научный журнал «Актуальные исследования» #21 (48), май '21

Процесс познания как основа оперативно-розыскной деятельности

В статье рассматривается вопрос об определении процесса познания как основы оперативно-розыскной деятельности.

Аннотация статьи
оперативно-розыскная деятельность
процесс познания
оперативно-розыскные мероприятия
субъекты оперативно-розыскной деятельности
Ключевые слова

Определяя основу оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД), нужно обратиться к ее понятию. Понятие ОРД закреплено в федеральном законодательстве, а именно в первой статье Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – ФЗ «Об ОРД») [1]. Под ОРД понимается «вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств» [2].

Нужно указать, что термин «оперативно-розыскная деятельность» появился в законодательном обороте не сразу. До этого вместо него использовались такие термины, как: «негласное расследование», «уголовно-розыскная работа», «уголовный сыск», «оперативная работа» [3]. Появление термина «оперативно-розыскная деятельность» состоялось только в 1958 году с принятием Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик и издания УПК РСФСР. В уголовно-процессуальном кодексе была указана необходимость осуществления оперативно-розыскных мер, субъекты, правомочные это делать – органы дознания, а также цели, в которых это необходимо делать – обнаружение признаков преступления и лиц, их совершивших. Относительно целей, следует дополнительно указать, что фактически их было закреплено две – выявление и раскрытие преступлений. Как известно, обе указанные цели, переформатировавшись в задачи, закреплены в законодательстве до сих пор. Значение принятых в 1958 году Основ и УПК сложно переоценить. В плане развития ОРД, был сделан весомый шаг вперед. Впервые на законодательном уровне данная деятельность была не просто закреплена – было обоснованно, почему такая деятельность необходима, в чем ее суть, каких целей она позволяет достигать в борьбе с преступностью. Более того, осуществление ОРД посредством принятия оперативно-розыскных мер было вменено в обязанности уполномоченным органам и их должностным лицам. Последние были обязаны для выявления и раскрытия преступлений прибегать к мерам оперативно-розыскного характера.

Вслед за законодательным закреплением понятия ОРД, последовало и научное осмысление. Совершенно справедливо, что первым, кто обосновал понятие ОРД с точки зрения научного толкования, стал А.Г. Лекарь. Создатель первой научной школы ОРД и в целом, «праотец» всей теории оперативно-розыскной деятельности, А.Г. Лекарь в 1966 году дал следующее определение ОРД: «Оперативно-розыскная деятельность есть основанная на законах и подзаконных актах система разведывательных (поисковых) мероприятий, осуществляемых преимущественно негласными средствами и методами в целях предотвращения и раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников» [3]. Безусловно, в дальнейшем данное А.Г. Лекарем определение уточнялось. Например, Д.В. Гребельский в 1975 году дополнил его двумя признаками: специальными субъектами, которые уполномочены и одновременно обязаны осуществлять ОРД и ее научно-обоснованным характером. В 1976 году А.А. Лукашов указал еще один признак, а именно организационно-управленческий аспект данной деятельности. Тем не менее, сопоставляя данное в 1966 году определение ОРД с сегодняшней формулировкой, которую приводит законодатель, можно указать, что более чем за 50 лет костяк определения не изменился. В целом, рассматривая данное определение, можно указать на следующие признаки ОРД: подзаконный характер, системно-разведывательный характер, преимущественно негласный характер, цели осуществления – предупреждение и раскрытие преступлений, а также розыск скрывшихся преступников.

На современном этапе многие авторы предпринимают попытки выделить признаки ОРД, исходя из понятия, данного законодателем. В.С. Овчинский указывает, что «Законодательное определение понятия ОРД позволяет выделить признаки, выражающие сущность этой деятельности» [4]. А.А. Фильченко называл признаки содержательными элементами, которые образуют (в системной совокупности) довольно четкое определение сущности ОРД [5].

А.Ю. Шумилов, исследовав совокупность имеющихся концепций о признаках ОРД, указал на возможность их классификации и выделения двух групп.

