Частные следственные (криминалистические) версии при производстве следственных действий с участием подозреваемых и обвиняемых, страдающих психическими расстройствами

Частные следственные (криминалистические) версии при производстве следственных действий с участием подозреваемых и обвиняемых, страдающих психическими расстройствами

В статье рассматриваются основы существования частных криминалистических версий в рамках производства группы либо отдельных следственных действий с участием лиц, обладающих психическими аномалиями. Предлагаются критерии и две классификации частных криминалистических версий, формируемых при производстве следственных действий с участием подозреваемых и обвиняемых, страдающих психическими расстройствами.

Аннотация статьи
методика расследования преступлений
невменяемость
планирование по уголовным делам
симуляция
Ключевые слова

В настоящее время модернизация методики расследования преступлений и тактики производства следственных действий осуществляется по нескольким направлениям, одним из которых выступает методика и порядок формирования следственных версий, образующих сердцевину планирования по уголовным делам [3, с. 23-25]. Данное обстоятельство крайне актуально в условиях формирования следственных ситуаций по делам о преступлениях, совершенных лицами с различными психическими расстройствами. Данная категория дел прямо не относится к неочевидным, но специфика указанных лиц зачастую свидетельствует об отсутствии очевидных представлений о механизме и полной картине совершенного преступления. Достаточно сложная социально-экономическая ситуация в стране и непростая криминогенная обстановка также оказывают свое «влияние» на возрастание среди участников уголовно-процессуальных отношений лиц с различными психическими девиациями. Ведь в специально проведенных криминологических исследованиях указывается, что современная криминальная обстановка отражает «сохранение существенного объема негативных криминологически значимых фоновых явлений преступности, а именно алкоголизма, наркомании, проституции» [4, с. 93]. Отмеченные «фоновые явления» осложняют построение позитивного прогноза о высокой вовлеченности в уголовно-процессуальные отношения лиц с различными психическими расстройствами, в том числе обусловленные алкоголизмом, токсикоманией и наркоманией.

Рассматривая вопросы формирования версий А.В. Варданян отмечает, что «традиционно на высокую вероятность причастности к насильственным преступлениям лиц, страдающих психическими аномалиями, указывают серийность совершения данных деяний в сочетании с наличием побуждений сексуального характера, отсутствие мотивации либо мотивация, противоречащая законам логики, и так далее. Вместе с тем осуществление указанных действий субъектами преступления может говорить как о наличии психический аномалий, так и симулятивном поведении, обусловленном имитацией состояния невменяемости с целью направления расследования по ложному пути либо освобождения от уголовной ответственности» [2, с. 8]. В целом соглашаясь с изложенной позицией все же допустимо указать на необходимость рассмотрения вопроса о формировании следственных версий не только в рамках общей методики расследования преступлений, но и в границах производства группы либо даже отдельных следственных действий с участием лиц, обладающих психическими аномалиями (особенно в контексте их вероятного симулятивного поведения).

Как представляется, следственные версии применительно к производству следственных действий носят частный и уже более тактический характер, ограничиваются предположительными умозаключениями следователя не столько о сущности исследуемого события, обладающего признаки общественно опасного деяния, сколько об отдельных его обстоятельствах и деталях, требующих соответствующей проверки путем выполнения как раз конкретного следственного действия. Такие следственные версии приемлемее именовать частными криминалистическими версиями. Думается, что относительно частных криминалистических версий, выдвигаемых в преддверии и в ходе производства следственных действий с участием лиц, имеющих, в том числе гипотетически, психические расстройства, в зависимости от предположительных умозаключений относительно психического состояния данных лиц можно предложить следующие их основные разновидности – расследуемое деяние совершено лицом, а) обладающим соответствующим психическим расстройством (включая пограничные состояния), в том числе скрывающим наличие у него данного заболевания; б) в психическом отношении здоровым лицом, но у которого после совершения такого деяния наступило психическое расстройство; в) психически здоровым, но симулирующим психическое заболевание (как разновидность – находящимся под манипуляторным воздействием со стороны соучастников); г) имеющим психическое расстройство, не исключающее вменяемости, но симулирующим наличие у него состояния невменяемости.

Также рассматриваемые частные криминалистические версии можно подразделить на основании выяснения особенностей механизма совершенного общественно опасного деяния, стадий его реализации и элементов события: 1) версия о факте совершенного преступления, а именно имело ли оно место в реальной действительности, имел ли место самооговор (не включая оговор соучастников преступления, поскольку это фактически недопустимый способ самозащиты) либо несчастный случай, а также о вероятности наступления общественно опасных преступлений (в широком смысле этой категории, а не только с позиций законодательной конструкции состава преступления), не находящихся в причинной связи с действиями (бездействием) вовлеченных в уголовный процесс лиц; 2) версия о предположительном содержании одного из обстоятельств устанавливаемого события, в последующем, возможно, подлежащего доказыванию (например, способа совершения посягательства, его мотива, пространственно-временных условий совершения общественно опасного деяния, используемых орудий); 3) версия о наличии в механизме совершенного деяния провокационных либо манипуляторных действий со стороны третьих лиц.

Допустимо выдвигать иные версии, не охватываемые стандартными классификациями. В частности, частная криминалистическая версия о совершении преступления в состоянии сильного душевного волнения (аффектированном состоянии), вызванного угрозами, жестоким обращением или систематическим унижением человеческого достоинства со стороны потерпевшего или иных лиц. Также можно рассматривать версию о возможности совершения лицом, обладающим психическими аномалиями, других (одного или нескольких) общественно опасных деяний. Допустимо говорить о последовательном «накладывании» различных версий, что может приводить к их комбинации и максимальной детализации презюмируемого события случившегося.

Безусловен тот факт, что в зависимости от избранной версии должно зависеть избрание и тактика проведения конкретного следственного действия, а на основании её подтверждения или опровержения – избрание последующих следственных действий, выступающих элементами доказательственной цепочки общего хода предварительного расследования по уголовному делу.

Таким образом, в настоящее время имеются резервы и практическая потребность в оптимизации процесса формирования следственных ситуаций по делам о преступлениях, совершенных лицами с различными психическими расстройствами.

Текст статьи
  1. Алиева А.Г. Роль следственных версий в планировании расследования // Студенческий вестник. 2018. № 18-1 (38). С. 23-25.
  2. Варданян А.В. Формирование типичных следственных версий как организационно-методический аспект повышения результативности расследования насильственных преступлений, совершенных лицами, имеющими психические расстройства // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики: сборник научных трудов участников Международной научно-практической конференции. Ростов-на-Дону: Ростовский юридический институт МВД Российской Федерации, 2018. С. 7-13.
  3. Мостовая В.А. Классификация следственных версий // Теория и практика юридической науки: сборник тезисов и статей Всероссийской научно-практической конференции. Волгоград: Сириус, 2019. С. 183-191.
  4. Тепляшин П.В., Федорова Е.А. Криминологические детерминанты, тенденции и прогноз преступности в Сибирском федеральном округе // Алтайский юридический вестник. 2019. № 1 (25). С. 89-96.
  5. Чурилов С.Н. О функциональном назначении следственной версии // Основные тенденции и перспективы развития современного права: материалы ежегодной Международной научной конференции памяти профессора Ф.М. Рудинского. М.: Московский городской педагогический университет, 2018. С. 493-501.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 мая по 31 мая
Осталось 4 дня до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
04 июня
Загрузка в elibrary
04 июня
Рассылка печатных экземпляров
08 июня