Интеллектуальное сообщество как один из потенциальных акторов процесса управления в регионе

В статье рассматриваются обстоятельства, определяющие необходимость использования интеллектуального потенциала в процессе регионального управления. Анализируются результаты экспертного опроса, посвященного проблеме готовности регионального интеллектуального сообщества к участию в управления регионом и оказанию противодействия экспансии бюрократической субкультуры.

Аннотация статьи
интеллектуальное сообщество
региональное управление
интеллектуальная элита
бюрократизация
Ключевые слова

Развитие гражданского общества в субъектах Российской Федерации в качестве непременного условия результативности предполагает формирование интеллектуальной элиты и максимально широкое использование ее потенциала в процессе управления. Необходимость в этом определяется рядом обстоятельств.

Во-первых, для современного общества характерно многократное усложнение социальных технологий, используемых для регулирования общественных отношений, предъявляющим повышенные требования к способностям субъекта их освоить и эффективно применить на практике. Поскольку любая социальная технология предусматривает рационализацию деятельности, постольку она требует от применяющего ее социального актора в идеале сформированных навыков логического мышлению, умения выстраивать безупречные логические конструкции.

Во-вторых, усложнение социальных систем выражается, кроме всего прочего, в усилении их диссипативного характера. Логика присущих диссипативным системам изменений изначально многовариантна и проявляется в наличии альтернативных путей развития в точке бифуркации (неустойчивости), в которой система исключительно чувствительна как к внутренним случайным изменениям (флуктуациям), так и внешним, существенно меняющим основной вектор ее развития. Разработанная И. Пригожиным модель «порядка через флуктуации» объясняет это тем, что в неустойчивом мире малые причины порождают большие следствия [2, с. 269]. Управление в рамках таких систем должно быть ориентировано на вероятностное (пробабилитическое) мышление, к которому наиболее способны лишь интеллектуально развитые личности.

В-третьих, вариативность социального развития существенно расширяет степень свободы индивида, которой надо уметь воспользоваться. Следовательно, наиболее конкурентоспособной в данной ситуации является максимально автономная личность, органически не принимающая идеологию сервильности, не допускающая манипуляций собственным поведением, живущая с ощущением самоценности и независимости.

В силу данных обстоятельств, независимо от степени их осознания субъектами управленческого процесса в регионе, все более значимую роль начинает играть интеллектуальное сообщество.

На региональном уровне оно включает в себя относительно небольшую группу людей, обладающих высокими интеллектуальными способностями, проявляющих социальную активность в сфере умственного труда и использующих свой интеллект в качестве ресурса, как для обеспечения жизненного успеха, так и для решения общественных проблем. Наиболее характерной чертой представителей сообщества интеллектуалов является специфический способ освоения социальной реальности, в основе которого лежит осмысление ее преимущественно в форме понятийно-логических конструкций и использование для разработки и реализации жизненных стратегий научно-обоснованных концепций. Границы интеллектуального сообщества всегда размыты, поскольку включение в него или – напротив – исключение не нуждаются в формальных актах, но опираются на взаимное признание или отказ в нем. Жестко не связана интеграция в интеллектуальное сообщество и с фактором преимущественного занятия умственным трудом, поскольку последний далеко не всегда носит интеллектуальный характер.

Интеллектуальная деятельность изначально не требует жесткой организации, построения иерархий. Ее субъекты тяготеют, скорее, к самоорганизации и саморегулированию; они в высшей мере автономны. Безусловно, постоянно предпринимаются попытки внешнего регулирования деятельности интеллектуалов. Но обычно они заканчиваются либо формированием «около бюрократического» окружения, обслуживающего интересы региональной бюрократии и мало способного на реальную аналитическую работу, и – в перспективе – деградацией и дискредитацией интеллектуального процесса, либо организаторы не достигают своих целей.

В российских регионах чаще всего реализуется первый вариант, поскольку интеллектуальное сообщество в них, как правило, исключительно сильно зависит от власти и не способны активно сопротивляться управляющему воздействию государственных и муниципальных структур. Эта зависимость является следствием комбинации многих причин, среди которых выделяются: недостаточная востребованность интеллектуальной деятельности и ограниченность возможностей ее ресурсного обеспечения; малочисленность имеющих внешнюю поддержку, признанных на федеральном и международном уровне научных школ; дефицит у региональных интеллектуалов опыта сопротивления административному давлению, которое все более возрастает. В результате такого давления реальная роль интеллектуалов постоянно снижается, несмотря на формальные декларации об их включенности в управленческий процесс.

Вполне естественным является вопрос: в какой мере региональная интеллектуальное сообщество готово и способно стать реальным актором процесса управления в регионе и, в частности, оказать противодействие экспансии бюрократической субкультуры, представляющей собой один из ведущих трендов современного развития.

Рассмотреть один из его аспектов мы попытались в ходе экспертного опроса, проведенного в пяти субъектах РФ (опрошено 24 эксперта) - Белгородской, Курской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областях.

Результаты опроса показали, что в своем большинстве региональные интеллектуалы негативно оценивают процесс бюрократизации в России. Но только 57% экспертов, отнесенных нами к интеллектуальному сообществу, абсолютно согласны с утверждением об усилении тенденции к бюрократизации России. 43% выбрали вариант «скорее да, чем нет». Эксперты в своем абсолютном большинстве убеждены, что чаще всего бюрократизация выражается в росте численности чиновников и возрастании роли документации в общественных практиках (в обоих случаях по 68%). Значительно реже участники опроса связывают ее с формализацией отношений между людьми, с обезличиванием этих отношений и превращением чиновника в «героя нашего времени» (все три позиции отметили по 31% экспертов).

Представляется, что полученное распределение экспертных мнений довольно отчетливо свидетельствует о преобладании в интеллектуальной среде внешнего, формального восприятия бюрократизации. К сожалению, многие интеллектуалы не связывают с нею глубоких ценностно-нормативных изменений в жизни всего российского общества, в ходе которых углубляется противоречие между естественными стереотипами сознания и поведения основной массы населения и административной корпорацией. Это противоречие существовало на протяжении всей истории российской государственности и выражалось в том, что «обычный человек» (крестьянин, интеллигент, рабочий или буржуа) не понимал чиновника.

Но изменения, происходящие в настоящее время, диаметрально меняют акценты. В результате таких изменений формально-обезличенные отношения и связи, наиболее типичные для одной социальной группы, приобретают универсальный характер. Отсутствие ясного представления о качественном характере совершающихся перемен представляет собой весьма опасную по своим последствиям не только для интеллектуального сообщества, но и для общества в целом позицию. Современные интеллектуалы в регионах склонны обращать основное внимание на, несомненно, болезненное, но далеко не главное негативное следствие бюрократизации – коррупцию (68%). Заметно меньшая доля респондентов (56%) обращают внимание на усиление имитационного характера жизнедеятельности и на нарастание отчуждения между людьми (25%).

Ссылка на имитации, как на негативное следствие бюрократического тренда, может быть оценена как позитивная черта интеллектуального концепта бюрократизации, поскольку в значительной степени именно в имитационных практиках выражаются негативные для российской (в основе своей русской, православно-христианской культуры). Имитации превращают естественные отношения в их подделку, при этом симуляции и фальшивки, нередко довольно точно фиксируемые даже обыденным сознанием, не только наделяются позитивным ценностным содержанием, но выводятся за рамки критики [1, с. 24-29].

Тем не менее, значительно более тяжелые культурно-цивилизационные последствия имеет формализация отношений между людьми, разрушающие веками складывающуюся культуру доверия. И неспособность представителей интеллектуального сообщества понять и адекватно оценить данный процесс, вероятнее всего, свидетельствует о значительном влиянии на них стереотипов массового сознания.

Интеллектуальное сообщество занимает в регионах пространство, являющееся предметом особых (и вполне естественных) притязаний административно-управленческого аппарата, более или менее отчетливо понимающего, что интеллектуальный ресурс является в настоящее время перспективным источником увеличения власти и материального благополучия. Этот ресурс, с точки зрения управленцев, давно и неправомерно присвоен теми, кого они привыкли называть интеллигентами. То есть, людьми, не владеющими технологиями обеспечения жизненного успеха и лишь в силу стечения обстоятельств сохраняющими некий авторитет и влияние. Факторы, в прошлом обеспечивающие интеллектуалам известную независимость и даже поддержку со стороны бюрократии, сегодня существенно девальвировались, а потому могут игнорироваться администраторами, которые рассчитывают за счет присвоения интеллектуального ресурса (а такое присвоение в силу заблуждения о возможности создавать его по аналогии с другими видами ресурсов) дополнительно укрепить свои позиции или, по меньшей мере, обеспечить себе заметное превосходство по отношению к возможной интеллектуальной оппозиции.

Практика показывает, что в сложившихся в настоящее время в российских регионах условиях противостояние бюрократии и интеллектуального сообщества носит по преимуществу виртуальный характер: слишком несопоставим ресурсный потенциал оппонентов. Но не менее очевидным является то, что тотальное доминирование бюрократии гибельно для социума, и стратегически ориентированная власть, несмотря на то, что исторически предопределена опираться на бюрократическую систему, должна принимать меры, чтобы усилить интеллектуальную оппозицию.

Текст статьи
  1. Бабинцев В.П. Имитационные практики в государственном и муниципальном управлении // Власть. – 2012. – № 5. – С. 24-29.
  2. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса [Текст] : новый диалог человека с природой. – М. : Прогресс, 1986. – 431 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября