаменовал скорую отмену статуса Великобритании как члена Евросоюза. Как и при разрушении семьи в реальной жизни, выход Британии из ЕС воспринимается здесь как трагичное, печальное событие. Более того, подобно тому, как любой процесс расторжения брака между людьми сопровождается разделом имущества и назначением иных экономических обязательств супругов, брексит также влечет значительные негативные экономические последствия для сторон договора. Таким образом, в данном примере брексит изображается как нежелательный и катастрофический процесс, недостатки которого значительно превышают преимущества для Великобритании и ЕС. Метафора содержит очевидную отрицательную коннотацию.

Таким образом, ключевыми лексемами метафорической модели «Брексит – Развод» в российской прессе являются «скандальчик», «битье посуды», «угрозы», «примирение», «подарок», «развод».

Далее перейдем к рассмотрению метафорических моделей в немецких печатных СМИ. Как и в российской прессе, в немецкой одной из наиболее распространенных моделей является „Brexit – Theater“.

„Die anderen wundern sich nur noch, dass das absurde Theater im britischen Parlament immer noch einen Akt der Steigerung bereit hat…“ («Другие же просто удивляются, что у этого театра абсурда, который происходит сейчас в британском парламенте, все еще предстоит акт подъема…») (газета „Kurier“, 29.03.2019). Как видно из примера, немецкая пресса также воспринимает дело о выходе Великобритании как театральное представление, более того характеризует его как «абсурдный». В частности, в статье идет речь о противоречивости действий британского правительства: в данный период британский парламент неоднократно подчеркивал желание осуществления брексита, однако при этом все-же отклонял соглашение о выходе страны из ЕС, за которое так боролась Тереза Мэй, - поэтому в итоге она подала в отставку, чтобы нежелательный, но официальный выход был, наконец, совершен. Именно поэтому действия со стороны Великобритании описываются здесь метафорой «театр абсурда». Кроме того, автор статьи использует метафору „Akt der Steigerung“, благодаря чему вновь подчеркивается затянутость, «многоактовость» брексита. Так, автор указывает на то, что вопрос о выходе Великобритании из ЕС до сих пор не достиг кульминации даже спустя 2 года с его начала. Коннотация рассматриваемых нами в этом примере единиц отрицательная.

„Das wahre Brexit-Drama steht jetzt bevor“ («Теперь предстоит настоящая драма «брексит»») (газета „Die Welt“, 8.12.2017). В данном примере мы выделяем метафору „Brexit-Drama“, которая вновь указывает на схожесть событий, связанных с брекситом, и драматической постановки. Данная статья была опубликована в период, когда Лондону и Брюсселю удалось получить первые реальные результаты переговоров касательно брексита, для чего однако, Терезе Мэй пришлось пойти на большое количество уступок, которые могли бы отрицательно повлиять на общее положение Великобритании в случае выходя страны из ЕС на этих условиях. Таким образом, автор статьи подчеркивает, насколько драматичным исходом оборачивается Великобритании их собственная инициатива по брекситу. Коннотация данной метафоры, очевидно, является отрицательной.

Итак, в немецкой прессе ключевыми лексемами метафорической модели „Brexit – Theater“ являются „absurd“, „Theater“, „Akt“, „Drama“.

Не менее распространенной сферой-источником метафорической экспансии при описании процесса брексита в немецких СМИ является медицина. В частности, особое место здесь занимает модель „Brexit – Erkrankung“, метафоры которой характеризуют брексит как явление болезненное, нездоровое, а нередко – мучительное и невыносимое, влекущее за собой тяжелые «осложнения». Обратимся к примерам.

