Основное направление реализации стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025 года в пенитенциарных учреждениях
научный журнал «Актуальные исследования» #3 (3), декабрь '19

Основное направление реализации стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025 года в пенитенциарных учреждениях

В статье рассматриваются основные направления реализации стратегии государственной национальной политики в РФ. Раскрыты понятия и суть «медиации» в современном мире. Обозначены основные ориентиры совершенствования деятельности пенитенциарных учреждений при решении межнациональных (межэтнических) и межрелигиозных конфликтов.

Аннотация статьи
напряженность
национальная безопасность
пенитенциарные учреждения
медиация
межрелигиозный конфликт
межэтнический конфликт
межнациональный конфликт
Ключевые слова

Одной из ведущих особенностей Российской Федерации, является то, что исторически наше государство складывалось как сообщество разных этносов, культур и религий, интересы которых не всегда совпадало. Современное этническое положение России определяется как евроазиатское государство. На его территории проживает более 190 народов, в число которых входят не только коренные малые и автохтонные народы страны. По данным переписи населения в 2010 году русские составили 80,9% или 111,0 млн из 137,2 млн указавших свою национальную принадлежность, представители других национальностей - 19,1 % или 26,2 млн чел.; численность лиц, не указавших свою национальность, составила 5,6 млн чел. (или 3,9% от 142,9 млн жителей страны в целом) [1].

С целью координации деятельности органов государственной власти всех уровней в сфере государственной национальной политики Российской Федерации была разработана и внедрена «Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» [3], где определены приоритеты, цели, принципы, основные направления, задачи и механизмы реализации государственной национальной политики. Одной из основных целей Стратегии является обеспечение межнационального и межрелигиозного мира и согласия в Российской Федерации, гармонизации межнациональных (межэтнических) и межрелигиозных отношений, снижению рисков и угроз возникновения межнациональных конфликтов, в том числе и в пенитенциарных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России (далее – ФСИН России).

По официальным данным ФСИН России численность иностранцев, отбывающих наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее - УИС) России составляет порядка 25,7 тыс. иностранных граждан, это 5,6% от общего количества осужденных. Большую часть иностранцев составляют граждане государств, ранее входивших в состав СССР. Среди более 350 отбывающих наказание иностранцев из дальнего зарубежья 184 человека - граждане стран Юго-Восточной Азии, 48 - Африки, 45 - Ближнего Востока, 31 - Латинской Америки, 8 - США и 39 - из 11 европейских государств. Всего в российских колониях отбывают наказание граждане более 60 государств.

Кроме того, еще 7 тыс. иностранцев содержатся под стражей, 6,9 тыс. из них являются гражданами государств, ранее входивших в СССР.

Как отметили во ФСИН, чаще всего иностранцы попадают в места лишения свободы в России за наркотики (по этим статьям отбывают наказание 10,5 тыс. граждан стран ближнего зарубежья и 106 - дальнего). Среди них почти 6,7 тыс. граждан стран Центральной Азии, 2,1 тыс. - Украины (почти половина из всех отбывающих наказание в РФ граждан этой страны).

Более 5,3 тыс. иностранцев и лиц без гражданства отбывают наказание за убийства или причинение тяжкого вреда здоровью, 3,8 тыс. - за разбой или грабеж, 2 тыс. - за кражи, 1,5 тыс. - за изнасилования. 268 иностранцев находятся в колониях за мошенничество, примерно столько же - за вымогательство или иные экономические преступления, 203 - за незаконное пересечение границы, 89 - за контрабанду, 80 - за участие в бандах, 14 - за хулиганство. 117 иностранцев отбывают сроки за терроризм (114 граждан стран СНГ и трое граждан государств Ближнего Востока).

Иностранные осужденные отбывают наказание на основаниях и в порядке, предусмотренном Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации (далее - УИК РФ) и международными договорами.

В пенитенциарных учреждениях России находятся более одной тысячи осужденных за преступления террористического характера и экстремистской направленности.

Многонациональность спецконтингента, принадлежащего различным религиозным конфессиям, ведет к росту напряженности в межгрупповых и межличностных отношениях, что может способствовать ухудшению социально-психологической обстановки, возникновению конфликтов как на этнической, так и на религиозной почве, увеличению криминогенного потенциала в местах лишения свободы.

Основными ориентирами совершенствования деятельности пенитенциарных учреждений стали все возрастающие требования к наличию положительной дисциплинарной практики: отсутствию пенитенциарных преступлений на межнациональной (межэтнической) и межрелигиозной почве, случаев массового неповиновения требованиям администрации, участия осужденных, придерживающихся экстремистских взглядов, в массовых беспорядках.

В настоящее время важным является переход к медиативной практике разрешения конфликта, досудебный порядок урегулирования конфликтов в пенитенциарной учреждениях.

В этой связи в правоприменительной практике актуализируется роль одного из ключевых направлений, которой является медиация.

В федеральном законе «Об альтернативной процедуре урегулирования споров посредника (процедуре медиации) от 27.07.2010 №193-ФЗ закреплено следующее содержание этого понятия: «процедура медиации - способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения». Иначе говоря, это способ урегулирования конфликтов в досудебном порядке с участием посредников. Как известно, в рамках урегулирования этнических конфликтов в качестве последних часто выступают сотрудники различных этнокультурных центров в областях, в регионах, а это, как правило, достаточно авторитетные люди (в том числе внутри своих сообществ), знающие ситуацию не понаслышке, что имеет важное значение при разрешении межэтнических [4].

Межэтнические противоречия и конфликтные ситуации зачастую воспринимаются общественностью крайне эмоционально. Будучи вынесенными на публичное обсуждение, они могут иметь широкий резонанс и оцениваться неоднозначно. Прагматическая сторона внесудебного урегулирования как раз в том, что сводит к минимуму моральные, материальные, временные потери сторон конфликта, сокращаются многочисленные бюрократические проволочки, достигается максимальная конфиденциальность самому процессу и его участникам, поскольку спор рассматривается непублично.

Н.С. Емельянов, исследуя конфликты с участием осужденных, предложил в диссертационном исследовании наряду с другими мерами в число задач ФСИН РФ включить «организацию деятельности по оказанию осужденным помощи в урегулировании конфликтов» [2, с. 543], но без уточнения форм и способов такого урегулирования. Представляется, что наиболее продуктивным способом реализации предложенного мероприятия является именно медиация. Немаловажно и то, что процедура медиации направлена на дружественное урегулирование конфликта, вовлеченность всех его сторон в принятие решения, тогда как в суде оно может не устраивать одну из сторон. То есть проигравших и победителей тут нет, так как выход из ситуации является взаимоприемлемым.

Сущность пенитенциарной медиации заключается в переговорах, направленных на установление мира и оптимизацию с участием нейтрального, независимого лица (медиатора) межличностных отношений осужденных и выраженных в поиске конфликтующими сторонами решения проблемы. Сотрудники ряда регионов уголовно-исполнительной системы проходят подготовку по курсу медиация при работе с несовершеннолетними осужденными в Челябинской области, Кировской области, Республики Марий Эл, Новосибирской области, Вологодской области. Но не стоит забывать о старшей возрастной категории осужденных, которые тоже имеют множество неразрешимых ситуаций.

Практика медиации – признак зрелости общества, определенного уровня гражданского самосознания. Так, в странах Евросоюза доля досудебного урегулирования конфликтов составляет более 70 процентов.

Институт медиации имеет очень долгую историю. Некоторые исследователи даже говорят, что существует он столько же, сколько существуют конфликты. Так, в древнем Китае и Японии медиация была главным средством для улаживания споров. В современной КНР есть даже специальные медиативные органы - Народные комитеты по примирению. Практика посредничества существовала в Древней Греции, его также признавало римское право, начиная с кодекса Юстиниана (530-533 н. э.).

Как отмечают отечественные исследователи, казахи тоже издавна применяли обряд мирного примирения сторон «жилик устату», суть которого заключается в устранении былой вражды и общения сторон в статусе близких родственников.

В той форме, в которой концепция медиация существует сегодня, она была разработана в США с 1960-х гг. Особую роль при этом сыграл основанный в 1964 году «Community Relation «Service» американского министерства юстиции. Данные учреждения помогали разрешать конфликты расистского, этнического и национального характера посредством переговоров, тем самым внесли вклад в смягчение многих крупных конфликтов тех лет.

Датой международного (официального) признания медиации считают конец 1999 года, когда в Вене состоялась международная конференция по медиации. Уже с 2000 года она стала фактом международного права и международных отношений и активно применяется для урегулирования межкультурных, межнациональных, этнических, экономических и других конфликтов.

Так, например, в работе Ассамблеи народа Казахстана медиация имеет приоритетное направление, поскольку обеспечение межэтнического согласия лежит в основе деятельности организации и напрямую коррелирует с медиативными задачами.

Сегодня общереспубликанскую сеть медиации АНК составляют 13 советов медиации и 829 кабинетов медиации при домах дружбы в областях. Все они оснащены соответствующими техническими средствами. При этом советы медиации Ассамблеи координирует и разрабатывает стратегию медиации в регионах и постоянно расширяют базу потенциальных медиаторов. По данным сотрудников АНК, в Казахстане существует ряд успешных примеров использования институтов медиации для урегулирования, сглаживания межэтнических конфликтов на местах.

Безусловно, за медиацией в плане урегулирования межэтнических противоречий, конфликтов – большое будущее. По своей природе она – не публична, не на виду, носит больше конфиденциальный характер, потому незаметна широкой общественности. Но роль ее очень важна и со временем будет постоянно возрастать [5].

Следует отметить, что медиация в исправительных учреждениях - новая предметная область знаний, которая нуждается в своем развитии и требует постоянного мониторинга и профессионального анализа. Медиация является инструментом правового механизма в разрешении конфликтов и разногласий осужденных. Ее внедрение положительным образом скажется как на предупреждение межконфессиональных конфликтов, так и будет являться ключом к разрешению разногласий среди персонала пенитенциарного учреждения и осужденных.

Текст статьи
  1. Большой этимологический словарь русского языка/ сост. М.В. Климова. Москва: Изд-во: Дом славянской книги? 2013. – 960 с.
  2. Емельянов, Н.С. Криминологическое исследование конфликтов с участием осужденных/ Н.С. Емельянов // Приложение к журналу «Вопросы правоведения». Защита диссертаций по юридическим наукам. Март-апрель 2015 г. - 2014. - № 6. - С. 540-543.
  3. О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года: Указ Президента РФ от 19.12.2012 г. № 1666 (с изменениями и дополнениями).
  4. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ (в ред. от 23.07.2013г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2010. – No 31. – Ст. 4162.
  5. РИА Новости [Электронный ресурс]. 2019. Дата обновления: 31.03.2019. URL: https://camonitor.kz/33212-mediaciya-v-mezhetnicheskih-konfliktah-kak-eto-proishodit.html (дата обращения: 06.12.2019
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 октября по 31 октября
Сегодня — последний день приема статей
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии
04 ноября
Загрузка в elibrary
04 ноября
Рассылка печатных экземпляров
06 ноября