Пандемия как фактор роста семейно-бытового насилия в России
научный журнал «Актуальные исследования» #22 (49), июнь '21

Пандемия как фактор роста семейно-бытового насилия в России

В статье проведён статистический и правовой анализ влияния самоизоляции и карантина, введённого в целях борьбы с пандемией новой коронавирусной инфекции COVID-19, на актуальную социальную проблему – семейно-бытовое насилие в России.

Аннотация статьи
семья
пандемия
самоизоляция
домашнее насилие
бытовая преступность
Ключевые слова

Режим самоизоляции и карантин, введённые в целях борьбы с пандемией COVID-19, привели к тому, что жертвы семейно-бытового насилия оказались буквально заперты в одном помещении с агрессором. Страх перед неизвестным смертельным вирусом, экономический кризис, череда сокращений на работе, вынужденные отпуска без содержания, но сохранившаяся при этом финансовая нагрузка, злоупотребление алкоголем (спрос на который вырос) – обстоятельства, в которых практически неизбежны конфликты даже в благополучных семьях, что уж говорить о тех, где эпизоды домашнего насилия уже случались, обрели системность или успели стать нормой.

В Ежегодном докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2019 год обнародованы следующие статистические показатели: среди пострадавших от домашнего насилия 75% составляют женщины, при этом, две трети жертв насилия – со смертельным исходом. В группе риска зачастую оказываются несовершеннолетние. В среднем 65-85% случаев насилия в отношении детей совершается в «кругу доверия» – среди людей, которые должны быть наиболее безопасны для ребёнка, в том числе среди членов его семьи [3].

Эксперты заключают, что любая кризисная ситуация, от экономического спада до военных конфликтов, всегда сопровождается всплеском насилия по отношению к женщинам и детям.

К началу карантина в России насчитывалось около 50 организаций, которые предоставляют временное убежище женщинам и детям, в которых одновременно могут разместиться от 3 до 40 человек. То есть в лучшем случае в них могли бы разместиться 1,5 тысячи человек (сообщений о домашнем насилии в апреле, как заявила уполномоченный по правам человека – Татьяна Москалькова, было около 13 тысяч) [4]. В семьях, где до пандемии имело место только психологическое насилие, за время самоизоляции довольно часто перерастало в физическое. А физическое насилие, как правило, переходит в категорию побоев с последствиями в виде серьёзных травм, госпитализации и даже смерти.

Проблема семейно-бытового насилия для нашего государства актуальна далеко не одно столетие, однако его позиция остаётся неизменной – «мы подумаем об этом завтра, ибо сейчас есть более насущные задачи», тем более в период борьбы с пандемией и её экономическими последствиями. Также проблему усугубляет сформировавшееся у многих сотрудников правоохранительных органов (ввиду специфики профессии) типичное патриархальное мышление, подкреплённое нежеланием влезать в семейные отношения. Жертвам, имевшим опыт общения с представителями правопорядка, знакомо выражение: «вот начнут убивать – вызывайте», однако, как бы абсурдно и цинично не звучала данная формулировка, на практике обычно так и происходит, что сотрудники полиции выезжают на место истязания жертвы, как правило, с летальным исходом. А потом выясняется, что жертва уже обращалась за помощью к участковому и в территориальный отдел полиции, но мер, принимаемых к агрессору, было недостаточно, либо они не применялись вообще. Вызывает недоумение, что жертва ещё должна убедить сотрудников полиции в необходимости защиты, прежде чем они неохотно «поспешат» на помощь. К сожалению, подобная картина складывается не только ввиду халатности и безучастности сотрудников правоохранительных органов, а также по причине мягкости предусмотренного действующим законом наказания по отношению к таким преступникам

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) абсолютное большинство россиян придерживаются мнения, что домашнее насилие недопустимо – 90%, а 70% опрошенных говорят о необходимости принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия [2].

Проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» вносили на рассмотрение в Государственную думу несколько раз, начиная с 2016 года (более 40 редакций). В декабре 2019 года представители рабочей группы из числа государственных деятелей и экспертов-общественников предложили Федеральному Собранию Российской Федерации новую редакцию данного закона, который также подвергся жёсткой критике в основном за «антисемейную направленность», чаще всего – от представителей Русской Православной Церкви (РПЦ) и консервативных движений. Противники считают, что данный закон отменяет презумпцию невиновности и умоляет права граждан на неприкосновенность частной жизни (статья 23 КРФ) [1] и воспитание детей (статья 38.2 КРФ) [1], и имеет очень размытые формулировки, которые могут трактоваться совершенно по-разному. В настоящее время проект закона снова «заморожен», а сроки его корректировки и рассмотрения Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации туманны.

Пандемия COVID-19 не стала причиной семейно-бытового насилия в России, она лишь обнажила и обострила его проблемы… Нужен ли нашему обществу такой закон? Полагаем, что нужен. Такого мнения придерживается и абсолютное большинство опрошенных респондентов в рамках статистических исследований. Безусловно, проект закона нуждается в доработке с целью упразднения размытых формулировок, однако это возможно лишь в условиях конструктивного диалога между властью и представителями общественности, а не в условиях систематического откладывания решения вопроса. Домашнее насилие – это особый вид преступлений, специфика которого требует отдельного закона: ведь после того, как человека избили на улице, ему не нужно возвращаться в один дом с преступником, не нужно продолжать жить с ним под одной крышей.

При этом необходимо осознать простую истину – проблему необходимо решать комплексно, но в условиях, когда сотрудники полиции игнорируют заявления жертв домашнего насилия, потому что «всё равно помирятся и заберут заявление», закон нам не поможет. Закон – не панацея: пока жертвы будут бояться говорить, а механизм социальной поддержки будет оставаться не отработанным, положительных изменений не произойдет. Домашние насилие – это действительность и вековая проблема российского общества, которую всегда было принято замалчивать или придавать ей даже положительный оттенок «да убоится жена мужа своего». Возможно, именно сегодня, когда пандемия обнажила эту проблему, настало время говорить о ней и искать пути решения. Фундамент здоровых отношений – это уважение друг к другу, забота и поддержка, а не побои, угрозы, принуждение и страх перед агрессором. Проблема домашнего насилия не носит частный характер, именно поэтому необходимо принимать участие в общественном обсуждении данного законопроекта, проявляя свою гражданскую позицию.

Текст статьи
  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 01.07.2020 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2020. № 31. ст. 4398.
  2. ВЦИОМ оценил число одобряющих закон о домашнем насилии россиян // официальный сайт РБК (РосБизнесКонсалтин). URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5df7501a9a794772c9fa3659 (дата обращения: 20.06.2020).
  3. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2019 год // Российская газета – Федеральный выпуск № 80(8134). URL: https://rg.ru/2020/04/14/rg-publikuet-doklad-o-deiatelnosti-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-za-2019-god.html (дата обращения: 20.06.2020).
  4. Об опыте работы организаций социального обслуживания субъектов Российской Федерации, предоставляющих социальные услуги гражданам, пострадавшим от семейного насилия, в том числе кризисных центров помощи женщинам, и некоммерческих организаций, реализующих эффективные модели профилактики насилия в семье / Информационно-аналитические материалы // Официальный сайт МВД России. URL: https://мвд.рф/document/20344526 (дата обращения: 25.06.2020).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 19 июня по 25 июня
Осталось 6 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
29 июня
Загрузка в eLibrary
29 июня
Рассылка печатных экземпляров
07 июля