научный журнал «Актуальные исследования» #21 (48), май '21

Судебная власть в системе разделения властей

В статье рассматриваются вопросы разграничения компетенции среди ветвей государственной власти. Анализируется в историческом и правовом аспекте положение судебной системы по отношению к другим ветвям государственной власти от древнего, до современного этапа развития с учетом принципа разделения властей.

Аннотация статьи
государство
судебная власть
правовое государство
государственная власть
принцип разделения властей
полномочия ветвей власти
Ключевые слова

Особую роль в системе органов государственной власти призвана играть судебная власть, имеющая, как и другие ветви власти, свою систему. Построенная с учетом федеративного устройства России единая судебная система основана на трех направлениях юрисдикции – конституционной юрисдикции, общей юрисдикции и арбитражной юрисдикции. Суды, входящие в судебную систему, выполняют ключевую задачу – правоприменение и, соответственно, не располагают силовыми, административными или финансовыми полномочиями. Судебная власть в России призвана разрешать только правовые конфликты посредством отправления правосудия, основываясь на законодательно установленных правилах судопроизводства. Статья 118 Конституции РФ закрепляет положение, в соответствии с которым судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Это означает, что деятельность судебной власти урегулирована процессуальными нормами, принимаемыми законодателем. Решения суда обязательны для исполнения всеми субъектами, в отношении которых они принимаются, соответственно, органы исполнительной власти обеспечивают контроль за их реализацией.

Судебная власть связана с законодательной и исполнительной властью обязанностью применять законы и другие нормативные правовые акты, но в то же время обладает возможностью фактической отмены нормативных правовых актов, признанных ею неконституционными. Кроме того, субъекты права имеют возможность в судебном порядке обжаловать действия либо бездействие должностных лиц и органов исполнительной власти, что позволяет судебной власти выступить противовесом в отношении двух других ветвей власти. Сама же судебная власть не должна заниматься нормотворчеством, подменяя законодательные органы и вмешиваться в прерогативы исполнительной власти.

Учитывая, что принцип разделения властей нельзя абсолютизировать и нигде в мире эта теория в чистом виде не существует, следует четко понимать, что разделение государственной власти на ветви не позволяет нам говорить о множественности власти в государстве, так как и законодательная, и исполнительная, и судебная власть образуют единую государственную власть, в рамках которой каждая из ветвей выполняет свои собственные функции, не подменяя в своей деятельности другие. Хотя в реальности не всегда получается придерживаться теоретической конструкции, поскольку множество факторов влияет на ее построение [2].

Анализируя научную литературу, посвященную вопросам судебной власти в России и ее основным направлениям деятельности, следует выделить классификацию, представленную Н.В. Витруком, как представляется, вобравшую в себя всю сферу деятельности судебной власти как ветви государственной власти, находящейся в единстве и взаимосвязи с законодательной и исполнительной ветвями власти. Так, среди функций судебной власти Н.В. Витрук выделяет юрисдикционные, а именно правосудие, судебный контроль (конституционный контроль, административный контроль и контроль в отношении ограничения прав и свобод человека и гражданина), судебный надзор и толкование, и неюрисдикционные, а именно судебное управление (руководство деятельностью судебных органов), участие в формировании судейского корпуса, обобщение и разъяснение судебной практики, анализ судебной статистики, выработка основных направлений судебной политики, реализация высшими судами права законодательной инициативы [8]. Реализация каждой из функций предполагает принятие определенного решения.

Судебная власть осуществляется специально созданными государственными органами – судами, в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Работая независимо от законодательной и исполнительной властей, судьи подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. В Российской Федерации не могут издаваться законы, иные нормативные акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей. Решения судебных органов не могут быть пересмотрены органами других ветвей власти.