Первая группа – это субъективные признаки. Их по мнению А.Ю. Шумилова следует считать подвижными, динамичными. Они могут видоизменяться в зависимости от воли законодателя. К ним следует отнести:

  1. Установление той или иной цели такой деятельности;
  2. Условие регулирования общественных отношений в оперативно-розыскной деятельности на уровне закона (всех или их части);
  3. Запрет или разрешение на применение тех или иных специальных сил, средств и методов;
  4. Определение пределов гласности в оперативно-розыскной деятельности.

Вторая группа – это объективные признаки. Группа объективных признаков определения оперативно-розыскной деятельности складывается из связанных между собой и связанных с субъективными признаками условий (невозможность достижения поставленной цели посредством использования иных законных мер) и совокупности признаков, характеризующих объективность содержания оперативно-розыскной работы [6].

Познавательный характер является одним из характерных признаков ОРД. Многие ученые признают данные признаки в качестве основополагающих для сущности ОРД.

Интерес представляет позиция Б.А. Тарчокова, который связывает познавательный характер и познание в целом с ОРД, исходя из задач данной деятельности. Ученый считает, что «поскольку одной из задач оперативно‐розыскной деятельности является поиск и обнаружение фактических данных, отражающих и воссоздающих события преступлений, имевших место в прошлом во всех их юридически значимых чертах, постольку такая деятельность представляет собой процесс познания» [7].

Таким образом, полагаем, что ОРД, безусловно, является познавательной деятельностью, направленной на исследование объектов, фактов окружающей действительности с целью получения оперативно-значимой информации и дальнейшей работой с ней.

Учитывая тот факт, что ОРД – это «специфичный вид деятельности», то и процесс познания в рамках данного вида деятельности обладает определенной спецификой.

Прежде всего, необходимо говорить об особом объекте познания в рамках ОРД. Основным объектом познания в ОРД выступает событие преступления, обстоятельства, которые его характеризуют. Сотрудник оперативных подразделений (оперуполномоченный), применяя силы и средства ОРД, исследуя событие преступления, обстоятельства его совершения, формирует базу знаний, которые будут ему необходимы для решения задач, стоящих перед ОРД. В этой связи, считаем объективным и правильным полагать, что процесс познания – это именно основа ОРД.

Процесс познания в ходе ОРД осуществляется при помощи специфичных средств. Основным средством ОРД выступают ОРМ. А.Е. Чечетин полагает, основополагающей задачей, которую позволяет решить проведение абсолютно любого ОРМ, является познавательная [8]. Действительно, проведение ОРМ по своим итогам приносит его субъекту новые знания. При этом характер, специфика и содержание таких знаний определяются в зависимости от того, какое именно ОРМ было проведено.

Также признаком, который подчеркивает специфику процесса познания в рамках ОРД, видится особая, ограниченная субъектность. В соответствии со статьей 13 ФЗ «Об ОРД», право осуществлять ОРД предоставлено оперативным подразделениям органов внутренних дел Российской Федерации, органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы исполнения наказаний, таможенных органов. Право осуществлять ОРД предоставлено только данным оперативным подразделениям. Никакие другие подразделения, государственные органы, негосударственные структуры таким правом не обладают. Более того, в самих закрепленных в перечне органах, право на осуществление ОРД предоставлено только указанным оперативным подразделениям. Например, служба участковых уполномоченных полиции, хотя и входит в состав органа, осуществляющего ОРД, правом проводить ОРМ не обладает. Также право осуществления ОРД предоставлено оперативным подразделениям только на территории Российской Федерации. Проведение ОРМ на территории других государств должно быть согласовано самим государством, не противоречить его законодательству.

Как правило, такое осуществление реализуется в рамках взаимодействия двух или более государств. Окончательный перечень оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД может быть определен руководителем самого органа – в соответствующем ведомственном приказе. Например, в органах внутренних дел перечень оперативных подразделений определен в приказе МВД России от 19 июня 2012 г. № 608 «О некоторых вопросах организации оперативно-розыскной деятельности в системе МВД России» [9].

Следующим признаком познания в ходе осуществления ОРД можно считать особый режим реализации данного процесса, а именно осуществление его гласно и негласно.

Негласность означает неочевидность, скрытость проводимых ОРМ от лиц, в них не участвующих, прежде всего от лиц, в отношении которых они проводятся. Это позволяет нейтрализовать возможное противодействие со стороны объектов ОРД, обеспечить безопасность участников ОРМ, результативность мероприятий, сохранить в тайне сам факт осуществления ОРМ, применяемые при этом средства и методы. Негласность обусловлена как практической целесообразностью, так и невозможностью гласного проведения отдельных ОРМ. Как отмечено в определении Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-0, без таких негласных мероприятий сама ОРД утратила бы смысл [10].

В то же время некоторые ОРМ могут проводиться гласно. Под гласными ОРМ следует понимать такие, содержание, цели и участники которых не скрываются ни от окружающих, ни от объектов, в отношении которых они проводятся [4].

Вместе с тем, нельзя говорить о том, что процесс познания в ОРД может проводиться только гласно или негласно. Конституционный Суд Российской Федерации в 2018 году дополнил указанный перечень еще одной формой – проведение ОРД посредством ОРМ, содержащих элементы гласности [11]. Основной замысел таких ОРМ предусматривает переход негласной стадии мероприятия в гласную форму, реализуемую оперативными сотрудниками уже в рамках уголовно-процессуальных или административно-правовых процедур.

К таким ОРМ можно отнести «наблюдение», «проверочная закупка», «оперативный эксперимент», «контролируемая поставка». Сказанное обуславливает необходимость внесения дополнительных изменений в формулировку понятия ОРД, которые позволят предусмотреть возможность осуществления данного вида деятельности гласно и негласно, а равно, с элементами гласности.

Таким образом, можем указать на то, ОРД, безусловно, является познавательной деятельностью, направленной на исследование объектов, фактов окружающей действительности с целью получения оперативно-значимой информации и дальнейшей работой с ней. Это связано со множеством факторов, однако, прежде всего сущностью самого процесса познания, его полного соотношения с сущностью ОРД, осуществляемой в целях поиска и обнаружения фактических данных, отражающих и воссоздающих события преступлений, имевших место в прошлом во всех их юридически значимых чертах.

Текст статьи
  1. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, № 33, ст. 3349.
  2. статья 1 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, № 33, ст. 3349.
  3. Теоретические основы оперативно-розыскной деятельности: учебное пособие. 2-е изд., перераб и доп. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2019. – С. 39.
  4. Овчинский, В. С. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С приложением решений Конституционного Суда Российской Федерации и обзоров практики Европейского Суда по правам человека / [отв. ред. В. С. Овчинский] ; вступ. ст. В. Д. Зорькина. – 3-е изд., доп. и перераб. – Москва : Норма : ИНФРА-М, 2018.
  5. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» (постатейный) / А.И. Алексеев, О.А. Вагин, Д.В. Закаляпин и др.; под ред. А.И. Алексеева, В.С. Овчинского. Москва: Проспект, 2011.
  6. Теоретические основы оперативно-розыскной деятельности: учебное пособие. 2-е изд., перераб и доп. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2019. – С. 40.
  7. Тарчоков Б.А. Процесс познания как основа оперативно-розыскной деятельности // Актуальные направления научных исследований: от теории к практике. 2015. № 3 (5). С. 510-511.
  8. Чечетин А.Е. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» в решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Труды Академии управления МВД России. 2020. № 3 (55). С. 71.
  9. Приказ МВД России от 19 июня 2012 г. № 608 «О некоторых вопросах организации оперативно-розыскной деятельности в системе МВД России» // Российская газета, № 177, 03.08.2012.
  10. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.Черновой // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1998 г., № 6.
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2018 № 1398-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лапина Алексея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 2, 5, 6, 8 и 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», главы 16 и статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» // СПС Консультант Плюс.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября