научный журнал «Актуальные исследования» #42 (69), октябрь '21

Влияние психологической безопасности образовательной среды на антивитальные переживания подростков

Статья посвящена актуальной проблеме влияния психологической безопасности образовательной среды на антивитальные переживания подростков, рассмотрены особенности появления антивитальных переживаний в подростковом возрасте, а также выявлена роль образовательной среды на их появления.

Аннотация статьи
подростки
антивитальные переживания
психологическая безопасность
образовательная среда
Ключевые слова

Актуальность данного исследования связана с тем, что множество подростков ежегодно заканчивает жизнь самоубийством, что является неопровержимым доказательством того, насколько актуальна и значима любая работа по предотвращению роста суицидальной активности.

Особую тревогу в последние 15-20 лет вызывает рост самоубийств среди подростков. По данным регионарного бюро ВОЗ, количество самоубийств среди лиц в возрасте 15-24 лет в последние 15 лет увеличилось в 2 раза и в ряду причин смертности во многих экономически развитых странах суициды стоят на 2-3-м месте.

Частота суицидальных действий среди подростков, в течение последних двух десятилетий удвоилась. У 30% лиц в возрасте 14-24 лет бывают суицидальные мысли, 6% юношей и 10% девушек совершают суицидальные действия. Из общего количества суицидов 90% – совершается людьми с психотическими состояниями и лишь 10% – без психотических расстройств. Некоторые специалисты пишут о том, что в 10% суицидальное поведение имеет цель покончить собой, и в 90% суицидальное поведение подростка – это привлечение к себе внимания.

По данным государственной статистики количество детей и подростков, покончивших с собой, составляет 12,7% от общего числа умерших от неестественных причин. За последние пять лет самоубийством покончили жизнь 14157 несовершеннолетних. За каждым таким случаем стоит личная трагедия, катастрофа, безысходность, когда страх перед жизнью побеждает страх смерти. Анализ материалов уголовных дел и проверок обстоятельств причин самоубийств несовершеннолетних, проведенный Генеральной Прокуратурой России, показывает, что 62% всех самоубийств несовершеннолетних связано семейными конфликтами и неблагополучием, боязнью насилия со стороны взрослых, бестактным поведением отдельных педагогов, конфликтами с учителями, одноклассниками, друзьями, черствостью и безразличием окружающих [2, с. 8].

Проблемы саморазрушающего поведения, суицидальных тенденций в поведении детей и подростков представлены во многих исследованиях, в том числе в работах Г.С. Банникова, О.В. Вихристюк, С.В. Воликовой, С.А. Кулакова, А.Л. Лихтарникова, Т.С. Павловой, О.А. Сагалаковой и др., А.Б. Холмогоровой и др. Отмечая суицидальное поведение подростков и молодежи как одну из острейших проблем современного российского общества, О.В. Вихристюк, Г.С. Банников, А.В. Летова приводят данные ВОЗ о том, что Россия находится на третьем месте по количеству завершенных зарегистрированных суицидов и на первом месте по числу суицидов среди молодежи (14-24 года) [4, с. 5].

В настоящее время проблема расстройств эмоционально-личностной сферы и аномалий развития подростков является чрезмерно острой и злободневной.

Подростковый возраст является одним из наиболее сложных и противоречивых периодов в жизни человека, он сопровождается гаммой положительных и отрицательных переживаний, отражающихся в субъект-субъектных и субъект-объектных отношениях. У подростков складывается определенный стиль поведения в различных жизненных ситуациях и формируется собственный опыт переживания проблем, от решения которых зависит их будущая жизнь. Проблемные ситуации, как правило, затрагивают интересы личности, требуют разрешения и связаны с негативными переживаниями разной длительности и интенсивности. Также стоит отметить, что подростковые проблемы характеризуются наличием противоречия в жизненной ситуации; переживанием этого противоречия и осознанием его как проблемы; желанием разрешить это противоречие. Личностно значимыми для подростка являются проблемы, связанные с их собственным «Я», их переживания.

Ф.Е. Василюком переживание рассматривается как «внутренняя деятельность субъекта по принятию фактов и событий жизни, по установлению смыслового соответствия между сознанием и бытием, обретению внутренней, смысловой разрешенности действия» [1, с. 28].

Антивитальные переживания, как отмечают О. А. Сагалакова, Д. В. Труевцев, А. М. Сагалаков, «проявляются в направленности мотивов личности «против» собственной жизни, биологических потребностей, утрате прежнего интереса к жизни, бесперспективности, возникновении мыслей о желательности ее завершения. Антивитальные переживания – нулевой цикл в формировании суицидального поведения, когда четкое намерение еще не сформировано, а антивитальные действия еще не предприняты» [5, с. 16]. 

