Возможности курса фортепиано в развитии умений художественной интерпретации музыкальных произведений у студентов вузов искусств

Возможности курса фортепиано в развитии умений художественной интерпретации музыкальных произведений у студентов вузов искусств

В статье рассматриваются особенности фортепианной подготовки студентов исполнительских отделений вузов искусств, раскрываются ее возможности в развитии умений художественной интерпретации музыкальных произведений. На основании анализа научной литературы и обобщения опыта работы музыкантов-педагогов автор приходит к выводу, что для реализации художественной интерпретации студентам необходим комплекс герменевтических, креативных, исполнительских и рефлексивных умений.

Аннотация статьи
музыкант-исполнитель
художественная интерпретация
фортепианная подготовка
музыкальное произведение
вузы искусств
Ключевые слова

Курс фортепиано играет значительную роль в становлении музыкантов разных специальностей. Воспитание профессиональных исполнителей на струнных, духовых или народных инструментах, вокалистов, музыковедов, композиторов и дирижёров трудно представить без приобщения к «культуре фортепиано». Музыканты-педагоги издавна признавали, что без исполнительства на фортепиано художественный кругозор студентов значительно сужается, а знакомство с образцами мировой музыкальной культуры затруднено. Н. А. Римский-Корсаков еще более 100 лет назад указывал на первостепенную значимость курса игры на фортепиано на всех этапах обучения. Он считал, что «основа обучения музыке – это прежде всего владение исполнительскими навыками… Фундамент музыкальной профессионализации должен закладываться с детских лет через обучение пению или игре на инструменте (особенно на фортепьяно), что создаёт наиболее благоприятные условия для развития природных музыкальных данных и общей музыкальной культуры» [3, с. 15].

Большое значение фортепианной подготовке музыкантов придавали выдающиеся российские педагоги, основатели отечественной фортепианной школы – А. Б. Гольденвейзер, Г. П. Прокофьев, А. Г. Рубинштейн, Е. Ф. Гнесина и многие другие. В дореволюционной России обучение музыкантов (не пианистов) базировалось на изучении репертуара, недоступного для знакомства при помощи своего инструмента или голоса, много времени уделялось чтению с листа и транспозиции преимущественно оркестровых и вокальных сочинений, развитию навыков фортепианного исполнения клавиров и несложных партитур, изучению камерно-ансамблевой музыки.

Надо признать, что в современной системе профессиональной подготовки музыкантов-исполнителей методические установки старых мастеров оказались во многом утраченными. Сейчас предмет «Фортепиано» занимает второстепенное положение в иерархии исполнительских дисциплин и решает главным образом дидактические задачи, а преподавание в классе фортепиано зачастую осуществляется идентично классу специального фортепиано, отличаясь меньшим объёмом программы и худшим качеством исполнения.

По нашему мнению, курс фортепиано незаслуженно остается недооцененным, в действительности он обладает большими возможностями для развития творческой составляющей профессионального мастерства музыканта и может дополнить исполнительскую подготовку студентов в специальном классе. В частности, в классе фортепиано можно успешно заниматься развитием у студентов умений художественной интерпретации музыкальных произведений, что мы и попытаемся доказать в настоящей статье.

Фортепиано – инструмент, обладающий широкими художественными возможностями. На нём можно исполнить произведения любых стилей, жанров и форм, воспроизвести целостную фактуру любого музыкального произведения – от инструментальной или вокальной пьесы до монументальной партитуры, что не всегда возможно в классе специального инструмента с монодическим звучанием (струнные, духовые инструменты). Возможность слышать и воспроизводить на фортепиано разнообразные произведения целиком способствует развитию у студентов музыкального слуха, творческого мышления, художественной культуры, эрудиции и создает благоприятные условия для занятий художественной интерпретацией музыкальных сочинений.

Программа обучения в классе фортепиано по сравнению со специальным классом менее регламентирована в техническом отношении, более разнообразна в жанрово-стилевом отношении, позволяет учитывать уровень фортепианной подготовки студентов, а также их приоритеты и предпочтения в выборе исполняемых произведений. Это дает возможность сместить акценты с операционально-технологической стороны исполнения на художественно-образную и уделять больше внимания вопросам прочтения и истолкования музыкального текста.

Обучение в классе специального инструмента, напротив, требует осваивать большое количество масштабных произведений высокого уровня сложности, отшлифовывать исполнительское мастерство, регулярно представлять концертные программы на суд публики. Все это связано с огромной эмоциональной и физической нагрузкой на студентов, с большой плотностью и высокими темпами работы. Конечно, в таких условиях уделять много внимания вопросам самостоятельно прочтения и истолкования музыкальных текстов, построения собственной художественной концепции и интерпретации сочинения, как правило, не удается. Реальная педагогическая практика показывает, что в специальном классе художественную интерпретацию музыкального произведения, как правило, выстраивает преподаватель, а все силы студента уходят на то, чтобы «пропустить ее через себя» и воплотить в исполнении максимально приближенно к оригиналу.

Анализ особенностей обучения музыкантов-исполнителей в вузах искусств наводит на мысль, что в условиях высокой плотности учебной программы и стремительных темпов ее освоения в исполнительских классах необходимо рациональное распределение ресурсов между учебными дисциплинами. По нашему мнению, вопросы обучения студентов умениям художественной интерпретации музыкальных произведений может «взять на себя» курс фортепиано, дополнив таким образом исполнительскую подготовку, сняв часть нагрузки со специального класса, что поможет сделать студентов более подготовленными к интерпретаторской деятельности в целом, в том числе и в классе специального инструмента.