Der fiebrige Zustand der britischen Politik steuert auf einen neuen akuten Anfall Ende kommender Woche zu <…>“ («В конце следующей недели лихорадочное состояние британской политики закончится очередным острым приступом») (газета „Neue Züricher Zeitung“, 1.07.2018). Согласно толковому словарю немецкого языка Duden главным значением прилагательного „fiebrig“ является «больной лихорадкой; страдающий лихорадкой». Поскольку в данном примере речь идет не о человеке и биологических процессах в его организме, а о состоянии политики, то данная лексема используется здесь в переносном, метафорическом смысле, а именно: «в ожидании чего-то; в состоянии ажиотажа, волнения». Данная метафора довольно точно и ярко передает настроения в британском правительстве по состоянию на июль 2018 года, когда все внимание не только британской и европейской, но и также мировой общественности было приковано к процедуре брексита. Тогда еще действующему премьер-министру Соединенного Королевства, Терезе Мэй, и ее кабинету не удалось принять ряд сверхважных решений для благоприятного выхода Великобритании из Евросоюза («мягкий брексит») даже спустя 15 месяцев с момента начала процедуры брексита, поскольку выдвигаемые Терезой Мэй предложения оказывались, в конечном счете, невыгодными для ЕС, а иногда – вовсе невыполнимыми. Разумеется, проведение непродуктивных переговоров на протяжении столь долгого периода времени заставило британское правительство постоянно находиться в напряженном, судорожном состоянии, что и отражено в данной метафоре. Далее, используя метафору „ein akuter Anfall“, автор статьи завершает созданный образ и изображает своего рода кульминацию, наивысшую точку лихорадочного состояния – «острый приступ», подразумевая надвигающийся дипломатический провал Лондона. Кроме того, посредством использования в данной метафоре эпитета „neu“ («новый, очередной») автор подчеркивает многократность таких провалов со стороны Великобритании. Рассматриваемые в данном примере метафоры носят явную отрицательную коннотацию.

„Am Ende war es die Wahl zwischen Pest und Cholera und ein Ergebnis, mit dem niemand recht zufrieden sein kann“ («В конце концов, это был выбор между чумой и холерой – результат, которым никто не может быть полностью доволен») (газета „Frankfurter Rundschau“, 11.04.2019). Выражение „die Wahl zwischen Pest und Cholera“ является довольно распространенным и широкоупотребительным фразеологизмом в немецком языке, который, как и большинство идиом, базируются на метафорическом переносе. Толковый словарь устойчивых выражений Duden трактует данный фразеологизм как «выбор между двух зол, в [почти] безвыходной ситуации». В данном примере метафора как нельзя точно описывает очередную неудачу в принятии решении по поводу выхода Великобритании из ЕС: в силу неспособности британского правительства выдвинуть благоприятные условия для брексита Европарламент вынужден постоянно откладывать дату его осуществления. Таким образом, и принятие условий Британии, и постоянные переносы срока брексита являются нежелательными исходами для Евросоюза, однако выбор между двумя альтернативами всегда оказывается неизбежным. Очевидно, что данная метафора носит отрицательную коннотацию.

Таким образом, в немецкой прессе метафорическая модель „Brexit – Erkrankung” представлена следующими ключевыми лексемами: „fiebrig”, „akuter Anfall”, „Pest”, „Cholera”.

В британской прессе наиболее распространенной метафорической моделью оказалась “Brexit – Food”, вербализованная в лексемах, связанных с пищей, процессом ее приготовления, а также со сферой общественного питания. Рассмотрим несколько примеров.

“If you order a meal which never comes, you can ask for something else. If the meal is not what you ordered, you send it back. If you know it is going to make you ill, you don’t eat it” («Если вы заказали блюдо, а вам его никак не выносят, вы можете попросить что-нибудь другое. Если вам принесли не то, что вы заказывали, - попросите унести заказ. Если вы знаете, что вам станет плохо от этого блюда, - не ешьте его») (газета “Independent“, 24.09.2018).

“<…> Britain did not want to have its cake and eat it; it just did not agree with the EU what the recipe for the cake should be” («Британия не хотела взять и съесть предназначенный ей пирог. Ей просто не удалось договориться с ЕС насчет его рецепта») (информационный портал “BBC News”, 28.07.2017).

В двух данных фрагментах мы наблюдаем развернутые метафоры, сферой-источником которых является пища. Так, с помощью сравнения условий соглашения с блюдом (“meal”), в первом примере происходит метафорический перенос с порядка принятия решений на переговорах на действия, предпринимаемые любым человеком во время похода в кафе или ресторан: если условия соглашения не осуществимы (“never come”) – необходимо их пересмотреть (“ask for something else”); если хотя бы одна сторона не согласна с условиями соглашения (“is not what you ordered”) – их нужно отклонить (“send it back”); если условия соглашения могут принести вред сторонам (“make you ill”) – их нельзя принимать (“don’t eat it”). Метафоры “order a meal” и “eat it”, в отличие от остальных метафор данного фрагмента, не содержат эмоционально-оценочную коннотацию.

Во втором примере мы сталкиваемся с метафорой “cake”, под которой очевидно подразумевается соглашение о брексите, и метафорой “recipe”, которая означает условия данного соглашения. Все метафоры данного фрагмента не содержат эмоционально-оценочную коннотацию.

Таким образом, как и в некоторых предыдущих примерах, здесь также затрагивается тема непродуктивности переговоров между Лондоном и Брюсселем, а именно – неспособностью сторон прийти к соглашению.

