Анализ психологического состояния матерей, имеющих детей с ОВЗ

Анализ психологического состояния матерей, имеющих детей с ОВЗ

В настоящее время в мире наблюдается резкий рост количества детей с ограниченными возможностями здоровья. Фигура матери, как самая тесно связанная с ребенком биологически и эмоционально, является главенствующей в процессе адаптации семьи к новым условиям жизни – появлению члена семьи с ограниченными возможностями здоровья. Выявление определенных психологических характеристик у таких матерей позволит выработать знание об этом явлении у таких женщин и разработать систему психологической помощи как в индивидуальном, так и групповом формате, в том числе и в формате семьи.

Аннотация статьи
дети с ограниченными возможностями здоровья
психологическое состояние
матери
Ключевые слова

Актуальность. Трудности, с которыми ежедневно сталкивается семья, воспитывающая ребёнка с особенностями развития, резко ограничивают социальные контакты этой семьи и замыкают ее в круге ежедневных проблем. Самая большая нагрузка по воспитанию ребёнка с особыми потребностями полностью ложится на плечи матери. Положением "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" определён порядок получения реабилитационной помощи детям с ограниченными возможностями здоровья [6]. В своем послании к Федеральному Собранию от 21 апреля 2021года президент РФ Путин В.В. вновь озвучил высший национальный приоритет страны – сбережение народа России, которым определяются все положения обновленной Конституции о защите семьи, о важнейшей роли родителей в воспитании детей, об укреплении социальных гарантий в том числе и матерям, попавшим в сложную жизненную ситуацию с ребенком с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) [13].

Однако в реабилитационный процесс, на наш взгляд, не в полной мере включаются действия, направленные на поддержание и сохранение психического здоровья матери ребёнка. Между тем, гармонично развивающаяся личность матери служит основой для формирования здоровой эмоциональной среды для ребёнка и эффективности проводимых реабилитационных мероприятий [2, с. 10].

Исследования, посвященные изучению эмоциональных и личностных свойств матерей, имеющих детей с ограниченными возможностями здоровья, указывают на возникновение деформации ценностно-смысловой составляющей личности родителей, появление у матерей тревожных, депрессивных, истерических расстройств и вегетативных нарушений, а порой и суицидальных наклонностей, что значительно снижает их качество жизни [7]. Мать ощущает постоянную зависимость от потребностей ребенка и испытывает одиночество в связи с недостаточным качеством и количеством социальных контактов, а также в связи с непринятием самой себя [4, с. 34]. Это одиночество начинается, как правило, с ощущения внутренней напряженности, соответствующей наименьшей степени тревоги. Однако впоследствии настороженность, напряженность и тягостный душевный дискомфорт завершают психодинамический алгоритм развития данного ряда [3, с. 67]. Расстройства адаптации, включающие подавленность настроения, настороженность, тревогу, беспокойство (или сочетание этих состояний), ощущение собственной несостоятельности, неспособности справиться с ситуацией, трудности проблемно-решающего поведения, а также снижение способности справляться с нагрузкой повседневной жизни, составляют основу нервно-психических расстройств, часто встречающихся у матерей детей с ОВЗ [1, с. 51]. Такие матери воспринимают все в трагических красках, себя чаще всего как несостоявшегося, не сумевшего реализоваться в детях, в семье, в профессии человека, а будущее ребенка рисуется ими как бесперспективное и малоинтересное.

Актуальность проблемы депрессий, наблюдающихся в общемедицинской практике, определяется не только их распространенностью и дезадаптирующим влиянием, но и тем, что своевременная диагностика этих расстройств во многих случаях становится решающим условием успешной медицинской помощи [14, с. 67]. В современной отечественной и зарубежной психиатрии значительное внимание уделяется психологическим и социальным аспектам генеза психических расстройств, а одним из наиболее значимых, провоцирующих депрессии факторов считается психосоциальный стресс. Несомненно, рождение и воспитание тяжелобольного ребенка является для матери пролонгированной психотравмирующей ситуацией. При изучении влияния на психическое здоровье матери рождения и воспитания ребенка с ограниченными возможностями были выявлены различные депрессивные расстройства почти у половины исследуемых. При этом в зависимости от особенностей клинической картины были выделены три варианта расстройств приспособительных реакций депрессивного спектра: 1) кратковременная депрессивная реакция, 2) пролонгированная депрессивная реакция, и 3) тревожно-депрессивная реакция.

Так как именно мать является экосредой для особенного ребенка, то от характеристик и параметров ее эмоционального реагирования и восприятия, обусловленного в том числе и доминирующим психологическим типом матери, напрямую зависят условия благополучного существования ребенка с ОВЗ [12]. Мы предполагаем, что выявление определенных психологических характеристик у таких матерей, составляющих основу их доминирующего психологического типа, позволит нам лучше понять психологию таких женщин и скорректировать подходы к воспитанию детей с ОВЗ на основе разработки системы психологической помощи в индивидуальном и групповом формате, в том числе и в формате семьи.

Целью нашего исследования явилось изучение эмоциональной сферы и индивидуально-психологических особенностей матерей детей с ОВЗ; объектом исследования – психологическая сфера матерей детей с ОВЗ; предметом – такие психологические составляющие, как уровень тревожности, депрессии и невротизации, суицидального риска и психологический портрет матери.

Материалы и методы: Объектом исследования явились 50 матерей детей раннего возраста с ОВЗ в возрасте от 20 до 44 лет, которые находились на стационарном лечении в психоневрологическом отделении Областной детской клинической больницы №1 г. Воронежа с детьми от 0 до трех лет, а изучаемым явлением стали особенности их эмоциональной сферы (уровень депрессии, тревожности и невротизации личности и определение доминирующего психологического типа матери).

Для осуществления поставленных целей и задач нами использовались тестовые методики, включившие в себя: шкалу депрессии Бека [8], тест на тревожность Ч.Д.Спилберга и Ю.Л.Ханина [9], методику диагностики уровня невротизации Л.И.Вассермана [10] и анкету «Психологический тип родителя» В.В.Ткачевой [12].

Шкала депрессии Бека используется для диагностики уровня депрессии. Тест-опросник депрессии включает в себя 21 вопрос-утверждение наиболее часто встречаемых симптомов и жалоб. Каждый пункт опросника состоит из 4-5 утверждений, соответствующих специфическим проявлениям/симптомам депрессии. Эти утверждения ранжированы по мере увеличения удельного веса симптома в общей степени тяжести депрессии.

Результаты теста интерпретируются следующим образом:

  • 0-9 – отсутствие депрессивных симптомов;
  • 10-15 – легкая депрессия (субдепрессия);
  • 16-19 – умеренная депрессия;
  • 20-29 – выраженная депрессия (средней тяжести);
  • 30-63 – тяжёлая депрессия.

Тест Спилбергера-Ханина принадлежит к числу методик, исследующих психологический феномен тревожности. Этот опросник состоит из 20 высказываний, относящихся к тревожности как состоянию (состояние тревожности, реактивная или ситуативная тревожность), и из 20 высказываний на определение тревожности как диспозиции, личностной особенности (свойство тревожности).

Затем в таблицах заполняются бланки ответов по шкалам ситуативной и личностной тревожности. Далее подсчитывается общее количество баллов по каждой из шкал, показатели сравниваются с нормативными.

  • до 30 баллов – тревожность отсутствует;
  • от 31 до 44 баллов – умеренная тревожность;
  • 45 и более – выраженная тревожность.

Методика диагностики уровня невротизации Л.И. Вассермана помогает изучить склонность к неврозу как особенность нервной системы. При проведении методики заполняется типовая карта – опросник, состоящая из 40 пунктов, требующая ответа «да» или «нет» с приводимыми суждениями и ситуациями. Далее подсчитывается количество положительных ответов и определяется уровень невротизации:

  • от 0 до 8 – низкий уровень невротизации;
  • от 9 до 16 – пониженный уровень невротизации;
  • от 17 до 24 – средний уровень невротизации;
  • от 25 до 32 – повышенный уровень невротизации;
  • от 33 до 40 – высокий уровень невротизации.

