Мировоззренческие аспекты понятия «ценность жизни»

В статье рассматривается многогранность понятия «ценности жизни», ее теоретические и методологические аспекты.

Аннотация статьи
общество
ценность
самосознание
многомерность. сознание
универсальность
динамика
смыл жизни
ценность жизни
нормы
человек
культура
Ключевые слова

В литературе нет единства в трактовке такого понятия как «ценность», его природы и сущности, а также взаимосвязи с такими категориями, как «установка», «потребность», «интерес», «оценка». Ряд авторов прямо указывают на понятийный и терминологические разногласия среди исследователей. (В частности, М.С. Каган, А.Н. Леонтьев, Б.И. Додонов, Л.Н. Коган и другие). В научных дискуссиях по данной проблеме мы солидаризуемся с теми авторами, которые трактуют понятие «ценности» как объективные, возникающие по поводу предмета, общественные отношения, отождествляемые зачастую в сознание людей с самим предметом. Осознание субъектом этих отношений в виде оценок, оценочных отношений, ценностных ориентаций есть не что иное, как субъективное установление, отражение их объективной ценности. Объективная связь предмета потребности с самой потребностью субъекта определяет объективность ценностных отношений, ценностей. К области аксиологических понятий принадлежат не только понятия отдельных ценностей, которые могут быть отнесены к классу материальных или духовных ценностей. Наряду с этим здесь также необходимы понятия, имеющие значение принципов, одинаково приложимых как к материальным, так и к духовным ценностям. Такие понятия будут иметь целевой характер и общечеловеческую применимость. К их числу и относятся смысл жизни, свобода, ценность жизни. Рассмотрим более содержательно сущностные и мировоззренческие факторы, влияющие на понятие «ценность жизни?

Любой процесс обновления социальной жизни, тем более радикальной ломки устоявшихся консервативно-отсталых ее основ, всегда происходит в борьбе, в муках, нравственно-психологических метаниях. В такие периоды на первый план выдвигается роль сознания, небывало возрастает и обостряется значение психологии и социального чувства людей. Само движение жизни неумолимо заставляет человека думать «как жить дальше».

В связи с тем, что личность тысячами нитей связана с обществом, ее жизнь и деятельность в решающей степени зависит от общества, его формы организации и порядков, то нельзя отрывать личный интерес от общественного. Личность всегда имела и будет иметь что-то свое особенное и свою степень понимания своих личных интересов. Полного конформизма достичь невозможно, да это и не нужно, так как он обеднял бы личность, а вместе с нею и всю общественную жизнь.

Личный интерес обусловлен естественными и общественными потребностями человека, жизненными условиями и не требует большой мыслительной работы от него, чтобы сформироваться в виде определенных стереотипов поведения. Проблема заключается в том, чтобы личный интерес был правильно понят индивидом, ибо только в этом случае он не будет расходиться с общественным. Правильно понимаемый личный интерес уже оплодотворен решающим влиянием на него общественного интереса, представляет собой качественно новую ступень. Чтобы ее достичь, требуется высокая степень гражданской зрелости человека, интенсивная работа мысли, дающая понимание сложной связи личных жизненных условий с общественными отношениями. Механизм перевода личного в общественное и наоборот таков, что движение начинается с осознания личных интересов как более простых и доступных чувствам и сознанию каждого человека, как элементарных истин, не требующих анализа и особых доказательств. От житейски понимаемого личного интереса мысль продвигается к осознанию более глубоких связей и причин, от которых зависят жизненные условия человека, к пониманию их связи с общественными условиями и интересами.

Поскольку человек всегда член конкретного общества, оно предъявляет к его жизнедеятельности определённые требования, что, безусловно находит отражение и в представлениях о ценностях жизни. К. Маркс писал, что всякое проявление жизни индивида всегда является проявлением и утверждением общественной жизни и то, что делает индивид для себя, он делает для общества [1, с. 591-592], но, делая нечто для общества, он одновременно делает это и для себя. И это «для себя» никоим образом не должно поглощаться тем самым «для других», о котором пишут некоторые наши исследователи. Если индивид прекратит делать что-либо «для себя», то тем самым он прекращает это делать и «для других». Однако, «для себя» и «для других» – это всегда лишь диалектическое противоречие, которое приобретает конкретный вид в каждую историческую эпоху, определяя как лицо общества, так и характер индивида, и именно в зависимости от этого в каждую эпоху решалась проблема ценности жизни и, следовательно, ценности человека.

Человек – часть окружающего мира, он живет в обществе, и это обязывает личность исходить в своей жизнедеятельности не из потребительских, а гармонических отношений с окружающей средой, сообразовать принимаемые решения с требованиями общества, условиями и законами его развития. В последнее время много говорится о необходимости нового мышления, и сущность его – именно в ответственности человека за все происходящее при нем в мире. Формы, объекты, масштабы такой ответственности, все эти вопросы социально-исторического характера.

На фоне углубляющейся дегуманизации культуры современного общества возникают разнообразные теории и концепции, авторы которых предвещают о широких возможностях для духовного развития, для овладения ценностями. С нашей же точки зрения, именно культура должна рассматриваться как определенный способ деятельности человека по овладению миром как интегральная, синтетическая характеристика его духовного, нравственного и профессионального развития. Она выражает меру осознания и овладения человеком своих отношений к самому себе, к природе, то есть меру нашего человеческого развития, степень и уровень реализации сущностных потенций. Без человека культура не может существовать, являясь и результатом, и условием его деятельности. Исходя из общего представления о культуре, которое не только обозначает меру освоения человеком предметно-вещного мира, выявляет совокупность средств и способов деятельности, но и выступает также ценностной, качественной характеристикой многообразных общественных и межличностных отношений. Подлинная культура – это не объект индивидуального потребления, а мощное орудие социальных образований, источник того удовлетворения, которое получает человек от собственного участия в строительстве культуры общественных отношений. Подлинная культура – это высоко развитая социальная потребность в подлинном проявлении духовного содержания человека

Кое-кому кажется, что внедрение автоматики призвано подорвать окончательно «этику труда», создать «машинный рай». Говорят, что все будут делать машины, а человеку останется лишь потреблять в условиях изобилия и праздности. При этом игнорируется глубинная человеческая потребность в самореализации, в созидании, творчестве. Общество будущего никогда, ни малейшей степени не может быть обществом людей, лишь нажимающих кнопки, оно должно быть обществом организованных, высококвалифицированных тружеников. Человек всегда был и будет единственным субъектом творческой деятельности.

Каждое новое поколение, вступающее в жизнь, заново открывает для себя мир человеческих отношений и чувств, сложный мир культурных ценностей, но оно всегда использует многовековой опыт духовной, интеллектуальной жизни человечества. Эта преемственность, глубокая взаимосвязь прошлого и настоящего является необходимым условием обогащения внутреннего мира личности, да и общества в целом. Мера того, насколько предмет стал «человеческим» предметом, насколько в нем отражена человеческая сущность, представляет культурную ценность предмета. Подлинные ценности культуры – это такие ценности, которые более всего соответствуют действительным потребностям прогресса общества, а, следовательно, и самого человека. В реальности же в современном обществе осуществляется преднамеренная ориентации массового сознания на отчужденные формы труда, на представление о труде только как о средстве заработка, как о сфере добывания денег для оплаты развлечений и бытовых благ. Происходит тенденциозное противопоставление культуры труда и культуры быта, досуга. Культура и ее символы в данном случае рассматриваются ни как всеобщее достояние, а как товар, который можно приобрести за деньги. Такое отношение к культуре освобождает индивида от социальной ответственности, сознательно уводит от решения злободневных социальных проблем. Ценность трудовой и социально культурной деятельности подменяется суррогатами деятельности, ростом конформизма и асоциальными хобби.

В ходе прогрессивной эволюции активность человека возрастает в своей силе, и она на современном этапе исторического развития достигает высшей степени. И здесь мы имеем не только простое количественное различие. Изменяется сама сфера самореализации человека, включающая познание, деятельность и проявления его общественной природы. Но это также означает, что общественное развитие, адекватное природе человека, неотделимо от признания высшей ценностью его свободы, а не только материального благополучия. Развитие идеалов, будучи основным содержанием онтогенетического развития личности, является средоточием трех факторов – изменения условий непосредственной жизни и накопления жизненного опыта, идейно-мировоззренческого прогресса и эстетического развития. Искусство воспитания предполагает прежде всего умение сочетать эти три линии влияния на личность. И здесь нельзя пренебрегать ни одним из названных факторов и нельзя не думать об их единстве.

Таким образом, человек – это особая, абсолютная ценность, с его интересами как родового и социального существа соотносятся все иные ценности: материальные и духовные. Абсолютной ценностью человек является изначально, но лишь в потенции. Поэтому исторический прогресс, связанный с неизбежностью перестройкой всей природы человеческих отношений на новых общечеловеческих принципах, в аксиологическом аспекте и должен означать становление человека реально абсолютной ценностью.

Превращение абсолютного характера ценности человека из потенции в реальности означает становление свободного развития индивидов общественно значимым феноменом. Почему это оказывается возможным только при определённых общественных условиях, которые мы связываем с контурами нового более развитого общества? Во-первых, потому, что только в этом новом обществе производительность общественного труда может подниматься на такой уровень, когда становится возможным достаточно полное удовлетворение потребностей всех людей независимо от значимости их общественных функций. Во-вторых, только в этом новом обществе создается такая социальная структура взаимных отношений людей, при которой свободное развитие одних индивидов не приходит в противоречие с таковыми других, что имело место во всей предшествующей истории. В-третьих, именно это новое общество должно ставить сознательно в качестве своей высшей стратегической цели свободное развитие каждого, ибо это и есть условие свободного развития всех. Причём эта цель не только декларативно провозглашается, но и обеспечивается всей организацией экономической, политической и духовной жизни общества.

Текст статьи
  1. См.: Маркс, К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Из ранних произведений [Текст] / К. Маркс, Ф. Энгельс ; Ин-т Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина при ЦК КПСС. - Москва : Госполитиздат, 1956. - VIII, 689 с. : ил.; 23 см.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 18 сентября по 24 сентября
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
28 сентября
Загрузка в eLibrary
28 сентября
Рассылка печатных экземпляров
06 октября