Некоторые проблемы развития уголовно-правового регулирования трансплантации органов и тканей человека и пути их возможного решения

В рамках представленной статьи производится анализ актуальных проблем, связанных с трансплантацией органов и тканей человека. Также производится исследование ст. 120 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное принуждение к трансплантации. Автором предлагаются наиболее рациональные пути решения обозначенных в статье проблем.

Аннотация статьи
уголовная ответственность
уголовное право
трансплантация
трансплантология
органы и ткани человека
Ключевые слова

Важной проблемой уголовного законодательства в области регулирования отношений, связанных с трансплантацией органов и тканей человека, является отсутствие отдельной нормы, которая устанавливала бы наказание за создание медицинских учреждений, незаконно занимающихся трансплантологической деятельностью. По нашему мнению, можно дополнить уже имеющуюся ст. 235 (незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности) УК РФ. Представляется возможным дополнение указанной статьи ч. 3, которая будет содержать в качестве обязательного условия осуществление незаконной медицинской деятельности с целью оказания услуг по трансплантации органов и тканей человека.

Определенная часть ученого сообщества считает, что проблемой уголовного законодательства является отсутствие статьи, которая рассматривала бы в качестве преступления действия, состоящие в нарушении ограничений при выборе донора для трансплантации органов и тканей. Г. Нафикова придерживается такой позиции и утверждает, что «в УК РФ должна быть введена отдельная статья, которая предусматривала бы ответственность врачей за осознанный выбор донора, органы и ткани которого по каким-либо объективным причинам не могут быть использованы в качестве трансплантатов как для конкретного реципиента, так и вообще для всех людей» [2, с. 17]. Такие ограничения могут быть вызваны наличием у лица, желающего стать донором, каких-либо заболеваний, которые могут быть переданы реципиенту или же элементарной несовместимостью органов.

С указанным утверждением невозможно согласиться, так как, по нашему мнению, уголовным законодательством предусматривается ответственность за совершение подобных ситуаций. УК РФ содержит статьи, которые можно было бы применить в указанных ситуациях, например, ст. 121 УК РФ (заражение венерической болезнью) [3]. Указанная статья может быть применена в случаях, когда врачи, заранее зная о наличии у донора определенных венерических заболеваний, все равно приняли решение о проведении операции по трансплантации органов и тканей, в результате которой реципиент был заражен. Также возможно использование ст. 122 (заражение ВИЧ-инфекцией) УК РФ.

Как уже было ранее сказано, трансплантация органов и тканей человека – это очень сложный процесс. Даже верно подобранный орган, который соответствовал бы всем необходимым условиям, может быть не принят организмом реципиента, и в этом не будет никакой вины медицинского персонала, отвечающего за проведение операции, так как подобные случаи невозможно предусмотреть заранее.

Представить себе ситуацию, в которой врачи намеренно бы использовали для трансплантации неподходящий реципиенту трансплантат, попросту невозможно, так как проведение такой операции не имеет никакого смысла. Пациент скоропостижно скончается, а при вскрытии выяснится, что причиной смерти послужил неверно подобранный орган. Учитывая эти причины, можно прийти к выводу о низкой вероятности совершения подобного преступления, а, следовательно, об отсутствии необходимости введения статьи в УК РФ, которая бы такие случаи регулировала. В случае же, если при проведении операции по трансплантации органов и тканей человека имела место халатность со стороны медицинских работников, к ним может быть применена ст. 293 УК РФ.

С существованием проблемы, заключающейся в сложности квалификации содеянного по ст. 120 УК РФ, невозможно не согласиться. В первую очередь, по мнению Т.А. Фабрика «наличие таких проблем связано с невозможностью в большинстве случаев адекватно и своевременно произвести сбор доказательств, которые свидетельствовали бы о совершении подобных преступлений» [4, с. 101].

Данное утверждение, на наш взгляд, имеет смысл. Оба элемента, составляющих объективную сторону данного преступления вызывают серьезные вопросы, так как в действительности, не имея фактических доказательств, которые свидетельствовали бы о том, что лицо наносило побои или средней тяжести вред с целью принуждения конкретного человека к изъятию у него органов и тканей для трансплантации, не представляется возможным. В описанном случае, в качестве доказательства, которое может быть рассмотрено следственными органами может выступать только запись (аудио или видео), на которой можно услышать чёткие требования, выдвигаемые преступником по отношению к потерпевшему. В обратном случае, в условиях отсутствия подобных доказательств, виновное лицо можно будет привлечь только за преступления, которые предусматривают уголовную ответственность за нанесение побоев или средней тяжести вреда здоровью.

То же самое можно распространить и на угрозы, которые использует преступник для осуществления своих целей. Без наличия адекватных доказательств факта совершения указанных действий не представляется возможным привлечь виновное лицо к ответственности. Е.В. Герасимова утверждает, что «для привлечения к ответственности по ст. 120 УК РФ достаточно наличия свидетельских показаний, которые будут содержать информацию о том, что виновное лицо совершало преступные действия с целью принуждения потерпевшего к изъятию органов и тканей для трансплантации» [1, с. 91]. Однако, на наш взгляд, наличие подобных доказательств невозможно считать достаточным, так как возможен вариант, что потерпевший и лицо, выступающее в качестве свидетеля, могут вступить в сговор, целью которого будет заключаться назначение виновному более серьезного наказания за совершенное деяние. Это серьезное основание, которое стоит учитывать, так как даже в случае, если с целью принуждения были нанесены побои, преступник, обвиняемый по ст. 120 УК РФ, а не по ст. 116, подвергнется куда более серьезному наказанию. Исходя из этого, можно заключить, что для принятия решения о том, что преступные действия были совершенны виновным лицом с целью принуждения потерпевшего к изъятию его органов и тканей для трансплантации, требуется наличие более основательных доказательств.

Анализируя описанную информацию, хотелось бы выдвинуть предложение, которое заключается в устранении из Уголовного кодекса ст. 120 УК РФ, так как она не имеет практического смысла, а совершение деяний, содержащих признаки состава указанного преступления, является практически недоказуемым. Описанная возможность, заключающаяся в обвинении лица по ст.120 УК РФ, за преступные действия, которые не преследовали цели, описанной в указанной правовой норме, также настораживает и подталкивает к выводу о необходимости устранения из уголовного законодательства данной статьи.

Считаем необходимым рассмотреть возможность исключения из Уголовного кодекса ст. 120 УК РФ, так как она не имеет практического смысла, а совершение деяний, содержащих признаки состава указанного преступления, является практически недоказуемым. Описанная возможность, заключающаяся в обвинении лица по ст.120 УК РФ, за преступные действия, которые не преследовали цели, описанной в указанной правовой норме, также настораживает и подталкивает к выводу о необходимости устранения из уголовного законодательства данной статьи. Еще одним фактором, свидетельствующим в пользу принятия такого решения, является безрезультатный анализ научной литературы, которая касается данного вопроса.

Текст статьи
  1. Герасимова Е.В. Принуждение к изъятию органов или тканей человека // Lex Russica. 2017. № 30. С. 89 – 93.
  2. Нафикова Г. Правовые проблемы донорства // Вести научных достижений. 2018. № 7. С. 15 – 2
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 106.1996 № 63-ФЗ (ред. от 05.04.2021, с изм. от 08.04.2021) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954. // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 19.04.2021).
  4. Фабрика Т.А. Пути совершенствования уголовного законодательства в области трансплантации // Вестник Челябинского государственного университета. 2017. № 12. С. 99-107.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября