Окказионализмы, их виды и роль в поэме В.В. Маяковского «Флейта-позвоночник»

Окказионализмы, их виды и роль в поэме В.В. Маяковского «Флейта-позвоночник»

В статье изучаются, с опорой на современную теорию и практику словообразования, методику контент-анализа, лексико-семантического анализа текстов, особенности словотворчества В. В. Маяковского, проводится классификация авторских неологизмов, выделяются основные приёмы образования новых слов, используемые поэтом, и делается вывод о роли окказионализмов в исследуемых произведениях автора (поэма «Флейта-позвоночник» и др.).

Аннотация статьи
Флейта-позвоночник
неологизмы
Маяковский
словотворчество
словообразование
окказионализмы
Ключевые слова

Введение

С развитием науки и техники, хозяйства и культуры, технологий и сферы услуг возникают и развиваются новые общественные отношения, что приводит к необходимости появления новой лексики, которая бы обслуживала эти новые отношения. Вновь возникающие слова и словосочетания называют недавно появившиеся предметы, понятия и явления. Тем не менее, некоторые группы новых слов, например, новые слова, придуманные писателями, поэтами, не становятся достоянием языка и на долгие годы сохраняют свою образность и свежесть. Целью данной работы является выяснение специфики словотворчества одного из лучших в истории русской литературы новаторов слова ‒ В. В. Маяковского, ставится задача классифицировать окказиональные слова в его произведениях и объяснить их происхождение. 

Раздел языкознания, изучающий механизмы образования новых слов и словообразовательные отношения в языке, называется словообразованием или дериватологией [1, с. 467-469]. Согласно российскому и советскому лингвисту Льву Владимировичу Щербе, словообразование занимается производными и сложными словами в динамическом («как делаются слова») и в статическом («как они сделаны») аспектах [4]. Такие слова должны быть словообразовательно мотивированными, т. е. их значение и звучание должны быть обусловлены другими однокоренными словами.

Любое мотивированное слово включает мотивирующую основу (часть мотивированного слова, общую с основой мотивирующего слова) и словообразовательный формант (наименьшее в формальном и семантическом отношении словообразовательное средство, отличающее данное мотивированное слово от мотивирующего). Примеры: луг - лужок (мотивирующая основа луг/ж-, формант -ок), арбитр - арбитраж (мотивирующая основа арбитр-, формант -аж).

Единицей классификации словообразовательной системы русского языка является словообразовательный тип, т.е. схема построения слов определенной части речи. Так, глаголы крикнутьпрыгнутьметнуть принадлежат к одному и тому же словообразовательному типу, так как все они: во-первых, мотивируются глаголами (кричать, прыгать, метать); во-вторых, имеют общий формант - суффикс -ну- со словообразовательным значением однократности действия.

Неологизмы и окказионализмы

Неологизм (от греч. neos – новый и logos – слово) буквально означает «новое слово». В лингвистической литературе этим термином называют слово, совсем недавно появившееся в языке, свежесть и новизна которого ещё ощущается говорящими [2, с. 114]. Например, такие слова, как радар, скрепер, бульдозер, лавсан, пенобетон, шлакоблок, дельтапланеризм, электромобиль, виндсерфинг, аэробус, хотя и появились сравнительно недавно, но уже достаточно хорошо освоены языком, стали привычными, поэтому их нельзя назвать неологизмами. Примеры современных неологизмов: хедлайнер, фэйк, фрик, тренд, супервайзер, стартап, слоган, ресепшн, паттерн, мессидж, коуч, гуглить, дедлайн, мерчендайзер.

Слова, придуманные поэтами и писателями, как правило, не становятся достоянием языка, а находясь в переделах авторской речи, остаются вечными неологизмами. Например, такие удачные, меткие слова В. В. Маяковского, как прозаседавшиеся, громадьё, серпастый и молоткастый, не вошли в общее употребление. Их нет ни в одном толковом словаре, и, употребляя их, мы каждый раз вспоминаем имя автора.

Такие индивидуально-авторские словообразования играют стилистическую роль и употребляются в произведениях как способ освежить и разнообразить художественную или разговорную речь. Например, удилозакусный у А. А. Фета и И. С. Тургенева, звонкокопытый у А. А. Фадеева, кюхельбекерно, огончарован у А. С. Пушкина, громокипящий у Ф. И. Тютчева, утреет, среброснежная у А. А. Блока, березь, цветь, сочь у С. А. Есенина, кислоглазый у И. А. Бунина, предпесенный у А. А. Ахматовой, медленнокрылый у В. А. Луговского.

Неологизмы обычно создаются по существующим в языке моделям, образцам. Так, из выше приведенных примеров: звонкокопытый - ср. звонкоголосыйберезь, цветь, сочь – ср. новь, быль, высь, явькислоглазый – ср. синеглазыйпредпесенный – ср. предпраздничныймедленнокрылый – ср. быстрокрылый. Иногда в самом произведении рядом с неологизмом стоит и модель, по которой он был образован. У В. В. Маяковского читаем: «А в Перу бесптичье, безлюдье». Или у Н. В. Гоголя: «Не можешь вообразить, как трудно! Безденежье, бесхлебье, бессапожье».

Любой неологизм имеет в языке близких и дальних родственников [2, с. 116]. Близкий родственник – слово, которое первым приходит на ум, когда мы слышим неологизм. Дальний – это некая общая модель, согласно которой создаются все слова определённого типа. Так при восприятии слова медленнокрылый, первым приходит в голову быстрокрылый, однако оба эти слова образованы по модели, по которой образованы и слова зеленоглазый, темноволосый, краснощёкий, мягкотелый и др.

Некоторые неологизмы создаются сравнительно легко, как бы сами напрашиваются. Это, как правило, уменьшительные и увеличительные производные уже существующих слов или, например, неологизмы, начинающиеся с радио-, теле-, кино-. Таковы футуристики, акмеистики, имажинистики, транспорточки, разударнейший, разбольшущий, разнедоуменный, разбезалаберный, Бродвеище, незабудищи, радиобудильник, радиокнижки, радиомитинг [3].

В широком смысле под окказионализмами понимают вообще все индивидуальные новообразования, встречающиеся в авторском тексте, слова, существующие только в данном контексте и не освоенные языком, не зафиксированные в толковых словарях. При таком подходе окказиональные слова – это авторские неологизмы. Так окказиональное противопоставляется общенародному, языковому.

Существует несколько способов образования окказионализмов. Первым из них является нарушение продуктивности словообразовательного типа. В этом случае в качестве образца выступает продуктивный тип, но с семантической точки зрения, привычная схема его продуктивности нарушается. Например, слово канцелярит, созданное К. И. Чуковским по модели слов плеврит, бронхит, в качестве производящей основы использует слово канцелярия, которое, очевидно, не имеет значения, близкого к внутренним органам человека, как бронхи или плевральная полость.

В другом случае окказиональные слова возникают по образцу непродуктивных или малопродуктивных типов. Например, аффикс -ение у существительных непродуктивен в отношении производства прилагательных. Тем не менее, иногда мы встречаем в речи слово воскресенный (от воскресение).

Особенности словотворчества В. В. Маяковского

Одним из часто встречаемых видов словотворчества Маяковского является образование новых глаголов путем присоединения к обычным формам глагола неожиданных приставок: например, изласкало, выцелован. Из рассматриваемой нами поэмы «Флейта-позвоночник»: издымится, вымчи, выхмурясь, довоюете, выжуют, выбелят, вцелую, исцелую, вызнакомь, зажирели, выкосилась, вымечтал, выник, вызолачивайтесь.

Такого типа глагольные окказионализмы наиболее характерны для стиля Маяковского. Приставка из-, присоединенная к глаголу дымится, вносит в его значение оттенок усиленного проявления действия, доведение этого действия до его крайнего предела. Аналогично, например, слово выкосилась, которое если сопоставить, с одной стороны, с более употребительной формой перекосилась, а с другой стороны, с группой глаголов, образованных присоединением к производящей основе префикса вы- (высмотреть, выбросить, выписать), можно сделать вывод о том, что приставка вы- вносит в значение основы признак движения изнутри наружу, ощущение законченности процесса, так же, как и префиксы из-/ис-, за-, до-.

Ох, эта

ночь!

Отчаянье стягивал туже и туже сам.

От плача моего и хохота

морда комнаты выкосилась ужасом [5].

Некоторые глаголы, например, испешеходить[1]или выгранивал, вызарилась из исследуемой поэмы образованы от существительного путем одновременного прибавления префикса и суффикса. Обычно глаголы с подобными морфемами образуются от прилагательных: глагол иссушить образован от прилагательного сухой с помощью приставки –ис и суффикса –и. Таким образом, особенностью этих трёх дериватов является производящая основа, а именно часть речи - существительное, от которой образованы глаголы.

Глаголы, образованные Маяковским от имени существительного, называют метафоричными. Их основа сама по себе уже является окказионализмом. Во «Флейте-позвоночнике» подобные глаголы: вызарю, вызарилась.

Они несут на себе новую смысловую нагрузку: в глаголы вызарю, вызарилась включено добавочное значение оттеночности - сравнение оттенка цвета с зарёй. Нарушение словообразовательного закона становится очевидным при выстраивании простой словообразовательной цепи: вызарю - заря (ср. выкрашу – выкрасить - красить - краска). В данном случае окказиональный глагол образован от имени существительного, тогда как глагол выкрасить образован от основы глагола несовершенного вида.

Многие метафоричные глаголы образованы Маяковским постфиксальным способом: издымится, выхмурясь, глубятся, выкосилась, вызолачивайтесь, весеньтесь, творись. Глагол, например, весеньтесь, образован от основы существительного весна с помощью постфикса –ся.

Вызолачивайтесь в солнце, цветы и травы!

Весеньтесь жизни всех стихий!

Я хочу одной отравы -

пить и пить стихи [5].

Моделью подобного словообразования может быть глагол туманиться, который в свою очередь образован от основы существительного туман путем присоединения суффикса  и постфикса -ся. В данном случае словообразовательная модель, существующая в языке, в некотором изменённом виде послужила образцом для окказионального образования.

Новаторство образования новых глаголов от существительных состоит в том, что в смысловой основе таких метафоричных глаголов лежит уже не только признак действия, но и образность предмета. Например, молньимся значит не просто несемся/летим, но летим быстро, как молния.

Существительное в творчестве В. Маяковского

Очень распространены у Маяковского новообразованные собирательные имена существительные с суффиксами -ё-/-е-. В современном русском языке этот суффикс малопродуктивен, и такой тип словообразования вытесняется обычными формами множественного числа. Однако для Маяковского важна отрицательная окраска этих слов, возникшая в общенародном употреблении, где данные суффиксы приобрели оттенок пренебрежительности (хулиганьё, старьё, тряпьё, бабьё). Примеры: ребятьё[2], лошадьём[3], громадьё[4], бородьём[5] [3]. В исследуемой поэме встречаем слово стёганье.

Если вдруг подкрасться к двери спаленной,

перекрестить над вами стёганье одеялово,

знаю -

запахнет шерстью паленной,

и серой издымится мясо дьявола [5].

Другие примеры окказиональных существительных во «Флейте-позвоночнике» - слова здравице и лавь. Первое образовано по существующей в языке словообразовательной модели при помощи продуктивного суффикса -иц. Образцом может служить, например, слово метелица, образованное от производящей основы слова метель при помощи того же суффикса –иц. Существительное лавь образовано, наоборот, бессуффиксным способом, при помощи усечения производящей основы слова лава.

Окказиональные имена прилагательные

При создании новых имен прилагательных Маяковский часто использует необычные степени сравнения. Этот приём, кроме оригинальности, придает слову форсированное значение. Кроме того, присоединением усилительных приставок из- и вы- поэт превращает неологизмы в гиперболические эпитеты. Например, очистительнейшей, намаранней[6], чайнее[7].

В исследуемой поэме это слова изоханному, выщетинившиеся, вымучившая.

Для демонстрации принадлежности к какой-либо реалии при образовании прилагательных Маяковский использует такие продуктивные в современном русском языке суффиксы, как -ов-/-ев- (пекловых, одеялово, евреева), -еч- (нечеловечья) и непродуктивный суффикс -евск- (гётевская).

Также, как и в случае с существительным, поэт обращается к приёму усечения производящей основы. Так получаются краткие прилагательные голубо (от голубой) и горящ (от причастия горящий).

Я отчаянье громозжу, горящ и лихорадочен.

Кроме того, мы встречаем в поэме наречие-неологизм тупенько, которое образовано, по уже существующей в языке словообразовательной модели (ср. тихонько) при помощи продуктивного суффикса –еньк- c уменьшительно-ласкательным значением. Такие слова, в отличие от слов тупо и тихо имеют более мягкое значение, но могут быть употреблены и в ироническом смысле:

Или вот что:

когда душа моя выселится,

выйдет на суд твой,

выхмурясь тупенько,

ты,

Млечный Путь перекинув виселицей,

возьми и вздерни меня, преступника [5].

Выводы

Окказиональные слова вплетаются в словесную ткань произведений Маяковского с самой различной тематикой: революционной, трудовой, урбанистической, лирической. Среди активных моделей окказиональных образований мы можем отметить как аффиксальные, так и безаффиксные приемы, а также указать на наличие сложносокращенных единиц и сложения производящих основ. Другие отличительные особенности словотворчества поэта: использование нехарактерных, входящих в противоречие с литературной нормой приставок при образовании глаголов, при этом, как правило, такие приставки имеют усилительное значение, что способствует увеличению экспрессии; сознательное, произвольное нарушение словообразовательной модели при конструировании прилагательных как средство языковой игры; а также использование продуктивных суффиксов и существующих в речи образцов при образовании существительных.

Используя подобные приёмы, Маяковский обновляет традиционную структуру стихотворной речи. Сама форма и даже содержание произведения приводятся в зависимость от окказиональных образований. Главной функцией последних, в свою очередь, является усиление эмоционального эффекта от прочтения произведения, увеличение выразительности художественного повествования поэта.

[1] Облако в штанах, 1915

[2] Применяй умеючи метод этот!, 1926

[3] Два не совсем обычных случая, 1921

[4] Хорошо!, 1927

[5] Чье рождество, 1928

[6] Война и мир, 1916

[7] Надоело, 1916

Текст статьи
  1. Кубрякова Е.С. Словообразование // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: СЭ, 1990.
  2. Лексика русского языка: учеб. пособие / А.В. Калинин. – 3-е изд. – М.: МГУ имени М.В. Ломоносова, 1978.
  3. Маяковский В. В. Стихотворения. Поэмы. – М., 1973.
  4. ФЭБ: Щерба. Очередные проблемы языковедения. – 1945 (текст) // http://feb-web.ru/feb/izvest/1945/05/455-173.htm (дата обращения: 06.04.2021 г.)
  5. Маяковский В.В. Владимир Маяковский – М.: Правда, 1987.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 24 июля по 30 июля
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
03 августа
Загрузка в eLibrary
03 августа
Рассылка печатных экземпляров
11 августа