Репрезентация концепта «расставание» фразовыми единицами
научный журнал «Актуальные исследования» #3 (3), декабрь '19

Репрезентация концепта «расставание» фразовыми единицами

Данная статья посвящена анализу концепта «расставание» как самостоятельного концепта через описание его онтологического пространства (соответствующей ситуации) и языкового пространства (комплекса разнородных средств языковой репрезентации).

Аннотация статьи
концепт
фраза
прототип
прощание
расставание
интерпретация
Ключевые слова

Фразовое поле единиц в своем семантическом потенциале отражают прототип «расставание»1 и «расставание»2, характеризуя их синкретичными структурами: в одних фразах находят актуализацию признаки прототипа «расставание»1, а в других – признаки прототипа «расставание» 2. В группу единиц фразовой части поля «Расставание» мы включили единицы, которые соотносятся с фразами прощания и отражают размыкание контакта стилистически нейтральными или неэтикетными фразами, отражающими конфликтный разрыв контакта. По реализации в ходе «развития» полиситуации весь набор фраз можно условно разделить на 2 блока: а) фразы «горизонтального разворота влево» [3], подготавливающие расставание, и б) фразы, реализующиеся в ходе расставания.

Единицами констататирующего значения являются Я пошел / побежал / поехал. Интерпретация расставания во фразах с компонентом «перемещение в разные стороны» мыслится как направление в разные пространственные пределы: Нам не по пути; Нам в разные стороны. В качестве прецедентной единицы выступает выражение Дан приказ ему на запад, ей – в другую сторону.

Фразы «горизонтального разворота влево», предваряющие расставание, в своем содержании часто несут информацию о причине расставания (позднее время, соблюдение норм этикета, служебные дела и др.). Это фразы с различными конкретизаторами причины ухода (Уже поздно; Мне пора; Пора уходить / расходиться; Пора и восвояси; Пора на боковую; Не пора ли нам пора?): Я вижу вы страшно устали, и уж, пожалуйста, извините мою настойчивость [...] А теперь будьте здоровы [...] Извините меня, извините: долг службы! (К.Федин); Что-то утомилась я, пойду, пожалуй, – вздохнула Александра Михайловна (В. Петелин); Мне пора, – буднично и сухо сказал игумен [...] (Ст.Золотцев); Да, пора на боковую, – сказал Улитин и в некоторой сконфуженности, оглянулся на белую ночь. – Свет не свет, а спать надо. Доброй ночи, капитан (А.Рекемчук); Ну, я пойду туда, – кивнул Леонид на дверь головой – Надо (В.Астафьев). В ряду таких единиц прецедентным текстом выступает А для тебя, родная, // Есть почта полевая. // Прощай! Труба зовет:// Солдаты в поход (М.Дудин).

Во фразах расставание мыслится ситуацией, обусловленной «соблюдением приличий»: Пора и честь знать; Не смею больше обременять своим присутствием: Как ты там любишь говорить, отче: нееть спасения во многом глаголании! Вот поглаголалимы, пора и честь знать...(С.Золотцев). Уход по своей инициативе без указания причины отражают единицы Я пошел / пойду / поехал / побежал: От входной двери раздался мелодичный перезвон. – Пойду, пожалуй, – воспользовавшись им, как сигналом, сказал Соленов (А.Чупров). Точку зрения другой стороны отражают единицы что ж удерживать не буду / не стану / не намерен: Захар тяжело поднялся, пошевелил плечами. – Пора мне.// – Раз пора, иди, иди, удерживать не намерен, – вскинул на него беспокойные глаза Загреба...(П.Проскурин).

Уход мыслится как нежелание быть помехой: Не буду вам мешать. Осмысление конфликтного расставания связывается с включением элемента ноги как символа перемещения: Нога моя здесь (в этом доме) больше не будет; Ноги моей здесь больше не будет. В качестве прецедентной фразы выступает Сюда я больше не ездок. Ее перефразированный речевой вариант – Сюда я больше не ездец (разг.). Актуализация элемента зрительного восприятия отличает единицы, указывающие на разрыв окончательный (больше вы меня не увидите): – Валерьян! Я подлец, да? [...] Я уйду! Хватит! Больше вы меня не увидите! Все (В.Белов). Их индивидуально-авторский вариант Уйду, чтоб не возбуждать ярость масс (К/ф «Высота»).

Удаление по своей инициативе в контексте в шутливо-игровых фразах осмысливается как «волшебное» исчезновение (Я исчезаю), как отсутствие в пространстве (Нету меня), в терминах процессов, происходящих с жидкими веществами (Я испарился): – Нету меня! Я исчез, испарился! – Крячко схватил свою куртку, но только рванулся к двери, как зазвонил телефон (Н.Леонов);

Фразы, предваряющие расставание, характеризует также выражение интенции предложения расстаться (Предлагаю расстаться / разойтись; Может разойдемся?; Может по домам?): Ну что, братцы кролики? – говорил между тем Музыкант, влезая в плащ. – По домам? //– По домам или по дамам? – ухмыльнулся Юрист щербато (Е.Богданов). Интенция разрешения на удаление со стороны уходящего в эксплицитном и имплицитном выражении актуализируется во фразах Ну, я пойду?; Разрешите идти?; С Вашего разрешения я вас покину?; Я вас покину, если не возражаете?; Я вам больше не нужен?; Я могу идти?: – Разрешите идти? – Солодовников прищелкнул каблуками, улыбнулся своей доверчивой, как он сам называл, улыбкой. // – Разрешаю (В.Шукшин).

Точку зрения другой (отпускающей) стороны, с выражением интенции согласия, разрешения отражают единицы Можете идти; Ступай (-те); Валяей (-те); Трогай (-те); Поезжай (-те); Давай (-те); Иди (-те); Я вас больше не задерживаю: Анна Кирилловна, мне кажется, наш гость немного утомлен. [...] Юрий Иванович, я вас больше не задерживаю. Идите-ка домой, а завтра приносите документы (И.Грекова).

В единицах, реализующихся в ходе расставания, характеризуются выражением интенции предположения о реализации новых встреч: Надеюсь, еще увидимся; Даст Бог приеду /вернусь: Ну, а вы, мужики, лихом не поминайте [...] Даст бог, ворочусь (В.Белов). Интенция приглашения к новым контактам отличает фразы Приходи (-те); Приезжай (-те); Заходи, если что.

Актуализация элемента «недлительность разлуки» Скоро вернусь; Я скоро; Скоро буду; Я мигом; Я сейчас. Интенция приказа (наказа) содержится во фразе Ждите. Эмоционально-экспрессивный элемент вносит в характеристику концепта прецедентная единица Жди меня, и я вернусь... (К.Симонов).

Фразами подытоживающего характера являются Ну что ж, договорились; Все было хорошо; Таким был день. В микрополе фраз расставания наиболее многочисленной является парадигма единиц, семантика которых отражает конфликтный разрыв контакта.

В семантику фраз расставания, включаются интенциональные элементы команды, приказа (Приказываю отправляться / отчаливать; Шагай; Топай (прост.); Шагом марш отсюда): Он [солдат] шагнул к еще не опомнившемуся Кольке, ловко развернул лицом к станции, будто знал, откуда он взялся, и подтолкнул в спину. // Топай, топай отсюда! (А.Приставкин). Указание на направление перемещения отличает фразу Вперед! В единицах сниженного характера наблюдается использование военно-морской терминологии (Отчаливайте; От винта): Товарищ командир, документы сожжены, – доложил старпом, пора и вам покидать корабль [...] // – Приказываю отчаливать (С.Ворков).

Каузированное расставание интерпретируется как манипуляция своими частями тела: На пороге стоял мужчина помоложе и не такой толстый, смотрел внимательно и, как почувствовал Толик, враждебно. // – Давай, общественник, ноги в руки и на выход! (Н.Леонов). Интерпретация такой ситуации осуществляется уничижительным представлением уходящего в предметных образах (Катись. Выкатывайся! Канай), в образе домашнего животного, птицы (Брысь; Кыш отсюда; ненужного в доме мусора; Попрошу очистить помещение; Выметайся отсюда): А ну, – Шуганов на миг почти задохнулся, расправляя легкие, – А ну, вали отсюда! (К.Ваншенкин). В наших примерах их аналогом выступает фраза Метись отсель: Метись отсель, Дарья, подобру-поздорову, а то присватается к тебе дурная пуля, посля плакаться будешь (М.Шолохов). Указанием на направление перемещения отличает единицу Убирайся подобру-поздорову / на все четыре стороны.

Каузированное расставание мыслится как производственный процесс (Двигай; Валяй; Дуй; Мотай; Вали; Чеши; Сматывай (свои) удочки; Собирай свое петушиное оперение; Крути педали, пока не дали), как физиологическое изменение внешнего облика (Линяй), как неприятное физиологическое действие (Срыгни отсюда), как полное удаление с вещами (Сворачивай / забирай свои манатки и уходи / чеши отсюда), как нежелание зрительно воспринимать (Сгинь с глаз моих; Не смей на глаза показываться), как нежелание не только физического, но и духовного присутствия другого (Чтоб духу твоего здесь больше не было; Сгинь; Исчезни; Проваливай (-те); Улетучивайся; Улепетывай; Убирайся; Уматывай; Отвали от меня; Крути педали, пока не дали; Канай отсюда): Вы получили свое, и теперь будьте любезны – отвалите от меня (С.Гайдуков). В качестве прецедентной выступает фраза в следующем тексте: Вот тебе моя рука. Через пять дней исчезну, как с белых яблонь дым (К/ф).

Расширяющими компонентами фраз, отражающих каузированное расставание, выступает элемент «ориентир перемещения». В таких единицах расставание связывается с образами нечистой силы – черта, лешего (Убирайся к черту /лешему; Пошел (вон) к чертовой матери; Прочь (Проваливай) ко всем (семи) чертям (собачьим); Вон отсюда к чертовой матери (бабушке); Ну-ка мотай к едреной матери / к федькиной матери): – Это уж как вам угодно будет, – обиженным голосом заявил Игорь, продолжая стоять в дверях. // – Мне угодно, чтобы ты провалился ко всем семи чертям! (Д.Мамин-Сибиряк). Образно расставание мыслится как изменение направления перемещения на лошади (Поворачивай оглобли). Группу фраз, указывающих на нежелательность расставания, характеризует интенциональный элемент просьбы (Оставайтесь; Не уходите; Побудьте (еще); Не покидайте нас; Не оставляй (-те) меня); Не пущу: Оставайтесь с нами на канале ОРТ / О главных событиях в следующих выпусках. Оставайтесь с «Вестями»: – Ну, куда ты пойдешь, – она [Полина] посмотрела в окно, – на улице дождь (С.Воронин).

Расставание на короткий период мыслится как расположение ног в разных точках пространства (Одна нога здесь, другая там). Таким образом, семантическое наполнение фраз, репрезентирующих концепт «расставание», составляют разнообразные прагматические признаки, выражение которых связано с результатами реализованного контакта, сложившимися межличностными отношениями. Большая часть фраз расставания отражает конфликтный разрыв контакта и межличностных отношений.

Текст статьи
  1. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Языки русской культуры, 1999. - 896 с.
  2. Зулпукаров, К.З. Слово как средоточие лингвоэтнокультурных концептов. Вестник Кырг. нац. ун-та им. Ю. Баласагына. – 2014. – С. 246-254.
  3. Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Русский язык, 1987. - 158 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 17 мая по 31 мая
Осталось 6 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
04 июня
Загрузка в elibrary
04 июня
Рассылка печатных экземпляров
08 июня