Методика определения психологического типа родителя В.В.Ткачевой предназначена для определения психических свойств родителя, воспитывающего ребенка с ОВЗ. Опросник состоит из 21 вопроса; примерное время тестирования – 10-15минут. Доминирующий психологический тип определяется по наибольшей сумме утвердительных ответов, полученных по каждой шкале. Выделяют три основных психологических типа:

1 – невротический (тревожно-сенситивный тип)

2 – авторитарный (импульсивно-инертный тип)

3 – психосоматический тип.

Результаты исследования и их обсуждение

По данным исследования (табл. 1) было выявлено, что по шкале Бека у 9-и исследуемых отсутствовали признаки депрессии; легкая депрессия наблюдалась у 5 матерей детей с ОВЗ; признаки умеренной депрессии были зафиксированы у 25 женщин; выраженной депрессии оказались подвержены 10 исследуемых; тяжелая депрессия определялась у 1 пациентки.

Таблица 1

Результаты обследования матерей детей с ОВЗ с использованием опросника депрессии Бека (n=50)

Уровень депрессии

Количество обследованных

Доля обследованных в %

0-9

9

18%

10-15

5

10%

16-19

25

49%

20-29

10

20%

30-63

1

3%

Из представленных данных видно, что у половины исследуемых женщин отмечалась умеренная депрессия в связи с рождением ребенка с ОВЗ. Женщины из этой группы обследованных, как правило, имели старших здоровых детей и могли наблюдать разницу между ними и родившимся больным ребенком. Их дети с ОВЗ неоднократно проходили курс восстановительного лечения в неврологическом отделении стационара и постоянно находились под наблюдением специалистов по месту жительства, так что матери могли оценить динамику восстановления ребенка, которая не всегда соответствовала их ожиданиям. В тоже время, у почти трети части исследуемых уровень депрессии был достаточно низкий или отсутствовал вовсе. В этой группе оказались в основном молодые матери-первородки (от 20 до 23 лет) самых маленьких пациентов стационара, впервые попавшие на восстановительное лечение. Матери этих детей с надеждой и оптимизмом смотрели в будущее, задавали много вопросов лечащему врачу, активно общались между собой. Однако почти одна пятая часть обследованных очень тяжело переживала рождение больного ребенка. В эту группу вошли в основном матери детей более старшего возраста (35-44 года), которые неоднократно уже лечились с детьми в неврологическом отделении и могли оценить возможности современной медицины в оказании помощи их детям. Как правило, это были возрастные матери, поздние первородящие женщины, занимающиеся высокоинтеллектуальным трудом, реализовавшие себя в профессии, и вынужденные резко поменять свой уклад жизни в связи с рождением ребенка с ОВЗ. Матери из этой категории обследованных, относящиеся чаще всего к психосоматическому типу, поменяли свою профессию, переучились на психолога-дефектолога и стали более качественно и грамотно воспитывать своих детей, помогая им с социализацией в обществе. Таких женщин, обучающихся в педагогическом ВУЗе, оказалось 5 человек или 10 % от всего количества обследованных, относящихся к психосоматическому типу. Другие 6 пациенток (12% от общего количества обследованных), подверженные выраженной и тяжелой степеням депрессии, не смогли найти новую точку опоры в жизни и высказывали мысли с суицидальной предрасположенностью.

При исследовании психологического феномена тревожности с помощью теста Спилбергера-Ханина были получены следующие результаты: признаки низкой тревожности выявлены у 10 опрошенных матерей детей с ОВЗ; умеренная тревожность отмечалась у 23 обследуемых; высокую тревожность тест позволил выявить у 12 исследуемых женщин.

Таблица 2

Результаты обследования матерей детей с ОВЗ с использованием опросника теста психологического феномена тревожности Спилбергера-Ханина (n=50)

Уровень феномена тревожности

Количество обследованных

Доля обследованных в %

до 30 баллов

10

20%

от 31 до 44 баллов

23

45%

45 и более

12

35%

Полученные данные свидетельствуют о достаточно высоком уровне тревожности у основной массы обследованных. 80% женщин детей с ОВЗ продемонстрировали умеренный и высокий уровень тревожности, что во многом определяло поведение их в социуме и по отношению к ребенку. Личности, относимые к этой психологической категории, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма выраженным состоянием тревожности. Если психологический тест выражает у испытуемого высокий показатель личностной тревожности, то это дает основание предполагать у него появление состояния тревожности в разнообразных ситуациях, особенно когда они касаются оценки его компетенции и престижа. Постоянно тревожный фон настроения, наличие излишних опасений по самым незначительным вопросам может передаваться ребенку и явиться у него причиной формирования невротических черт характера. Матери с высоким показателем личностной тревожности стремились оградить ребенка от всех проблем, даже от тех, которые он мог решить своими силами, что рассматривается специалистами как проявление слабости, пассивной личностной позиции и инертности при реализации поставленной воспитательной цели.