Как отмечают Н.Н. Ниязбаева, Р.А. Сатыбалдина, «появление антивитальных переживаний в подростковом возрасте – это реакция подростка на проблемы, кажущиеся ему непреодолимыми. Подросток с антивитальными мыслями склонен к переживанию отчуждения: утрате собственного мира, утрате восприятия своей общности, смысла бытия. Такой подросток переживает отстранение не только от человеческого мира, но также страдает от внутреннего мучительного убеждения в собственной отчужденности от окружающего мира. Отсюда, от отчуждения от мира, идут корни потери собственного мира, связанного и с недостатками общения, и с трудностями в межличностных отношениях. Быть отчужденным от самого себя - значит быть отрезанным и от мира, не имея возможности воспользоваться своими человеческими силами» [2, с. 38].

Неуверенность в себе, непонимание своих истинных желаний, достоинств и недостатков, ожидание антипатичного отношения других и потеря интереса к своему внутреннему миру создают основу для негативных переживаний подростка и подталкивают его к выбору неадекватных, общественно неприемлемых способов поведения, к саморазрушению и причинению вреда собственному здоровью и психическому благополучию.

Необходимо также отметить, что общество налагает ответственность за жизнь, здоровье и психическое благополучие несовершеннолетних не только на институт семьи, но и в существенном объеме на систему образования и школу.

Практическая деятельность психологов системы образования сегодня подкреплена исследованиями детства, проблем обучения и воспитания детей, технологиями проектирования развивающей и безопасной образовательной среды (И.А. Баева, Г.В. Грачев, В.И. Панов, В.В. Рубцов. В.А. Ясвин и др.) в качестве одного из значимых ресурсов, обеспечения условий для позитивного развития личности, является состояние психологической безопасности образовательной среды (И.А. Баева, О.В. Вихристюк, Е.Н. Волкова, Л.А. Гаязова, В.В. Ковров, Е.Н. Лактионова, В.В. Рубцов и др.). Но при этом, практико-ориентированные исследования, по результатам которых возможно построение комплексной работы образовательной организации в области профилактики саморазрушающего поведения несовершеннолетних, остаются в дефиците.

Е.В. Гришина отмечает, что «аналитическая оценка структуры психологической безопасности образовательной среды выступает «условием, влияющим на антивитальные переживания подростков». Данная оценка должна, кроме базовых показателей (референтность среды, удовлетворенность участников основными характеристиками социального взаимодействия, защищенность от психологического насилия), включать дополнительную оценку признаков нарушения безопасности, связанных с выраженностью отдельных негативных проявлений. К таким проявлениям относятся: низкий уровень защищенности от психологического насилия; низкая оценка привлекательности образовательной организации при относительно высоких прочих показателях; различия в оценке психологической безопасности обучающимися и педагогическими работниками [3, с. 4].

По мнению Е.В. Гришиной, «переживания и личностные особенности подростков, имеющие антивитальную направленность и выступающие факторами формирования саморазрушающего поведения (переживание одиночества, симптомы депрессии) более выражены у подростков, обучающихся в образовательных организациях с низким уровнем психологической безопасности образовательной среды, при этом низкий уровень психологической безопасности не оказывает непосредственного влияния на признаки, связанные с высоким уровнем риска суицидального поведения подростков» [3, с. 8].

При этом высокий уровень психологической безопасности образовательной среды снижает выраженность переживания одиночества, проявлений симптомов депрессии, способствует развитию более высокого уровня осознанности и ответственности за достижения в настоящем и будущем. Одновременно с этим, при наличии негативного восприятия жизненной перспективы может вызывать чувство безнадежности и выступать одной из детерминантов формирования личностных особенностей подростка, связанных с эмоциональной нестабильностью, негативизмом, самовлюбленностью и ранимостью.

В целом, замечено, что развитие субъектности подростков выступает ресурсом преодоления антивитальных переживаний и связанных с ними личностных особенностей подростков, снижает интенсивность чувства одиночества, симптомов депрессии, негативизма. А психологически безопасная среда создает условия для личностного роста, саморазвития подростков, снижая риск появления антивитальных переживаний.

Текст статьи
  1. Василюк Ф.Е. Психология переживаний / Ф. Е. Василюк. - М. : Изд-во МГУ.- 1984. - 200с.
  2. Волкова А.Н. Психолого-педагогическая поддержка детей суицидентов // Вестник психосоциальной и коррекционно- реабилитационной работы. – 2018. - № 2 – С. 36-43.
  3. Гришина Е.В. Влияние психологической безопасности образовательной среды на антивитальные переживания подростков. Автореф.дисс.кан.пед.наук. – 2018. – № 4. – С. 4-10.
  4. Ниязбаева Н.Н., Сатыбалдина Р.А. Особенности антивитальных настроений в подростковом возрасте // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2018. – № 5 – С. 24-27.
  5. Сагалакова О.А., Труевцев Д.В., Сагалаков А.М. Психологические механизмы антивитальной настроенности личности // Психология и образование. – 2014. – № 2 – С. 15-23.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 14 мая по 20 мая
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
24 мая
Загрузка в eLibrary
24 мая
Рассылка печатных экземпляров
01 июня