Антикоррупционные процедуры

В статье рассмотрены основные аспекты коррупции как на международном уровне, так и России, отражены основные особенности законодательства в сфере противодействия коррупции. Показано, что существующее законодательство Российской Федерации в области антикоррупционных процедур является неполным и требует доработок для того, чтобы предотвращать коррупционные действия в полной мере.

Аннотация статьи
взяточничество
антикоррупционное законодательство
коррупция
административные процедуры
Ключевые слова

Борьбу с коррупцией можно рассматривать как набор норм, институтов и профессиональных практик, порожденных социальной проблемой, которой является коррупция. Коррупция и взяточничество подпитывают черный рынок и в конечном итоге поддерживают организованную преступность. В настоящее время коррупция превратилась в социальный институт, она стала более системной, приобрела устойчивые организационные формы, более сложную структуру, она состоит из различных уровней властных структур и множества людей, занимающих должности во многих бизнес-структурах, взаимосвязанных группах. Коррупция и взяточничество также подпитывают организованную преступность и терроризм. Это может привести к росту преступности, а также к усилению борьбы с преступностью государственных органов [3]. Достаточно взглянуть на страны третьего мира, где широко распространены взяточничество и коррупция, чтобы увидеть, как они влияют на организованную преступность. В этих странах могут царить преступность и терроризм.

В 1999 г. вступила в силу Конвенция о борьбе с подкупом иностранных должностных лиц в международных деловых операциях, принятая ОЭСР («Конвенция ОЭСР»). Конвенция ОЭСР пришла к выводу, что взяточничество в деловых операциях:

  • вызывает серьезные моральные и политические проблемы,
  • подрывает надлежащее управление и экономическое развитие;
  • искажает условия международной конкуренции.

Все страны, входящие в ОЭСР, приняли законодательство, устанавливающее уголовную ответственность за подкуп государственных должностных лиц, в том числе иностранных государственных служащих. Аналогичные конвенции были приняты другими международными органами, включая Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, Конвенцию Африканского союза о предупреждении коррупции и борьбе с ней и Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. В дополнение к вышеуказанным конвенциям и законам почти все страны запрещают подкуп своих собственных правительственных чиновников [1].

На практике слова «взяточничество» и «коррупция» обычно используются как синонимы. Коррупция определяется как злоупотребление властью кем-то, кому она была доверена, для его личной выгоды. Наиболее распространенной формой коррупции является взяточничество, то есть предоставление или получение денег, подарка или другого преимущества в качестве побуждения к нечестным, незаконным или злоупотреблениям доверием в ходе ведения бизнеса. Законы о борьбе с коррупцией запрещают предложение на выплату любых денег, подарков или чего-либо ценного любому государственному служащему в целях: оказания влияния на любое действие или решение государственного служащего, а также побуждения совершить какое-либо действие в нарушение законных обязанностей [3].

В течение некоторого времени борьба с коррупцией была горячей темой в России. Россия является членом всех крупных международных организаций и антикоррупционных конвенций и делает все возможное, чтобы выполнять все рекомендации и придерживаться международных стандартов. Но в последнее время российское правительство начало творчески подходить к борьбе с коррупцией. Эти инициативы направлены на повышение осведомленности общественности о коррупции. Чего, похоже, не хватает в этой информационной кампании, так это руководства для компаний в России по соблюдению требований. В российском законе о борьбе с коррупцией изложены рамки соблюдения, но отсутствуют конкретные детали.

19 апреля 2019 года представители Государственной Думы, Генеральной прокуратуры и Министерства иностранных дел РФ обсудили инициативы правительства на пресс-конференции, посвященной предупреждению коррупции и антикоррупционному просвещению. Анатолий Выборный, заместитель председателя комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, объяснил, почему правительство рассматривает осведомленность общественности как необходимый элемент успеха в борьбе с коррупцией. «Коррупция существует в каждом из нас», - сказал он. «Вот почему так важно, чтобы каждый из нас подумал о том, что я могу сделать для противодействия коррупции» [2].

Общественная деятельность правительства по борьбе с коррупцией нацелена на российских граждан, в том числе «пенсионеров и студентов». Но при этом не учитываются предприятия – сегмент, который с такой же вероятностью будет участвовать в коррупции и страдать от ее последствий. В 2018 году правительство России начало 487 расследований в отношении юридических лиц по обвинению во взяточничестве по статье 19.28 Кодекса об административных правонарушениях (незаконное вознаграждение от имени юридического лица). В результате расследования были наложены административные штрафы в отношении 439 организаций на общую сумму 691 миллион рублей. В 2019 году Генеральная прокуратура внесла в публичный реестр нарушителей статьи 19.28 35 организаций. Этим компаниям запрещено участвовать в тендерах на федеральные и муниципальные закупки в течение двух лет с даты наложения административного штрафа. В настоящее время в реестре насчитывается более 1200 организаций. Однако фактические уровни правоприменения не указывают на сильную тенденцию правительства бороться с коррупцией.

Хотя эти цифры бледнеют по сравнению с судебным преследованием коррумпированных государственных чиновников в России, они показывают, что бизнес далеко не застрахован от коррупции. Вот почему удивительно, что правительство не направляет свои усилия на бизнес как сегмент, который может извлечь выгоду из антикоррупционного просвещения [3].

В российском антикоррупционном законодательстве очень мало указаний о том, что компания может и должна делать, чтобы обеспечить соблюдение антикоррупционного законодательства. Закон о борьбе с коррупцией 2008 года устанавливает общие принципы борьбы с коррупцией. В нем дается юридическое определение «коррупции», которое включает активное и пассивное взяточничество (включая коммерческий подкуп), злоупотребление государственной властью и другие нарушения прав человека на получение денежной или иной компенсации, против которой выступает государственный или общественный интерес. Статья 13.3 Федерального закона № 273 «О противодействии коррупции» требует от всех организаций разработки и реализации мер по предотвращению взяточничества и особо рекомендует следующее:

  • назначение отделов, а также структурных подразделений и должностных лиц, которые будут нести ответственность за предотвращение взяточничества и связанных с ним правонарушений;
  • сотрудничество с правоохранительными органами;
  • разработка и внедрение политик и процедур соответствия;
  • принятие этического кодекса;
  • предотвращение конфликта интересов;
  • предотвращение неучтенного учета и использования фальсифицированных документов.

Эти меры являются необязательными, и никаких дополнительных указаний со стороны правительства по компонентам эффективной программы соблюдения нормативных требований не существует.

Однако российские власти могут учитывать комплаенс-функцию компании при принятии решения о том, кого преследовать и как приговорить. Кодекс об административных правонарушениях предусматривает, что «лицо будет признано виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что оно имело возможность подчиниться, но не приняло все меры в рамках своего контроля для соблюдения таких законов». Кодекс также предусматривает, что при назначении штрафов власти должны принимать во внимание как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства. Смягчающие факторы могут включать, помимо прочего, степень выраженного раскаяния, добровольное прекращение правонарушения или сообщение о нем, сотрудничество в расследовании и судебном преследовании правонарушения, а также добровольные усилия по уменьшению или компенсации вреда, причиненного правонарушением. Отягчающие факторы могут включать продолжающееся нарушение, несмотря на требования прекратить и воздерживаться, а также рецидив. Таким образом, надежная программа соблюдения требований является обязательной и может быть ценным вложением в предотвращение рисков в первую очередь и минимизацию штрафных санкций в случае нарушения [4].

Программа соблюдения антикоррупционных требований не только снижает риски и снижает ответственность компании, но и может быть полезной для бизнеса в целом. Помимо уголовной ответственности, как отдельные лица, так и компании, причастные к коррупции, подвергаются риску преследования и признания их обязанными выплатить компенсацию тем другим лицам или компаниям, которые могли понести убытки в результате коррупционного деяния. Это может произойти, когда, например, проигравший участник торгов подает в суд на выигравшего участника торгов, которому был незаконно заключен контракт, с целью возмещения потерянных затрат на тендер и упущенной выгоды. Помимо прямых санкций за коррупцию, компаниям, участвующим в исполнительном производстве, может быть запрещено осуществлять продажи государственным заказчикам или организациям. Потеря таких возможностей продаж во многих случаях может иметь более серьезные финансовые последствия для компании, чем прямые санкции исполнительного производства.

Таким образом, в правовой системе России нет специального регулятора с исключительными обязанностями по судебному преследованию коррупционных дел. Уголовное дело о даче взятки может быть возбуждено территориальным подразделением Следственного комитета Российской Федерации. Административное дело в отношении юридического лица на основании статьи 19.28 Кодекса об административных правонарушениях может быть возбуждено территориальной прокуратурой. На пресс-конференции 19 апреля Андрей Аветисян, посол по особым поручениям по международному сотрудничеству в области борьбы с коррупцией, признал, что другие страны разработали ряд передовых методов предотвращения коррупции, которых в настоящее время нет в России. Он также говорил о готовности России учиться на опыте других стран в борьбе с коррупцией. Исходя из этого, окончательные результаты будут зависеть от практического применения политики. Ближайшее будущее покажет, будут ли достигнуты положительные результаты и в какой степени.

Текст статьи
  1. Антикоррупционный менеджмент: инновационные антикоррупционные образовательные программы: практическое пособие / под общ. ред. И.И. Бикеева, П.А. Кабанова; Управление Президента Республики Татарстан по вопросам антикоррупционной политики, Институт экономики и др. – Казань: Познание, 2013. – 234 с.
  2. Астанин В.В. Антикоррупционная политика России: криминологические аспекты: монография / В.В. Астанин. – Москва: Юнити-Дана: Закон и право, 2012. – 255 с.
  3. Годунов И. В. Противодействие коррупции: учебник / И. В. Годунов. – 5-е изд. – Москва: Институт автоматизации проектирования РАН, 2019. – 729 c.
  4. Противодействие коррупции: учебное пособие / под редакцией Голубовского В.Ю. – 2-е изд. – Москва: Дашков и К, 2019. – 88 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 24 июля по 30 июля
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
03 августа
Загрузка в eLibrary
03 августа
Рассылка печатных экземпляров
11 августа