научный журнал «Актуальные исследования» #40 (67), октябрь '21

Теоретическая мифология – как новое научное направление

Рассматриваются вопросы теоретического основания формирования нового научного направления – теоретической мифологии – как синтеза истории, фольклористики и психологии. Особое внимание уделяется психологическим законам формирования мифологических образов в процессе освоения реальных социально-культурных явлений.

Аннотация статьи
интерпретация
иносказание
символизм
реальное событие
мифологическое сознание
мифологический сюжет
ассоциация
Ключевые слова

Научные основы фольклористики уходят своими корнями в XVIII век, когда литературные исследования стали оформляться в самостоятельную научную отрасль. С тех пор и по настоящее время, фольклористика не выходит за рамки литературоведения и этнографии. В то же время наука не стояла на месте, и за это время была сформирована теоретическая основа научных исследований, огромные достижения имеются в психологии личности и социальных групп, историческая наука обогатилась результатами палеолингвистики, которые позволили сформировать представления об исторической эволюции социально-культурных явлений. Таким образом, накопленный к настоящему времени научный багаж в исследовании мифов разных народов, позволяет говорить о том, что сегодня существуют все необходимые предпосылки для формирования нового научного направления – теоретическая мифология.

Базовой основой теоретической мифологии является такое научное направление как философия мифов, которая рассматривает мифологическое мышление как результат освоения социумом реальных аспектов своего существования. К недостаткам этого направления следует отнести, отсутствие чётко сформулированных законов преобразования отражения реальности в общественном сознании в собственно мифологическое мышление.

В настоящий момент в теоретической мифологии можно выделить следующие базовые законы формирования мифологического мышления.

Первый закон (Закон базиса)

В основе любого мифологического сюжета лежит реальное событие и стремление общественного сознания сформировать маргинальную память об этом событии.

Следствие 1.

В основе мифологического сознания лежит стремление преобразовать неизвестное в известное.

Закон второй (Закон трансформации)

Сюжетная основа любого события обязательно проходит трансформацию в общественном сознании в следующей последовательности:

Реальное событие – интерпретация – ассоциация – символизм – иносказание.

Третий закон (Закон дифференциации и интеграции)

Любая сюжетная основа реального события во время трансформации проходит этапы дифференциации и интеграции сюжетно значимых фрагментов.

Четвертый закон (Закон непрерывности сюжетных ассоциаций)

Любая сюжетная основа реального события, проходя трансформацию в общественном сознании, неизменно сохраняет непрерывность ассоциативных связей.

Пояснение.

Сюжет, проходя несколько этапов трансформации, на каждом из этапов не может перескочить ассоциативную связь, поэтому предыдущая трактовка сюжета обязательно ассоциативно связана с последующим. Но вот основы сюжета, разделенные между собою хотя бы одним этапом трансформации, в основном уже не имеют ассоциативной связи и представляют собою в этом случае независимые сюжеты, поэтому для соединения мифологического сюжета с реальным событием необходимо восстановить всю последовательность ассоциативных связей.

Закон пятый (Закон временной неограниченности)

Маргинальная память не имеет временного ограничения и сохраняет информацию о событии сколь угодно долго.

Закон шестой (Закон имплантации)

Фрагменты маргинальной памяти существуют в современном общественном сознании в виде тождественных морфологических элементов.

Пояснение.

Английский язык и санскрит несут в своем составе смысловые фрагменты древнеславянского языка 5-3 тыс. до н.э.

Современные свадебные традиции отражают в некоторых своих фрагментах ритуальное мировоззрение 30-10 тыс. до н.э.

Закон седьмой (Закон дискреативности)

Особо значимые смысловые поля подвергаются дефрагментации с сохранением отдельных морфологических элементов, имплантированных в те или иные мифологические сюжеты.

Отдельный морфологический элемент дискреативности называется дискреция (от лат. разделение).

Пример 1.

Совокупность дискреций: Тримурти, Вишну, Шива, Брама.

Исходное смысловое поле: после трех посмертных переходов увидишь дивные врата.

Пример 2.

Дискреции: Скиф, Гелон, Агафирс, Таргитай, Лепо, Арпо, Кола.

Исходное смысловое поле: «Я (СКИФ), облеченный властью сбора податей, прибыл (на корабле) из великого города ГЕЛОНА (Голуни) от благородного князя ТАРГИТАЯ, достойного продолжателя власти ЛЕПО, АРПО, КОЛА.»

Пример 3.

Дискреции: Лаодика, Гипероха.

Исходное смысловое поле: власть народа самая лучшая власть (вече лучше тирании).

Пример 4.

Дискреции: Арга, Опис.

Исходное смысловое поле: власть Аполлона вознесет праведных и покарает грешников.

Пример структурного анализа мифологического сюжета.

Сюжет: сказка «Репка».

Опорным смысловым элементом сюжета является репа.

До распространения в России картофеля репа являлась основным столовым овощем. Приоритет репы перед картофелем определяет верхнюю границу возникновения сюжета - 1700 г. н.э., то есть, до петровских реформ.

Сюжет акцентирует внимание на единичности репы, что связано со скудностью семенного фонда, являющегося следствием неурожая или его гибели. Гигантизм самой репы связан с надеждой даже при малом семенном фонде получить богатый урожай.

Сюжет объединяет природных антиподов: мышь, кошка, собака. Объединение также распространяется на мало и велико (взрослых и детей), мужчин и женщин, что характерно для очень тяжелых времен для народа.

Наиболее соответствующим такому состоянию ближайшим к 1700 году в русской истории является татаро-монгольское иго (1237 - 1480 г.).

В соответствии со Вторым законом (законом трансформации) в сюжете должны присутствовать соответствующие признаки:

  • Реальное событие – колонизация территории Руси тюркскими завоевателями;
  • Интерпретация – в результате колонизации катастрофическое обнищание населения и многолетняя надежда на улучшение жизни;
  • Ассоциация – улучшение жизни возможно только в результате объединения;
  • Символизм – имена персонажей сюжета являются символом причины их бедственного положения;
  • Иносказание – сообщение о причинах бедствия в символьной форме трансформируется в привычный и понятный сюжет.

Таким образом, нижняя граница создания данного сюжета с очень высокой степенью вероятности определяется датой Куликовской битвы – 1383 г.

Куликовская битва не решила своей основной задачи уничтожения колонизации Руси, поэтому в общественном сознании под давлением как собственной, так и колонизаторской власти, запретивших обсуждение итогов этой битвы под страхом смерти, сформировался иносказательный тип рассказа о трагических страницах русской истории.

Чтобы понять символизм изложения необходимо рассмотреть имена персонажей в той последовательности, в которой они располагаются в сюжете: репка, дедка, бабка, внучка, собачка, кошка, мышка.

Используя только первые буквы имен, можно получить предложение из семи слов. Цифра 7 является сакральной цифрой славян со времен ориев (ариев), символизирующая надежду на счастье.

Р...  д...  б... в... с... к... м...

Подбор слов в это предложение необходимо производить таким образом, чтобы оно отвечало всему комплексу характеристик, связанных с маргинальной памятью:

  • Событие должно быть значимым для значительного числа людей, объединенных временем и территорией;
  • Событие должно быть значительно выше частных интересов отдельных групп и категорий людей;
  • Событие должно сохранять свою значимость на протяжении как минимум пяти поколений, то есть более 100 лет.

Если содержание предложения соответствует этим требованиям и не противоречит наиболее вероятной исторической канве, то оно может считаться наиболее вероятным, исторически достоверным событием.

Всему комплексу условий и ограничений наиболее всего подходит следующее содержание:

Русь Дажьбогова была велико сечена конниками многими.

В исторической интерпретации этот текст несет в себе следующее содержание: Битва на Куликовом поле унесла жизни большей части цвета русского воинства, но не принесла ожидаемой свободы, причина поражения в малочисленности объединенного русского войска.

Таким образом, основная задача теоретической мифологии – это научная реконструкция реальных событий, предшествующих формированию мифов, преданий «старины седой», сказаний и былин.

Текст статьи
  1. Вундт В. Миф и религия, пер. с нем. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1913. - 416 с.
  2. Голосовкер Я.Э. Логика мифа. М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2010. – 496 с.
  3. Захваткин А.Ю. Теоретическая мифология (сигнальная публикация) Интернет издание: https://proza.ru/2015/10/25/1559, 2015.
  4. Золотарев А.М. Родовой строй и первобытная мифология. М.: НАУКА, 1964. – 328 с.
  5. Иванов В.В., Топоров В.Н. Исследования в области славянских древностей. М.: НАУКА. 1974. – 341 с.
  6. Кессиди Ф. От мифа к логосу: Становление греческой философии. СПб.: Алетейя, 2003. – 360 с;
  7. Ланг Э. Мифология, пер. с франц. под ред. Н.Н. и В.Н. Харузиных. М.: В. Линд, 1901. – 209 с.
  8. Леви-Брюль Л. Первобытный менталитет, пер. с франц. Е. Калыцикова. – СПб.: «Европейский Дом», 2002. – 400 с.
  9. Лосев А.Ф. Античная мифология в ее историческом развитии. М.: Учпедгиз, 1957. - 620 с.
  10. Стеблин-Каменский М.И. Миф. Л.: НАУКА, 1976. - 104 с.
  11. Фрейденберг О.М. Миф и литература древности. М.: «Восточная литература» РАН, 1998. – 800 с.
  12. Хюбнер К. Истина мифа. М.: Республика, 1996. – 448 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 04 декабря по 10 декабря
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
14 декабря
Загрузка в eLibrary
14 декабря
Рассылка печатных экземпляров
22 декабря