Значительные отклонения от уровня умеренной тревожности требуют особого внимания, т.к. высокая тревожность предполагает склонность к появлению состояния тревоги у человека в ситуациях оценки его компетентности. В этом случае следует снизить субъективную значимость ситуации и задач, и перенести акцент на осмысление деятельности и формирование чувства уверенности в успехе, что на наш взгляд максимально эффективно можно проработать во время индивидуальных и групповых занятий с исследуемыми женщинами. Разработкой такой коррекционной программы мы занимаемся в настоящее время.

Низкая тревожность, наблюдающаяся у 18% обследованных матерей, наоборот, требует повышения чувства ответственности и внимания к мотивам деятельности. Но иногда очень низкая тревожность активного вытеснения личностью высокой тревоги ставит целью показать себя в "лучшем свете".

В любом случае умеренная и высокая тревожность требуют непременной коррекции, т.к. являются очень хорошей почвой для усугубления психологического дискомфорта и формирования в дальнейшем признаков депрессивного состояния, а подчас и суицидальных наклонностей.

При исследовании уровня невротизации с помощью методики диагностики уровня невротизации Л.И. Вассермана были получены следующие результаты: средний уровень невротизации наблюдался у 29 женщин детей с ОВЗ; повышенный уровень невротизации был зафиксирован у 9 исследуемых и высокий уровень невротизации определялся у 12 матерей.

Таблица 3

Результаты обследования матерей детей с ОВЗ с использованием методики диагностики уровня невротизации Л.И. Вассермана (n=50)

Уровень невротизации

Количество обследованных

Доля обследованных в %

от 0 до 8 баллов

-

-

от 9 до 16 баллов

-

-

17 до 24 баллов

29

58%

от 25 до 32 баллов

9

18%

от 33 до 40 баллов

12

24%

Результаты исследования указывают на достаточно высокий уровень невротизации у одной третьей части обследованных пациенток, что свидетельствует о выраженной эмоциональной возбудимости, в результате чего появляются негативные переживания (тревожность, напряженность, беспокойство, растерянность, раздражительность); о безынициативности, которая формирует переживания, связанные с неудовлетворенностью желаний; об эгоцентрической личностной направленности, что приводит к ипохондрической фиксации на соматических ощущениях и личностных недостатках; о трудностях в общении; о социальной робости и зависимости. При этом основная часть матерей детей с ОВЗ, демонстрирующих средний уровень невротизации, отдают себе отчет в происходящем и пытаются контролировать эмоциональную неустойчивость. Обращает на себя внимание тот факт, что матери, имеющие других здоровых детей, легче справляются с ситуацией и составляют основу группы со средним уровнем невротизации.

При определении психологического типа родителя с помощью анкеты В.В.Ткачевой были получены следующие результаты: невротический тип определялся у 5 обследуемых; авторитарный тип выявлен у 13 матерей детей с ОВЗ; психосоматический тип родителя зафиксирован у 32 пациенток.

Таблица 4

Результаты обследования матерей детей с ОВЗ с использованием методики определения психологического типа родителя В.В.Ткачевой (n=50)

Психологический

тип

Количество обследованных

Доля обследованных в %

невротический

5

10%

авторитарный

13

25%

психосоматический

32

65%

По данным исследования было выявлено, что у 65% матерей детей с ОВЗ доминирует психосоматичный тип родителя - им свойственны более частые смены полярных настроений (то радость, то депрессия, вызванная незначительным поводом). У некоторых из них в большей степени проявляется тенденция к доминированию, как и у авторитарных родителей, но отсутствует аффективная форма реагирования на проблему стресса. Они не устраивают скандалов и ссор, в большинстве случаев ведут себя корректно, сдержанно, а иногда замкнуто. В поведении, как правило, проявляется нормативность. Проблема ребенка, чаще скрываемая от посторонних взглядов, переживается ими изнутри. Это объясняется тем, что канал отреагирования проблемы, фрустрирующей психику, у данной категории женщин переведен во внутренний план переживаний. Это оказывается причиной нарушений, возникающих в психосоматической сфере, что и обусловило название этой категории родителей.

Для этих матерей было характерно стремление «положить собственное здоровье на алтарь жизни своего ребенка». Все усилия направлялись на оказание ему помощи. Иногда такие матери работали со своими детьми, максимально напрягая и изнуряя себя. Они практически не отдыхали и не жаловались, как невротичные, на потребность в этом. Этим матерям, так же как и невротичным женщинам, было свойственно пожалеть ребенка, оказать ему помощь, услугу, а иногда и сделать за него то, что он не мог еще сам. Они были склонны гиперопекать своих детей.

У 25% матерей был выявлен авторитарный тип - эта группа женщин характеризовалась активной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны (советам родственников или специалистов). К матерям авторитарного типа можно отнести две категории. Первые, узнав о дефекте ребенка, могли от него отказаться, оставив в роддоме. Вторая категория, представленная преобладающей частью матерей, проявляла другую позицию – стойкое желание найти выход из создавшегося положения как для себя, так и для своего ребенка. На предложение отказаться от ребенка такие матери реагировали как на личное оскорбление. Позиция матерей авторитарного типа характеризовалась феноменом вытеснения негативных переживаний, связанных с проблемами ребенка. Это значительно оптимизировало их состояние.

Женщинам авторитарного типа, принявшим дефект ребенка, было свойственно стремление преодолевать проблемы, возникающие у ребенка, и облегчать его участь. Такие матери направляли свои усилия на поиски лучшего врача, лучшей больницы, лучшего метода лечения, лучшего педагога, знаменитых экстрасенсов и народных целителей. Они обладали умением не видеть преграды на своем пути и уверенностью в том, что когда-либо может произойти чудо и с их ребенком.

Отрицательные свойства этой категории матерей проявлялись в неумении сдерживать свой гнев и раздражение, в отсутствии контроля за импульсивностью собственных поступков, в склонности к участию в ссорах и скандалах, в откровенном противопоставлении себя социальной среде (специалистам, педагогам, администрации, родственникам, не принявшим их ребенка). «Пусть общество приспосабливается к нам и нашим детям, а не мы к ним» – это высказывание становилось девизом многих из таких женщин.

Другая часть этой категории матерей проявляла тенденцию к отказу замечать особенности в развитии ребенка. Они считали, что специалисты завышают требования к их ребенку, в то время как его недостатки лишь характеризуют своеобразие индивидуального развития. «Не все дети одинаковые» или «Ну не всем же быть учеными», – считали они. Такие матери излишне опекали своих детей. У них формировалось неправильное понимание возможного пути развития больного ребенка. Проявляющееся у таких матерей настойчивое стремление всегда ориентироваться только на свои личностные жизненные установки (вопреки мнению значимых для них лиц) не позволяло им увидеть реальные перспективы развития ребенка.

У 5 женщин детей с ОВЗ (10 %) определялся невротический тип родителя. Этому типу родителей свойственна пассивная личностная позиция, которую можно сформулировать следующим образом: "Уж что есть, то и есть. Ничего не переделаешь. Каким ребенок родился, таким и будет!" У родителей этой категории не формируется способность к принятию проблемы ребенка и не развивается стремление к ее преодолению. Родители невротичного типа оправдывают собственную бездеятельность в отношении развития ребенка отсутствием прямых указаний со стороны специалистов, родственников или друзей на то, что с ребенком следует делать: «А нам никто не говорил о том, что нужно заниматься с ним. Мы ничего и не знали!» Практически во всем эти родители следуют жизненной формуле: пусть все идет в жизни, как идет. Им недоступно понимание того, что некоторые недостатки, возникающие у ребенка, вторичны и являются результатом уже не биологического дефекта, а их собственной родительской педагогической несостоятельности.