Итак, в британской прессе метафорическая модель “Brexit – Food” представлена следующими ключевыми лексемами: “order”, “meal”, “send back”, “dish that never comes”, “ask for something else”, “cake”, “eat”, “recipe”.

Для британской прессы также характерно достаточно частое обращение к такой сфере-источнику метафорической экспансии как “Theatre”. Здесь, как и в российских и немецких печатных СМИ, события брексита зачастую отождествляются с драматической постановкой. Перейдем к рассмотрению примеров.

„It is instead a long kabuki drama in which politicians, not least Eurosceptics, advocate policies they would never actually implement” («Напротив, это длинная драма кабуки, где политики, а также евроскептики, защищают политику, которую никогда бы сами не осуществили») (газета “Financial Times”, 8.04.2016). При анализе примеров из британской прессы мы установили, что отношение самих британцев к брекситу носит явный негативный характер. В данном примере мы выделяем метафору „kabuki drama“. Кабуки – это классический театр в Японии, сочетающий драматические, танцевальные и музыкальные элементы, а его неотъемлемыми атрибутами являются грим и театральные маски. Средняя длительность выступления в таком театре является относительно высокой – 5-6 часов, что значительно дольше продолжительности более типичных театральных представлений. Так, сравнивания брексит с драматическим кабуки автор ярко и едко передает свое видение данного процесса, который представляет собой бесконечный спектакль лицемерия, где все актеры скрывают свои лица за гримом или масками, и прикладывают все усилия, чтобы сделать представление как можно более драматичным, интересным для зрителя. Очевидно, что коннотация данной метафоры является отрицательной.

The Brexit farce is about to turn to tragedy(«Фарс «Брексит» вот-вот превратится в трагедию») (газета “Financial Times”, 22.03.2019). В данном примере мы выделяем метафоры “farce” и “tragedy”. Согласно толковому словарю Collins Concise English Dictionary, лексема “farce” имеет значения «юмористическая пьеса, основанная на невероятных ситуациях; жанр комедии, представленный произведениями такого рода; нелепая ситуация или действие». Таким образом, автор данной статьи не только называет брексит нелепым театральным представлением, но и как бы «предрекает» скорый печальный исход для британского правительства. Кроме того, на основе метафорического сравнения брексита с фарсом и трагедией в данном случае строится такая риторическая фигура как антитеза. Как и во всех предыдущих примеров, коннотация метафор в данном примере является отрицательной.

Таким образом, в британской прессе метафорическая модель “Brexit – Theatre” представлена следующими ключевыми лексемами: “kabuki”, “drama”, “farce”, “tragedy”.

На основе анализа примеров мы можем сделать вывод, что видение брексита в СМИ России, Германии и Великобритании во многом схоже: во-первых, большинство рассмотренных нами метафор содержат отрицательную коннотацию, что говорит о негативном отношении к брекситу в сознании россиян, немцев и британцев; во-вторых, для описания процесса брексита в прессе трех данных стран одной из наиболее популярных метафорических моделей является «Брексит – Театр», которая при этом представлена схожими ключевыми лексемами.

Текст статьи
  1. Воркачев С. Г., Кузнецова Л. Э., Кусов Г. В., Полиниченко Д. Ю., Хизова М. А., Лингвокультурный концепт: типология и области бытования [Текст] : [монография] / ВолГУ; под общ. ред. проф. С. Г. Воркачева. – Волгоград: ВолГУ, 2007. – 400 с.
  2. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем : пер. с англ. / под ред. и с предисл. А.Н. Баранова. – М. : Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.
  3. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова ; Российская академия наук. Институт русского языка им. Виноградова. ‒ 4-е изд., дополненное. ‒ М. : ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2003. ‒ 944 с.
  4. Таджибова А.Н. Мир метафоры и мир метафоры в массмедийном дискурсе // Litera. – 2016. – №2. – С. 35-44. DOI: 10.72562/2409-8698.2016.2.19135 URL: https://nbpublish.com/library_read_article_php?id=19135
  5. Словарь Duden [Электронный ресурс] Режим доступа: https://www.duden.de/
  6. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений: Более 4000 статей / [авт.-сост. В. Серов]. - 2-е изд. - М. : Локид-Пресс, 2005. – 880 с.
  7. The Concise Oxford Dictionary of English Etymology / ed. by T. F. Hoad. ‒ Oxford : Oxford University Press, 2003. ‒ XIV, [2], 552 p.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 октября по 31 октября
Осталось 7 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
04 ноября
Загрузка в elibrary
04 ноября
Рассылка печатных экземпляров
06 ноября