Историко-культурная роль российской науки XIX века в исследованиях исторического наследия народов Северного Кавказа
научный журнал «Актуальные исследования» #24 (51), июнь '21

Историко-культурная роль российской науки XIX века в исследованиях исторического наследия народов Северного Кавказа

Северный Кавказ всегда существовал уровне национальной культуры каждого народа и на уровне этноисторической идентичности. Симбиоз мультикультурного происхождения сохраняет национальный культурный характер и образ жизни каждой нации по настоящее время. Однако, следует понимать, что те представления о развитии культуры народов Кавказа, которые сейчас многим знакомы, являются достижением научных исследований. Систематически Кавказ стал исследоваться учёными российской империи после того, как его территории стали входить в состав России. Данная статья посвящена исследованию вклада Российской академии наук 19 века в историко-культурном исследовании народов Северного Кавказа.

Аннотация статьи
археологические памятники
кавказское направление
императорская археологическая комиссия
академические экспедиции
раскопки
географические открытия
историко-культурное наследие
академия наук
детализация карты
фундаментальные исследования
путешественники
происхождение этносов
Ключевые слова

19 век стал новым этапом в истории русских географических исследований совместно с Академией наук. Историческая наука c начала 1830-х годов становится одной из наиболее развитых отраслей знания. Созданная в 1829 году Археографическая комиссия в составе Академии наук собирала бесценные материалы. Сведения, которыми тогда обладали академики по Северному Кавказу, нуждались в дальнейшей детализации, а карты, созданные на их основе, были крайне приблизительными и неточными. При взгляде на них, видна пестрая смесь разных ярлыков: часть народов поименованы по месту их проживания, часть - по лингвистическим характеристикам, часть по смутно осознаваемому этническому принципу, кроме того, сохранялись старые владельческие ярлыки, оставалось немало и «безымянных земель». Однако благодаря «Академическим экспедициям» в России не только появились первоначальные знания о регионе, но и стала составляться некая «ментальная карта» проживающих в нем народов. С.Г. Строганов оставался ее председателем до 1882 года. Значительная роль в развитии комиссии принадлежала В.Г. Тизенхаузену, который начал карьеру с делопроизводства и, наконец, стал заместителем председателя, который продвигал восточное и кавказское направление археологических исследований.

В 1859 году создается Императорская археологическая комиссия при отделе Императорского двора, которая была единственным государственным органом в России, чья миссия заключалась в изучении, сборе и защите предметов старины. Практика комиссии легла в основу современного регламента археологических исследований и системы охраны памятников в России. На протяжении всего своего существования комиссия считала полевые исследования основной формой своей деятельности, что сыграло фундаментальную роль в становлении археологии в России как науки. Создание Императорской Археологической Комиссии совпало с рядом внешне- и внутриполитических событий, так или иначе влиявших на положение на Кавказе и способствовавших его изучению. Комиссия внесла большой вклад в систематизацию и регулирование археологических раскопок и выдала разрешения на археологические раскопки. Среди других важных направлений деятельности комиссии – реставрация, охрана и описание памятников, в том числе случайно обнаруженных.

Одним из наиболее примечательных, но наименее известных регионов древнего мира на тот момент являлся Кавказ, который своими длинными покрытыми снегом хребтами, отделяющими Азию от Европы, как бы образует перегородку между этими двумя частями земного шара. Поэтому Северный Кавказ представлял интерес для исследований Императорская археологической комиссии, начавшей изучение древних и археологических памятников в XIX веке. Согласно ранее полученным историческим документам и дневникам путешественников многие жители Северного Кавказа разделяли схожие культурные черты и ценности. Они возникли из-за схожих условий жизни, и они применялись во время войн против колонизации. Северные кавказцы слыли жестокими воинами как в боях против внешних захватчиков, так и во внутренних битвах друг с другом. Они одинаково ловко обращались со своими лошадьми и кинжалами. Мародерство было образом жизни, наряду с выпасом и обработкой земли. На картинах они такие тонкие, тонкие, как я, и темные. Русские и местные поэты изображали их очень гостеприимными, гордыми и бесстрашными, которых невозможно подчинить

Поэтому историю становления научной мысли о культуре и быте народов Северного Кавказа невозможно представить без ценного интеллектуального наследия, оставленного дореволюционными исследователями, оторванными от начального этапа развития отечественной науки. На тот момент, в начале XVIII века в кавказских исследованиях уже имелись исторические и этнографические сведения, которые можно было найти в хрониках, исторических исследованиях, хронологиях, описаниях путешествий, географических наблюдениях, официальных актах, сведениях, законах и даже в художественных произведениях разных стран. Интерес к полному изучению археологических памятников Кавказа, а также в Северной Осетии Северному Кавказу возрос после проведения 5-го Археологического собрания в Тифлисе в сентябре 1881 года.

Например, в высокогорном Дагестане организаторов исследования волновало то, что «Районы Рутула и Ахты в Лезгистане на подробной карте именованы «владениями». Необходимо было свести воедино те идеи, которые в начале XIX века формировали обыденные представления о Кавказе и его жителях, и разрения туманных вопросов происхождения местных этносов. Так как решении их было связано со способами включения беспокойных горцев в сферу Российского контроля.

С тех пор несколько путешественников посетили Кавказ и его окрестности с целью изучения естественной истории этих регионов, а также описать исторические наблюдений за его обитателями. На тот момент жители побережья Каспийского моря хорошо известны, за исключением подданных узмеев, то есть кайтальцев. Также были обнаружены деревни евреев, которые были таковы только по религии, а не по происхождению, было выяснено, что они карнанцы, принявшие иудейскую веру.

Академией была сформирована инструкция, согласно которой «чрезвычайно полезно, если бы каждый путешественник проверил наблюдения своего предшественника» с помощью научного исторического и археологического метода. Академию интересовали вопросы, связанные с древними жителями Ширвана. На тот момент Ширван был известен как страна древних албанцев, покоренных Помпеем: их также называли аланами, которые были ранее завоеваны турками. Предстояло обратить внимание и исследовать персидскую литературу, раздобыть рукописи, чтобы пополнить их коллекцию в этом интересном отделе. Была задача получить полезные сведения о различных ее провинциях, их политическом устройстве земель Персии, их производствах, правящих ими князьях. В результате экспедиции были получены географические сведения о лесгийских племенах, также была составлена карта в изображении рек Койсу и Самур, которая заложила для дальнейших исследований и исправлении существовавших тогда неточностей. Были исследованы территории на западном побережье Каспийского моря между низовьями Койсу и рекой Уруссай-Булаки и подчиненная Шамчалу Тарку (провинция Кумук) ее жители называли себя кумийскими татарами. Были получены сведения о Лесгийских племенах, которые населяют самые высокие горы к юго-западу от Тарку на восточном берегу реки Койсу, на широте 41 ° 30 '. До этого были расхождения по их проживанию: на карте Гильденштадта они расположены несколько севернее, а в подробной карте того времени - южнее. Также было выяснено место проживания касикумуков проживают недалеко от района Зудакара.

Также проводились лингво-исторические исследования. В древнеперсидских надписях Накчи-Рустама и Кирманшаха времен сасанидов, объясненных ученым Сильвестром де Саси, цари Персии постоянно именуются Малькдирдн ве Анирдн – правители Ирана, а не Ирана; и на монетах этой династии - Малкд малкдн Ирдн, царь царей Ирфина. Таким образом, кавказские осетины связаны с древними мидянами не только по языку, но и по имени.

Следующим важным шагом стало формирование Северо-Кавказской экспедиции Государственного Эрмитажа. Наиболее интересны и информативны найденные артефакты из поселения Мешоко (Республика Адыгея). Экспедиция обнаружила обширную коллекцию археологических материалов, которая по количеству и разнообразию находок превосходит все артефакты эпохи энеолита и ранней бронзы на Северном Кавказе. Для более полного понимания культурно-исторических процессов того периода необходимо продолжить исследования, расширить базу источников и привлечь больше экспертов-археологов, фракологов, палеозоологов, почвоведов, химиков и физиков.

А 20 веке были продолжены исследования уже Российской академией наук Кавказской археологической экспедиции Государственного музея искусств народов Востока, созданной в 1981 году. За 17 полевых сезонов раскопки дали богатейший материал по древней и средневековой истории населения Северо-Западного Кавказа и Центрального Предкавказья. Среди открытий были потрясающе интересные археологические памятники – первые скифские святилища того типа, который описал Геродот. Среди находок – уникальные изделия местных мастеров, настоящие шедевры восточного и античного искусства. Они стали основой археологической коллекции Государственного музея искусств.

Благодаря исследованию памятников материальной культуры: меотийцев, могильников, древних стоянок и городских поселений, культовых сооружений были открыты многие страницы истории народов Северного Кавказа. Создана отдельная наука – кавказология, издаются многотомные фундаментальные исследования, но каждый год появляется новый материал, заставляющий ученых пересматривать, исправлять и расширять научные концепции. Богатая земля Северного Кавказа до настоящего момента таит множество загадок, но со временем возможность раскрыть и разрешить эти загадки становится все меньше и меньше. К сожалению, вспашка полей, ирригационные работы, строительство водохранилищ и трубопроводов приводят к исчезновению многих памятников старины и средневековья, поэтому проведение масштабных охранно-консервационных работ в районах активного землепользования давно стало приоритетной задачей.

Текст статьи
  1. Берже А. Краткий очерк горских племен на Кавказе. –Тифлис, 1858; Берже А. Горные племена Кавказа// Живописная Россия. –СПб., 1883. –Т. IX.
  2. Васильева Л. М. Проблемы истории Осетии в русской науке XIX века. – Орджоникидзе, 1975.
  3. Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа X XIII вв. – СПб., 1994.
  4.  Рейнеггс Я. Общее историко-топографическое описание Кавказа // Осетия глазами русских и иностранных путешественников. – Орджоникидзе, 1967.
  5. Штедер Л. Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 году // Осетия глазами русских и иностранных путешественников. – Орджоникидзе, 1967.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 24 июля по 30 июля
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
03 августа
Загрузка в eLibrary
03 августа
Рассылка печатных экземпляров
11 августа