В личности невротичных матерей чаще доминировали истерические, тревожно-мнительные и депрессивные черты. Это проявлялось в избегании трудных жизненных ситуаций, а в отдельных случаях и в отказе от решения проблем. У части таких матерей сохранялся постоянный тревожный фон настроения, присутствовали излишние опасения чего-либо, что может повредить ребенку. Это, в свою очередь, передавалось ребенку и становилось одной из причин формирования в нем невротических черт характера.

Матери тревожно-сензитивного типа некритично оценивали возможности своего ребенка, подсознательно стремились скрыть его дефект и выдать желаемые результаты развития за реально существующие.

Часто мы видели и другую особенность матерей: они гиперболизировали проблемы своего ребенка. Собственное эмоциональное бессилие не позволяло таким женщинам оценить позитивно свое будущее и будущее ребенка. Прожитая жизнь воспринималась ими как несложившаяся, несчастливая, загубленная рождением в семье аномального ребенка.

У невротичных матерей часто наблюдались истерики, подавленное настроение, стремление уйти от принятия решения, снижение социального статуса, примитивизация поведения. Такие матери воспринимали все в трагических красках, себя чаще всего как несостоявшегося, не сумевшего реализоваться в детях, в семье, в профессии человека, а будущее ребенка рисовалось ими как бесперспективное и малоинтересное.

Вывод. Полученные результаты свидетельствуют о том, что матери детей с ОВЗ подвержены депрессивным и тревожным состояниям, а также невротическим реакциям. Уровень проявления подобных психологических нарушений зависит от нескольких факторов, таких, как возраст матерей, их социальное положение, образование, наличие в семье других детей. При этом для лечения и реабилитации своих детей они готовы на многое и никогда не откажутся от своей цели. Поэтому разработка программы системной психологической помощи матерям, воспитывающим детей с ОВЗ, для поддержания их эмоционального состояния, коррекции тревожности и депрессии как в индивидуальном, так и групповом формате, в том числе и в формате семьи, крайне важна не только для максимально полноценного развития ребенка с ОВЗ, но и для формирования комфортной семейной экосреды и самореализации матерей, что позволит минимизировать негативные психологические составляющие у женщин, воспитывающих особенных детей.

Текст статьи
  1. Васильева А.В., Баландова О.И. Мишени психотерапии при адаптационных расстройствах у матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья // Психотерапия и психосоциальная работа в психиатрии. Выпуск V. Под ред. О.В. Лиманкина, С.М. Бабина. – СПб.: Издательство «24 линия», 2018. – 266 с.
  2. Ипполитова Е.А., Кроян Г.Ф. Проблемы планирования будущей семейной жизни матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья // Человеческий капитал. 2017. № 10 (106). С. 9-14.
  3. Корчагина С.Г. Психология одиночества // Учебное пособие; 2008; Психология личности, 228с.
  4. Московкина А.Г. Ребенок с ограниченными возможностями здоровья в семье // Учебное пособие по педагогике; 2015, 252с.
  5. Устинова Н.В. Расстройства депрессивного спектра у матерей детей-инвалидов // Журнал Практическая медицина, № 6 (38); ноябрь 2009. С. 67-70.
  6. http://www.purimcro.ru/rpmpk/method/pedagog/799/.
  7. https://sakuramed.ru/obshie-stati/statistika-po-detyam-invalidam-v-rf
  8. https://golovmozg.ru/diagnostika/oprosnik-beka-dlya-otsenki-depressii
  9. https://nsportal.ru/shkola/psikhologiya/library/2013/03/09/shkala-reaktivnoy-i-lichnostnoy-trevozhnosti-spilbergera
  10. https://studopedia.ru/15_81714_metodika-diagnostiki-urovnya-nevrotizatsii-li-vassermana.html
  11. https://www.sites.google.com/site/test300m/ptr
  12. https://psylist.net/praktikum/00261.htm
  13. https://www.kp.ru/daily/27268.4/4401679/
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 15 мая по 21 мая
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
25 мая
Загрузка в eLibrary
25 мая
Рассылка печатных экземпляров
02 июня