Проблема исполнительской интерпретации – одна из самых сложных в музыкальном искусстве, ей посвящены многочисленные исследования в области истории и теории исполнительства, музыковедения, музыкальной психологии и педагогики (Л.Л. Бочкарев, Д.К Кирнарская, Г. М. Коган, Н.П. Корыхалова, Е.Я. Либерман, Г.Г. Нейгауз, В.И. Петрушин, А.Г. Рубинштейн и др.). Л.Л. Бочкарев характеризует интерпретацию как вид художественного творчества, соединяющего личные предпочтения исполнителя, его опыт, эстетические идеалы, собственный стиль игры, и композиторскую идею, реализованную в произведении [1, с. 216].

Музыкальная интерпретация – это длительный процесс «вживания» в содержание музыкального произведения с целью нахождения в нем личностного смысла и передачи его слушателям в собственном исполнении. Этот процесс начинается с изучения нотного текста произведения, «дешифровки» заключенного в нем содержания, распознавания композиторского замысла, заложенного в произведении; далее музыкант выстраивает собственную художественную концепцию сочинения, которая воплощает его личный творческий опыт и художественные предпочтения, и доносит ее до слушателей через исполнительскую интерпретацию. Так реализуется знаменитая асафьевская триада «композитор – исполнитель – слушатель», представляющая суть музыкальной коммуникации и осуществляющая информационный обмен в процессах создания, исполнения и восприятия музыки.

Каждому этапу интерпретации соответствуют определенные виды музыкальной деятельности и конкретные умения, которые являются доминирующими в данный момент. Так, на этапе изучения нотного текста и «дешифровки» заключенного в нем содержания преобладающим видом деятельности является музыкально-аналитическая, с помощью которой исполнитель исследует композицию и средства музыкальной выразительности в произведении. Расшифровка информационных смыслов осуществляется с помощью герменевтических умений, которые предполагают нахождение семантических единиц музыкального текста и их грамотную содержательную трактовку в соответствии с эстетическими нормами эпохи и закономерностями художественного стиля. «При «раскодировании» нотного текста и выявлении стоящих за ним звуковых структур, – пишет Н. П. Корыхалова – исполнитель всякий раз делает выбор из ряда возможных прочтений, иначе говоря, интерпретирует этот текст» [2, с. 161].

На этапе воплощения интерпретации преобладает творческая исполнительская деятельность. Для построения собственной художественной концепции сочинения музыканту нужны креативные умения, то есть умения «присвоить» расшифрованное музыкальное содержание, сделать его достоянием собственной «Я-концепции», переплавить свой личный творческий опыт, соединив его с опытом автора сочинения и на этой основе создать свой, субъективно осмысленный и личностно значимый замысел произведения как модель будущей интерпретации. Для воплощения интерпретации в живом звуковом облике нужны исполнительские умения, позволяющие музыканту найти адекватные исполнительские средства, отработать их практически до высокого уровня мастерства и с их помощью представить на суд публики художественную концепцию сочинения.

На этапе осмысливания прозвучавшей интерпретации и оценки результата исполнения музыкального произведения основным видом деятельности является рефлексивно-аналитическая. Для ее реализации необходимы рефлексивные умения, позволяющие осуществлять слуховой и эмоциональный контроль исполнительского процесса, производить на этой основе своевременную коррекцию исполнительских действий, а также осуществлять оценку убедительности практической реализации художественной концепции в целом.

Таким образом, комплекс умений художественной интерпретации музыкальных произведений у студентов вузов искусств основывается на доминирующих видах деятельности на разных этапах интерпретационного процесса и включает: умения герменевтические (толкование музыкального текста и понимание заложенного в нем содержания), креативные (построение собственной художественной концепции музыкального произведения), исполнительские (воплощение художественной концепции музыкально-исполнительскими средствами), рефлексивные (оценка убедительности практической реализации художественной концепции).

По нашему мнению, для эффективного развития умений художественной интерпретации музыкальных произведений у студентов вузов искусств необходимо несколько сместить акценты в работе над музыкальным произведением. Прежде всего, изучать музыкальное произведение не как исполнительский артефакт (что чаще всего и происходит в современной системе обучения), а как явление культуры, обусловленное социально-историческими процессами, художественно-эстетическими нормами времени, особенностями стиля и мышления конкретного композитора, то есть во взаимосвязи с культурным контекстом. Для этого необходимо придать большее значение музыкально-аналитической деятельности, направить ее на поиск информационных смыслов, заключенных в нотном тексте и толкование музыкального содержания, а также обеспечить большую самостоятельность студентам в построении собственной художественной концепции сочинения, что вполне возможно реализовать в курсе фортепиано.

Текст статьи
  1. Бочкарев, Л. Л. Психология музыкальной деятельности [Текст] / Л.Л. Бочкарев. – М.: Изд. дом «Классика – XXI», 2008. – 352 с.
  2. Корыхалова, Н.П. Интерпретация музыки: Теоретические проблемы музыкального исполнительства и критический анализ их разработки в современной буржуазной эстетике [Текст] / Н. П. Корыхалова – Л.: Музыка, 1979. – 208 с.
  3. Римский-Корсаков Н.А. и музыкальное образование: статьи и материалы [Текст] / Под ред. С. Л. Гинзбурга. – Л.: Государственное музыкальное издательство, 1959. – 328 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 12 июня по 18 июня
Осталось 7 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
22 июня
Загрузка в eLibrary
22 июня
Рассылка печатных экземпляров
30 июня