Количественные исследования с большими данными в сравнительном правоведении

Современные тенденции развития сравнительного правоведения всё чаще заставляют исследователей задаваться вопросом о соотношении качественных и количественных методов в работе. Относительно качественных методов в исследованиях на правовую тематику существует стереотип о невозможности получения объективных результатов при применении оных. Данная статья имеет целью опровергнуть вышеуказанное утверждение.

Аннотация статьи
качественные исследования
Big Data
сравнительное правоведение
Ключевые слова

За прошедшие несколько десятков лет в сравнительном изучении права основательно закрепился метод исследований с большой выборкой данных, позаимствованный исследователями-правоведами из экономической науки. Дизайн количественного исследования с большой выборкой (далее – КИБВ) в сравнительном праве чаще всего представляет собой следующее.

Типичное исследование по методу КИБВ собирает некоторую численную меру правовых норм в большом количестве стран, и количественно анализирует корреляцию этого показателя с экономическими результатами, с одной стороны, и с потенциальными детерминантами правовых норм – с другой [6]. Эти исследования имели огромный успех в кругах экономистов и политологов: однако юридические науки длительное время игнорировали или же критиковали данный дизайн исследований.

Однако при правильном применении метода КИБВ может принести большое количество качественных исследований нового формата в сравнительное правоведение. Дело в том, что в отличие от часто встречающихся в сравнительном правоведение качественных исследований, чтобы иметь возможность охватить десятки стран, дизайн по методу КИБВ нацелен на сбор более узконаправленной информации из каждой страны; Данная информация всегда меньше по количеству охватываемых критериев, чем в ситуации, когда все силы исследователя направлены на одну или две страны. В частности, исследования по методу КИБВ дают исследователю возможность фокусироваться на более узком подмножестве правовых норм, игнорируя внеправовые аспекты, рассматривать только один промежуток времени в рамках развития правовой системы государств. Казалось бы, сама по себе такая потеря информации вряд ли желательна. Однако дизайн КИБВ может компенсировать данную потерю за счёт значительного увеличения выборки государств для анализа, а также за счет различных корреляционных анализов, которые данное увеличение делает возможным.

Будет ли исследование по дизайну КИБВ являться в целом информативным зависит прежде всего от вопроса исследования и анализируемой информации. В вопросе, какой именно формат исследования: КИБВ или же классическое качественное исследование, является более желательным для получения по результатам исследования релевантных данных остаётся открытым. По мнению автора, нельзя выделить один метод и сам по себе КИБВ даёт слишком большие потери влиятельных факторов для того, чтобы иметь возможность быть «самостоятельным» методом. Количественные и качественные методы в сравнительном правоведение, по мнению автора, должны быть скомбинированы для получения наиболее объективных результатов.

Разумеется, КИБВ подходит не для всех типов исследовательских вопросов [5, с. 20]. Большие выборки релевантны только в том случае, когда исследовательский вопрос действительно относится к большому количеству стран. Исследование прецедентного права в Великобритании, например, едва ли будет иметь достоверные результаты при применении КИБВ [7, с. 45]. Но, например, большая часть сравнительного правоведения явно или неявно изучает теории о социальных явлениях, которые, как предполагается, верны для большого и концептуально неограниченного числа стран [4, с. 56]. Хотя конкретные страны могут служить призмой для изучения таких теорий, нет никаких основательных причин ограничивать анализ только этими конкретными странами. Напротив, большие выборки являются естественным полигоном для проверки любой теории, которая должна быть верна в большом количестве государств. Далее в данной статье автор приведет несколько аргументов, почему, по его мнению, КИБВ является единственным способом обработки тех объёмов информации, которые предоставляются большими выборками, не подходящими для качественного анализа.

Следовательно, у автора нет сомнений в том, что КИБВ в принципе является желательным дизайном в сравнительном праве. Вопрос заключается в том, может ли он быть реализован на практике, то есть: возможно ли при разумных затратах построить критерии соответствующих явлений, тестирование которых были бы достаточно значимыми для получения убедительных результатов. Зачастую критики данного подхода к исследованиям высказывают в качестве аргумента против проведения подобных исследований в сравнительном правоведении тот факт, что при проведении статистических исследований особую значимость приобретают так называемые «влиятельные наблюдения» - численные показатели, значительно отличающиеся в большую или меньшую сторону от общего чиста наблюдений, что значительно изменяет результаты. Однако данные проблемы измерения часто могут быть преодолимы. Также в качестве аргумента против дизайна КИБВ в рамках сравнительного правоведения зачастую приводится проблематичность сбора данных.

До сих пор обсуждение предполагало, что необходимые данные для практического применения количественных методов в сравнительном праве существуют или, по крайней мере, могут быть созданы в будущем. В действительности, возможность создания разумных количественных показателей правовых концепций, по мнению критиков, является весьма противоречивой. Попытки измерить право в литературе о "правовом происхождении" являются весьма спорными [1, с. 65].

Сложность права в целом и трудности детерминации национального права другого государства в частности, безусловно, предполагает, что создание сравнительных измерений права является непростой задачей. Но другие дисциплины, особенно социальные науки, оперируют столь же сложными понятиями (например, культура; политика социального обеспечения), и все же полезность количественных методов в этих областях не оспаривается (даже несмотря на значительные разногласия относительно надлежащего баланса между количественными и качественными методами) [5, с. 73].

Если принимать опыт других дисциплин как показательный, то выигрыш от более широкого использования количественных методов в сравнительном праве будет очевиден. В отношении предполагаемых проблем существует несколько способов решения:

  1. В зависимости от вопроса исследования использовать косвенную количественную оценку правовых институтов и, таким образом, увеличить частоту применения количественных методов в сравнительном праве, обходя прямое «измерения права». Например, для изучения важности государственного законодательства о ценных бумагах для развития фондового рынка, можно принять во внимание бюджет государственных органов, регулирующих оборот ценных бумаг, а не акты, регулирующие полномочия и состав данных органов [5, с. 32].
  2. Даже прямое измерение закона не обязательно должно быть сложным. Например, юристы, занимающиеся сравнительным анализом, зачастую проявляют интерес к «условным гонорарам». Разрешены они или нет, и если да, то при каких условиях, сравнительно легко определить и закодировать в простые, возможно, двоичные переменные [2, с. 40].
  3. Более сложные правовые механизмы зачастую могут быть обобщены одним или более соответствующими промежуточными результатами. Например, качество законодательства о банкротстве может быть измерено путем регистрации продолжительности банкротства и коэффициентов восстановления по четко определенному набору фактов [3, с. 64]. Такие данные сопоставимы по странам и способны учесть все взаимодействия правовых норм в пределах области действия данных. В частности, они объединяют материальное право и правоприменение.

Очень важно, что статистика учит нас тому, что числовые показатели не должны быть совершенными, для получения объективных результатов, если только недостатки не коррелируют с переменной, представляющей непосредственный интерес [7, с 97]. Логично утверждать, что случайные ошибки обычно нивелируются в больших выборках.

Следовательно, КИБВ часто может довольствоваться грубыми численными показателями. Однако данное утверждение справедливо только в случае действительно широкой выборки государств, и вот почему:

  1. Хотя случайные ошибки, безусловно, нивелируются в большой выборке, в случае с выборками меньшего формата они могу стать «влиятельными наблюдениями» и исказить результаты тестов, а значит, существенно снизить качество получаемых выводов.
  2. Случайная ошибка измерения приводит к тому, что корреляция между двумя переменными кажется незначительнее, чем она есть на самом деле, даже если она не дает ошибочного представления об отрицательной или положительной зависимости.

И, наконец, один из наиболее значимых факторов в вопросе достоверности получаемых данных при применении КИБВ – доверие академического сообщества. Несмотря на значительные продвижения в вопросе распространения метода больших выборок в сравнительном правоведении, данный метод считается вторичным и зачастую используется в качестве дополнительного элемента исследования по модели качественного дизайна.

В действительности же, потенциал КИБВ значительно выше, чем то, чем зачастую ограничиваются исследователи в сравнительном правоведении.

Резюмируя, можно сказать, что основной аргумент против использования статистических методов как основных является сомнительным, так как в больших выборках случайная ошибка измерения обычно становится несущественной, а формат кодировки и обоснования данной кодировки данных зависит напрямую от изобретательности исследователя.

Наконец, количественные исследования с большой выборкой – не единственное поле для плодотворного сотрудничества между экономическими моделями и сравнительным правом. Экономические модели могут прояснить вероятные последствия правовых норм и тем самым облегчить применение функционального метода в сравнительном праве. И наоборот, сравнительные данные могут поставить под сомнение теоретически выведенные выводы относительно оптимальности или даже необходимости определенных внутренних правовых механизмов.

Текст статьи
  1. Bertrand du Marais, Les limites méthodologiques des rapports Doing Business, in Des Indicatureus Pour Mesurer le Droit?, 2006, 65 p.
  2. Djankov S. et al., Debt Enforcement Around the World, 2008, 116 p.
  3. Djankov S. et al., Private Credit in 129 Countries, 84 J. FIN. ECON. 2007, 299 p.
  4.  Econ P. 1105 (2008); The World Bank, Doing Buisness, 2009,120 p.
  5. Howell E. Jackson & Mark J. Roe, Public and Private Enforcement of Securities Laws: Resource-Based Evidence, 93 J. FIN. ECON., 2009, 207 p.
  6. Lasser, The Question of Understanding, in C OMPARATIVE LEGAL STUDIES: TRADITIONS AND TRANSITIONS 197 (Pierre Legrand & Roderick Munday eds., 2003, 65 p.
  7. Wooldridge J.M., Econometrical Analisis of Cross Section and Panel Data, 200, 105 p.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 15 января по 21 января
Сегодня — последний день приема
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
25 января
Загрузка в eLibrary
25 января
Рассылка печатных экземпляров
02 февраля