Основные направления развития культуры речи будущих следователей

В статье обозначены и охарактеризованы основные направления развития культуры речи будущих следователей, подлежащие реализации в образовательном процессе на разных уровнях профессиональной подготовки. Особое внимание уделяется анализу специфики коммуникативного пространства. Автор приходит к выводу, что структура и содержание лингвистической подготовки следователей должны формироваться в соответствии со спецификой всей палитры норм современного русского литературного языка как государственного языка Российской Федерации.

Аннотация статьи
русский язык и культура речи
юридическая лингвистика
профессиональная лингвистическая подготовка
Ключевые слова

Культура речи следователя является отражением уровня его владения одним из ключевых профессиональных инструментов – государственным языком Российской Федерации. Поскольку следователь постоянно находится в разных ситуациях общения, его речевая культура имеет и большое репутационное значение. В данном отношении принципиально важно не только что, но и как он говорит и пишет. Учитывая это, процесс лингвистической подготовки будущих следователей должен быть направлен на развитие основных показатели культуры речи: точность, правильность, чистота.

Речевая культура проявляется в умении выражать мысли точно, сообразно коммуникативной ситуации и в соответствии с нормами литературного языка: «Высшим уровнем культуры речи является речевое мастерство, заключающееся в умении ясно (доходчиво), логично и убедительно раскрывать мысли, в богатстве словаря и разнообразии грамматических конструкций» [5, c. 21]. Как и любая культура, культура речи требует постоянного внимания, определенных усилий. В то же время в ситуации постоянного дефицита времени, высокого эмоционального напряжения и повышенной ответственности, обычной для следователя «производственной» обстановки, такие усилия не всегда предпринимаются в должном объеме. Это объясняется спецификой коммуникативного пространства, связанной с конкретной сферой общения.

Коммуникативное пространство следователя формируется тремя уровнями (или сферами), в соответствии с особенностями коммуникации, на которых и реализуется речевая культура: личное, профессиональное, публичное.

Личное коммуникативное пространство регламентировано сложившимися традициями в конкретной микрогруппе: супруги, семья, близкие друзья. В этом пространстве человек в наибольшей степени естественен, в наименьшей степени связан культурными ограничениями. Здесь действуют свои ритуалы, поведенческие стереотипы и речевые клише. На этом уровне даже обсценная лексика может восприниматься как нейтральная, а не инвективная. Все зависит от традиций, принятых в данном узком кругу.

Профессиональное коммуникативное пространство регламентировано нормами делового общения и традициями профессионального взаимодействия. Здесь не обойтись без жаргона, который не только позволяет существенно экономить речевые средства и поддерживать высокую скорость коммуникативной акции и реакции, но и обеспечивает границы «своего круга». Речь на этом уровне требует контроля, но допускает некоторые вольности, например, в постановке ударения (осужденный вместо осуждённый, ходатайство вместо ходатайство и т.п.), в регистре общения (обращение на ТЫ вместо на ВЫ и т.п.). На этом уровне качество речи, как правило, приносится в жертву скорости и эффективности взаимодействия.

Официальное публичное коммуникативное пространство подобные речевые вольности исключает. На этом уровне сотрудник следственных органов выступает уже не как индивидуум со своим личным пространством и профессиональными возможностями и предпочтениями, а как официальное лицо, представляющее не только профессиональное сообщество служителей закона, но и в целом институт государства (в пределах своих функций и полномочий). Здесь речевое поведение строго регламентировано нормами современного русского литературного языка как государственного языка Российской Федерации, а любое отклонение (произвольное или непроизвольное) от нормы воспринимается как коммуникативная неудача. Вторжение в официальную речь (как устную, так и письменную) элементов личного или профессионального пространства, не отвечающих нормам современного русского литературного языка, также воспринимается как речевая девиация. И наоборот: «Уважительное отношение к языку, чистая, правильная, богатая речь юриста – это в определенной мере показатель его уважения к нашим законам» [5, c. 24].

Речевая деятельность следователя как представителя федеральных органов государственной власти регламентирована Федеральным законом № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации». Статья 3 указанного закона четко определяет сферы использования государственного языка Российской Федерации: «1) в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности <…>» [1]. В статье 1 (п. 6) того же закона не менее четко определено следующее: «При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка <…>», под которыми понимается «совокупность языковых средств и правил их употребления в сферах использования русского языка как государственного языка Российской Федерации» [1]. Об этом же говорит Постановление Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006 г. № 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации» [2].

Таким образом, прямым нарушением Федерального закона № 53-ФЗ следует считать использование слов и выражений, не соответствующих любой норме современного русского литературного языка независимо от вида нормы. Казалось бы, все просто, однако только основных видов этих норм десять.

К ним относятся нормы устной речи:

  1. орфоэпические (правильность произношения),
  2. акцентологические (правильность постановки ударения),
  3. интонационные;
  4. нормы письменной речи:
  5. орфографические,
  6. пунктуационные;
  7. а также нормы, общие для устной и письменной речи:
  8. лексические,
  9. морфологические,
  10. синтаксические,
  11. словообразовательные,
  12. стилистические.

Морфологические, синтаксические и словообразовательные нормы образуют комплекс грамматических норм современного русского литературного языка. Мало того, проблема не только в большом количестве норм, но и в их возможной вариативности. С точки зрения русского языка правильно и твОрог, и творОг, и плАнер, и планЁр, однако с точки зрения культуры речи правильным должен быть один вариант. В этой ситуации следует выбрать для себя их двух вариантов один оптимальный и следовать этому выбору постоянно. Стабильность выбора в ситуации вариативности нормы, так сказать, речевая последовательность является важнейшим показателем культуры речи.

В обозначенном контексте структура и содержание лингвистической подготовки будущих следователей должны включать анализ основных трудностей и выработку навыков их преодоления при реализации всех групп норм современного русского литературного языка как государственного языка Российской Федерации. Возможно, меньшей заботы потребуют интонационные нормы современного русского литературного языка, так как их нарушение существенно менее частотно и существенным образом не влияет на качество речи. Владение остальными группами норм современного русского литературного языка должно последовательно практически отрабатываться как в процессе получения первого высшего образования [4], так и в процессе повышения квалификации [3]. Каждое занятие представляет собой тренинг, который содержит группу заданий на отработку конкретных правил и закономерностей реализации норм современного русского литературного языка. При этом лексические и стилистические нормы необходимо рассматривать в едином комплексе, поскольку и в устной, и в письменной речи следователь руководствуется нормами юридического и административного подстилей официально-делового стиля.

В заключение отметим, что развитие профессиональной культуры речи будущего следователя должно включать определенное количество заданий на отработку навыков редактирования, поскольку в профессиональной деятельности ему предстоит постоянно формировать текст служебного или процессуального документа на основе исходных данных, подготовленных другими авторами. Уметь находить и исправлять чужие ошибки, не переносить их в свой текст без искажения смысла – это, пожалуй, наиболее сложный профессионально важный навык, обеспечивающий высокое качество речи следователя.

Текст статьи
  1. Федеральный закон от 1 июня 2005 г. № 53-ФЗ (ред. от 5 мая 2014 г.) «О государственном языке Российской Федерации».
  2. Постановление Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006 г. № 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации».
  3. Долгенко А.Н. Культура речи следователя: практикум. М, 2020.
  4. Долгенко А.Н., Ковалева Н.А., Лыткина О.И. Русский язык в деловой документации: практикум. М., 2021.
  5. Ивакина Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов). М., 2007.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 25 сентября по 01 октября
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
05 октября
Загрузка в eLibrary
05 октября
Рассылка печатных экземпляров
13 октября