Характеризуя основные функции судебной власти, в первую очередь следует отметить, что в современный период термин "правосудие" не нашел своего легального определения в нормативных правовых актах, на доктринальном уровне определение термина также не унифицировано. Так, например, правосудие рассматривается как "особый вид государственной деятельности, содержанием которой является рассмотрение и разрешение судами различных социальных конфликтов, связанных с действительным или предполагаемым нарушением норм права" [9], "особый вид государственной деятельности, сущность которой состоит в рассмотрении и разрешении судами дел в соответствии с формами международного и внутригосударственного права, реализуемыми в России, с целью защиты нарушенных или оспоренных прав, свобод либо правовых интересов лиц, участвующих в деле" [6] и т.д.

Идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождается поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. Несомненно, идея судебного контроля, связанная с проблемами защиты прав личности, имеет духовные аспекты и уходит своими корнями в античное прошлое. Однако утверждение разделения властей как составной части учения о демократическом государстве связано с революциями XVII-XVIII веков, когда Дж.Локк и Ш.Монтескье сформулировали этот принцип как важную гарантию против концентрации и злоупотребления властью, свойственных феодальным монархиям.

В Российской Федерации принцип разделения властей впервые закреплен в Декларации о государственном суверенитете РСФСР, а позже был введен в Конституцию РСФСР, но нарушения этого принципа избежать не удалось, что породило глубокий конституционный кризис. Поэтому Конституция 1993 г. фиксирует этот принцип как одну из основ конституционного строя. В статье 10 говорится, что “государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти независимы”. Глава 7 Конституции посвящена судебной власти. Статья 118 гласит, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Помимо положений, определяющих порядок организации и деятельности судебной системы, глава Конституции “Судебная власть” содержит в себе также единственную статью Конституции, посвященную прокуратуре.

Принцип разделения властей важен для того, чтобы взаимный контроль и сбалансированность полномочий не привели к присвоению полномочий судебной власти какой-либо другой властью и наоборот. Судить не вправе ни органы законодательной, ни органы исполнительной власти. Со своей стороны судебная власть не должна заниматься нормотворчеством, подменяя законодательные органы, вмешиваться в прерогативы исполнительной власти. Вместе с тем судебная практика, безусловно, влияет на направление законодательной деятельности, а также исправляет многие ошибки органов исполнительной власти; более того, своим толкованием права в процессе его применения, суды выявляют подлинное содержание правовых норм, часто отличное от первоначальных целей.

Основу судебной власти составляет совокупность судебных органов различной компетенции, действующих независимо от органов представительной и исполнительной власти. Одновременно законодатель наделяет органы судебной власти некоторыми полномочиями по контролю за законностью выполнения отдельных функций субъектами иных ветвей власти. Сказанное не означает, что особое положение судебных органов в правоохранительной системе Российской Федерации исключает взаимодействие ветвей власти по ряду направлений.

Закрепление в конституционных нормах и федеральном законодательстве судебной власти как государственно-правового института позволяет выделить его специфические признаки, отметить необходимость утверждения системы гарантий, позволяющих судебной власти осуществлять свои функции и решать поставленные перед ней законом государственные задачи.

Характерными свойствами судебной власти являются самостоятельность, исключительность, подзаконность и полнота. Также важной особенностью российской Конституции является то, что Президент как бы и не входит ни в одну из трех властей. Он глава государства и обязан обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Разногласия между властями он может регулировать только с помощью согласительных процедур или путем передачи спора в суд. В то же время многие статьи Конституции указывают на то, что фактически Президент признается главой исполнительной власти (право назначать Правительство, право председательствовать на заседаниях Правительства и др.).

Что касается судебного контроля, то под ним понимается осуществляемая в процессуальной форме деятельность суда по проверке соблюдения требований нормативных правовых актов.

Судебный надзор как функция судебной власти заключается в проверке законности вступивших в силу судебных постановлений.

Особо следует остановиться на такой юрисдикционной функции судебной власти, как толкование норм права. Под толкованием норм права понимается внутренний мыслительный процесс, направленный на уяснение содержания нормы права, и его внешнее выражение в виде разъяснения данного содержания одним субъектом другому. Деятельность по толкованию нормативных правовых актов необходима для установления действительного содержания норм права, так как зачастую законодатель не всегда достаточно четко формулирует дефиниции в законе, а также использует многозначные или специальные термины. Судьи в ходе осуществления своей деятельности в том числе осуществляют как казуальное, так и нормативное толкование действующих норм права, в связи с чем в современный период в науке и на практике широко дискуссионным является вопрос о значении результатов судебного толкования и о возможности судебного правотворчества. Полагаем, что судебная власть в силу предоставленных ей полномочий не может подменять законодателя. Толкование норм права, данное судом в ходе рассмотрения конкретного юридического вопроса, направлено не на создание новой нормы права, а лишь на уяснение, раскрытие ее смысла, и в результате толкования появляются новые знания о норме права, причем такие, которые с необходимостью следуют из толкуемого законодательного предписания.

Что касается нормативного толкования, то его субъектами со стороны судебной власти выступают Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. Современная юридическая наука рассматривает акты нормативного толкования как интерпретационные, указывая, что толкуемая норма существует в качестве основной наряду с интерпретационным актом, который носит лишь вспомогательный характер и не может применяться независимо от толкуемой нормы, так как не содержит нормативной новизны, ничего, чего бы не было в толкуемом законе" [16]. Более того, нормативные разъяснения полностью повторяют судьбу толкуемого акта, т.е. в случае отмены нормы прекращает действие и ее разъяснение.

Резюмируя сказанное, отметим, что конституционный принцип разделения властей в том виде, в каком он закреплен в Конституции РФ, не препятствует передаче некоторых правомочий, в силу юридической природы присущих одной из ветвей власти, органам другой ветви государственной власти, но это не касается родовых функций каждой из ветвей, а именно:

  • законодательной власти – принятие соответствующих Конституции РФ законов;
  • исполнительной власти – реализация управления на основе Конституции РФ;
  • судебной власти – осуществление правосудия с учетом прямого действия Конституции РФ.
Текст статьи
  1. Авакьян С.А. Конституционное право России: учеб. курс. М.: Юристъ, 2005. Т.
  2. Алешкова И.А., Власова Т.В. Судебная власть в системе разделения властей в Российской Федерации: современное понимание // Российский судья. 201 № 8. – С. 5.
  3. Бушуев И.И. Разделение властей в федеративном государстве: дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.
  4. Гайдук В.В. Разделение государственной власти в Российской Федерации: Конституционно-правовое исследование: дис. … канд. юрид. наук. М., 2002.
  5. Джангирян Ж.Д. Соотношение теории разделения и единства властей // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 4.
  6. Ершов В.В. Правосудие, правопонимание и правотворчество в условиях глобализации с позиций легизма и «широкого" понимания права // Российское правосудие. 2011. № 12. - С.
  7. Ковачев Д.А. Конституционное право государств Европы. М.: Волтерс Клувер, 2005.
  8. Конституционное право Российской Федерации / Под ред. Н.В. Витрука. - М.: Норма, Инфра-М, 2010. - С. 231.
  9. Лебедев В.М. Правосудие и его демократические принципы // Судебная власть и правосудие в Российской Федерации: Курс лекций / Под ред.В. В. Ершова. - М.: РАП, 2011. - С. 446.
  10. Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Зерцало, 2004.
  11. Монтескье Ш. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1955.
  12. Несмеянова С.Э. Основы конституционного строя Российской Федерации в решениях Конституционного Суда // Журнал конституционного правосудия. 2008. № 4.
  13. Постановление от 18 января 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 4. Ст. 409.
  14. Проблемы общей теории права и государства. М., 1999.
  15. Сравнительное конституционное право / ред. колл.: А.И. Ковлер, В.Е. Чиркин, Ю.А. Юдин. М., 1996.
  16. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник. - М.: Юрайт, 2003. - С. 254
  17. Шершеневич Г.Ф. Общее учение о праве и государстве (лекции). М.: Типография товарищества И.Д. Сытина, 1908.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября