Теоретические основы концепции социального кластера

Теоретические основы концепции социального кластера

В статье проводится анализ концептуальных основ применения кластерной технологии в управлении социальной сферой региона. Авторами выявляются ключевые характеристики кластеров, исследуется понятие «социальный кластер», а также анализируется специфика кластеров в различных отраслях социальной сферы.

Аннотация статьи
кластер
кластерная технология
управление
социальный кластер
Ключевые слова

Термин «кластер» (в переводе с англ. – кисть, пучок, гроздь, скопление, совокупность, группа) часто используется как в естественных, технических, так и в социально-гуманитарных науках. В самом общем виде под кластером подразумевают объединение нескольких элементов, в целом представляющих собой самостоятельную единицу, обладающую определёнными свойствами.

В социологической литературе понятием «кластер» обозначают подмножество обладающих сходными свойствами объектов выборки, выявленное в результате кластерного анализа данных. В нескольких социологических публикациях описывается концепция «социального кластера». В частности, Л.В. Краснова пишет о том, что социальная кластеризация (как один из способов самоорганизации общества) является одним из нетипичных для социологии объектов изучения. С помощью понятия «социальный кластер» Л.В. Краснова описывает социальную общность, которая не может быть отождествлена ни с социальной группой в любых ее модификациях, ни с социальным фрагментом, ни тем более со слоем или классом. Социальный кластер характеризуется сравнительно более слабыми системными связями между элементами, что ставит его в промежуточное положение между социальной группой и социальным фрагментом. В кластер включаются качественно отличающиеся друг от друга элементы: организации, группы, общности; он легко распадается без продуманной системы управленческих воздействий. В целом, кластер понимается в данном случае как предсистемное состояние взаимосвязанности любых компонентов, а социальный кластер – как предсистемная форма интеграции, качественно особая морфема человеческого бытия, возникающая из изначальной индивидуальной тяги людей к социальности и коллективизму и господствующая до оформления собственно групповых отношений [2].

В.Л. Макаров использует понятие «социальный кластер» для обозначения социальных групп, сословий «нового типа», выделяемых по профессиональному признаку – например, кластер госслужащих, кластер предпринимателей, военных, ученых, учителей, врачей, работников сферы культуры, представителей творческих профессий. По мнению ученого, в нашей стране должна сформироваться новая система социальной стратификации – федерация социальных кластеров или социальный кластеризм [5].

В ряде публикаций отечественных авторов рассматриваются проблемы формирования кластеров в отдельно взятых отраслях социальной сферы – прежде всего, здравоохранении и образовании. В частности, А.С. Банин основываясь на том, что в состав кластера входят такие компоненты как фирмы-лидеры, поставщики и окружение, пишет, что применительно к здравоохранению, фирмами-лидерами будут являться, медицинские организации – больницы, поликлиники, центры врачей общей практики, медицинские центры. Важнейшими поставщиками медицинских организаций будут аптечные организации, заводы-производители медицинских препаратов и оборудования, а в состав окружения будут включены научно-исследовательские институты, медицинские вузы, специализированные лаборатории; финансовые институты – банки, страховые компании, консалтинговые фирмы; общественность, транспортные, информационные организации и учреждения, обеспечивающие базу для компаний-лидеров и сети поставщиков [1].

По мнению Д.Ю. Лапыгина и Г.А. Корецкого, образовательный кластер представляет собой множество учебных заведений, связанных отношениями поставки «сырья» (потенциальных носителей знаний и умений), обмена опытом и образовательными стандартами [3]. К.С. Соколова понимает под образовательным кластером группу учебных заведений, локализованных на одной территории, формирующих в качестве конечного продукта образовательную услугу, конкурирующих и взаимодействующих между собой и имеющих вокруг поставщиков необходимых факторов производства, оборудования, специализированных услуг, инфраструктуры, научно-исследовательских институтов, при этом усиливающих конкурентные преимущества друг друга
[7, c. 534].

Функционирование данных отраслей социальной сферы на основе кластерного подхода вполне реально – в настоящее время в мире существует значительное число как медицинских, так и образовательных кластеров. По данным Института стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса, ведущие образовательные кластеры находятся в Калифорнии, Нью-Йорке, Массачусетсе, Пенсильвании, Нью-Джерси. В соответствии с исследованиями Европейской кластерной обсерватории на территории ЕС функционируют 69 образовательных кластеров. К наиболее развитым относятся кластеры в Оксфорде, Варшаве, Амстердаме, Лондоне, Париже. По данным Канадского института конкурентоспособности и благосостояния, ведущие образовательные кластеры Канады располагаются в провинциях Онтарио и Квебек.

В России идея социальных кластеров отражена в ряде стратегий регионального развития. К примеру, стратегии Алтайского края, Самарской области предусматривают формирование кластеров в здравоохранении. Известен также пример кластера «Благовест» в социальной сфере г. Санкт-Петербурга, который предполагал создание социально ориентированного товародвижения в структуре потребительского рынка в целях формирования ресурса социальной поддержки малообеспеченной категории граждан (прежде всего, ветеранов Великой Отечественной войны, труда, блокадников, инвалидов) через взаимодействие производителей, предприятий розничной торговли и потребительского ресурса на основе системы скидок [6].

Стратегия социально-экономического развития Белгородской области до 2025 года предполагает формирование многокомпонентного социального кластера как основы развития человеческого потенциала. В документе отмечается, что социальный кластер представляет собой интеграцию учреждений и организаций социальной сферы независимо от организационно-правовых форм и форм собственности на основе стратегии социального развития, единых нормативов и стандартов и применения инновационных информационно-коммуникационных технологий. Это сложная и многоуровневая, внутренне дифференцированная система, посредством которой формируется благоприятная социокультурная среда и предоставляются социальные услуги населению. Разработчиками определены следующие особенности социального кластера: завершенность и целостность, соединение различных компонентов социальной сферы в организованную систему; территориальная размещенность; сложность состава кластера, его структуры, условий функционирования и развития [8].

Идея социального кластера, предлагаемая в стратегии Белгородской области (то есть использование кластерного подхода к управлению социальной сферой в целом), является довольно новой и поэтому недостаточно изученной. Правда, следует отметить концепцию Н.И. Ларионовой, которая определяет социальный кластер как устойчивое территориально-отраслевое партнерство, состоящее из государственных и негосударственных организаций, объединенное инновационной программой внедрения передовых производственных, инжиниринговых и управленческих технологий с целью повышения конкурентоспособности и эффективности функционирования участников кластера, стремящихся к достижению конкретного экономического и социального эффекта. Структурными составляющими социального кластера, по мнению Н.И. Ларионовой, являются образовательные, лечебные, досуговые, религиозные учреждения; учреждения охраны правопорядка и административного назначения; общественные организации. Социальный кластер в данной интерпретации – это наиболее эффективная форма достижения уровня конкурентоспособности, позволяющая использовать кластерную иерархию и рыночный механизм в целях внедрения новых технологий [4, c. 392].

Данной концепции, по нашему мнению, присуща некоторая утопичность, поскольку социальный кластер рассматривается в данном случае как идеализированная структура с добавлением государственных органов, исследовательских институтов и иных поддерживающих организаций различных отраслей, входящих в социальную сферу. Но на практике очень сложно (а по многим параметрам невозможно) объединить работу различных специализированных ведомств и учреждений социальной сферы. Более того, во многих случаях подобная интеграция окажется просто нецелесообразной. В нашем понимании кластерная технология предполагает проектирование не одного «большого» социального кластера в границах социальной сферы региона, а нескольких взаимосвязанных кластеров в различных ее отраслях.

Кластер в социальной сфере региона определяется нами как совокупность локально сконцентрированных взаимосвязанных органов управления, организаций и учреждений социальной сферы различных форм собственности, объединенных общими интересами, отношениями сотрудничества и конкуренции, взаимодействующих в рамках единой информационно-коммуникационной среды, реализующих совместные проекты и программы, направленные на улучшение качества и доступности социально значимых услуг.

Очевидно, что кластеры в социальной сфере региона обладают и экономической, и социальной сущностью. По мнению Н.И. Ларионовой, экономическое содержание социального кластера выражено во взаимоотношениях основных экономических субъектов (бизнеса, государства, населения) по поводу предоставления социальных услуг и получения на этой основе дохода [4, c. 393]. Ключевыми особенностями кластера являются устойчивость и доминирующее значение кооперационных связей элементов, долговременная координация взаимодействий участников в реализации общих стратегических целей. Вместе с тем, он образуется как сообщество, сеть людей и организаций, имеющих взаимосвязанные интересы. Таким образом, кластер – это также (и даже в большей степени) социальное явление, форма социальной организации.

Текст статьи
  1. Банин, А. С. О формировании кластеров в системе здравоохранения региона [Электронный ресурс] / А. С. Банин // Режим доступа: www.bali.ostu.ru/umc/arhiv/2007/1/Banin.doc.
  2. Краснова, Л. В. Социальный кластер как морфема коллективизма [Электронный ресурс] / Л. В. Краснова // Актуальные инновационные исследования: наука и практика. – 2009. – № 3. – Режим доступа к журн.: http://actualresearch.ru/nn/2009_3/Article/sociology/crasnova.htm.
  3. Лапыгин, Д.Ю. Контуры регионального образовательного кластера [Электронный ресурс] / Д.Ю. Лапыгин, Г. А. Корецкий. – Режим доступа: http://journal.vlsu.ru/index.php?id=264.
  4. Ларионова, Н. И. Теоретико-методологические основы кластерных структур в социальной сфере [Текст] / Н. И. Ларионова // Ученые записки : Роль и место цивилизованного предпринимательства в экономике России. – Выпуск XIX. – М., 2009. – С. 392-395.
  5. Макаров, В. Л. Социальный кластеризм: российский вызов [Текст] / В. Л. Макаров. – М. : Бизнес Атлас, 2010. – 272 с.
  6. Румянцев, К. Н. Создание социально ориентированного кластера «Благовест» в Санкт-Петербурге [Текст] / К. Н. Румянцев, А. Г. Соседов // Альманах «Наука. Инновации. Образование». – 2008. – Вып. 7. – С. 285-298.
  7. Соколова, К. С. Использование кластерного подхода в целях повышения конкурентоспособности системы образования: сравнительный анализ международного опыта [Текст] / К. С. Соколова // Современные исследования социальных проблем. – 2010. – № 4.1 (04). – С. 531-541.
  8. Стратегия социально-экономического развития Белгородской области до 2025 года: утверждена Постановлением Правительства Белгородской области от 25 января 2010 г. № 27-пп [Электронный ресурс] // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Информ. банк «Региональное законодательство».
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 12 июня по 18 июня
Осталось 7 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
22 июня
Загрузка в eLibrary
22 июня
Рассылка печатных экземпляров
30 июня