К вопросу об оцифровке рассекреченных архивных документов

В статье рассматривается проблема исследования архивных документов ограниченного доступа. В проведенном исследовании автором установлено, что многие архивные дела, исходя из своего названия, не могут содержать секретной информации, но имеют гриф секретности. Оцифровка рассекреченных архивных документов будет способствовать повышению эффективности поисковых мероприятий по увековечению памяти погибших советских воинов.

Аннотация статьи
рассекречивание архивных документов
воинские кладбища
погибшие защитники Отечества
Ключевые слова

У профессионального исторического сообщества и россиян не ослабевает интерес к событиям и фактам Второй мировой войны, связанным с увековечением памяти погибших защитников Отечества. Сотни тысяч красноармейцев погибли при освобождении европейских народов от нацизма. Родственники многих из них до сих пор осуществляют поиск мест упокоений погибших героев. В последние годы происходит активное наполнение новыми сведениями интерактивного сервиса «Память народа». Свыше 109 млн. оцифрованных страниц архивных документов общим объемом 135 терабайт [1] помогают выяснить судьбу павших воинов не только нашим согражданам, но и родственникам погибших, проживающих за рубежами России. Поэтому практическая реализация тезиса «Никто не забыт, ничто не забыто» будет ещё долго актуальна для наших современников.

Несмотря на большие усилия прикладываемые Минобороны России по оцифровке архивных документов военного и послевоенного времени, немалый их объем ещё ждет рассекречивание. Секретность той или иной информации - определяется некоторыми критериями, которые в разных условиях могут и не соблюдаться. В частности, практически все послевоенные документы групп войск, находящиеся на хранении в Центральном Архиве МО РФ - секретны. Соответственно, получить доступ к архивным делам, не имея допуска, задача не реальная. Однако, в истории Советского Союза сохранился пример того как, так называемая «секретная информация» о расположении за рубежом воинских кладбищ и поименных списков, захороненных на них красноармейцев, была получена альтернативным способом – за счет терпеливой упорной масштабной работы, проведенной в середине 80-х годов Владимиром Васильевичем Шарниковым. Офицер, проходя службу в Группе советских войск в Германии, смог лично объехать на велосипеде около 300 мест погребения воинов Красной Армии, сфотографировать могильные плиты и составить уникальную базу данных об имеющихся советских воинских захоронениях в ГДР. С полной уверенностью можно говорить о том, что такая «секретная информация» о местах погребения красноармейцев, до сих пор не доступна исследователям.

Многие исследователи при работе с описями фондов часто сталкиваются с проблемой невозможности осуществления заказа того или иного дела, в связи, с сохраняющимся режимом секретности, в особенности, если вопрос касается получения документов, хранящихся в военных и послевоенных фондах.

Процесс засекречивания документов и их последующего рассекречивания очень трудоемкий. Очевидно, что работа специалистов, привлекаемых к проведению экспертных оценок документов, требует полистного изучения каждого дела, и надо понимать, что документы в архив НКО СССР от войсковых частей действующей армии поступали не по штучно, а прибывали вагонами. Нельзя не учитывать объемы поступивших на хранение документов, небольшой штат сотрудников архива, масштабы предполагаемой работы по изучению каждого документа и фактическое наличие в большей их части, сведений секретного характера. Разумеется, что в такой ситуации архивам оставалось принять наиболее рациональное решение - засекречивание максимального количества принятых на хранение дел.

В настоящее время проблема рассекречивания архивных документов военного или послевоенного времени не исчезла. Время идет и наступает реальная потребность в снятии грифа секретности с определенной части архивных документов. Не ослабевает востребованность российского общества к изучению исторического наследия страны, сохранению памяти о погибших в годы Великой Отечественной войны, поиску сведений из достоверных источников о защитниках Отечества и установлению их судеб. Существует ряд нормативных актов, устанавливающих порядок рассекречивания архивных документов. В тоже время, проблемы государственных и ведомственных учреждений, такие как низкое финансирование и оптимизация штата сотрудников не позволяют более широко проводить работы по снятию грифа секретности.

Безусловно, нет необходимости одним росчерком делать достоянием гласности различные по содержанию архивные документы. В тоже время, многие дела, исходя из их названия, по своему содержанию не должны иметь ни каких секретных данных и могли быть изучены исследователями своевременно, фактически сразу же после сдачи их в архив. Например, «Альбомы фотоснимков памятников и кладбищ офицеров и бойцов ВС СССР, погибших в боях с немецкими захватчиками». Дела с таким или похожим названием имеют гриф секретности. Только в фонде Центральной группы войск находится на хранении четыре объемных дела с идентичным названием. Так в частности, в деле, посвященном советским воинским некрополям в Чехословакии, собрано 110 фотографий [2]. Причем, в вышеуказанных делах, это не только воинские кладбища, расположенные в Чехословакии, Венгрии [3] и Австрии [4], но и отдельное дело посвящено воинским могилам в Германии и Польше [5]. Естественно, такие дела не содержат исчерпывающих данных обо всех воинских могилах, но, в тоже время, в них указаны точные места погребения погибших воинов, на основании которых была возможность создания в советское время реестра мест захоронений советских воинов в Восточной Европе, который легче было оцифровать в нынешних условиях.

Часто архивные дела содержат минимум секретных данных. Основная же, (большая) часть архивного дела, не содержит секретной информации, а состоит из сведений биографического характера погибших военнослужащих Красной Армии, описания мест расположения военных захоронений, перечня работ по оборудованию и содержанию могил погибших воинов, статистические данные о финансировании строительных работ на воинском кладбище [6]. Ограничен доступ к материалам о работах по проведению эксгумации погибших при укрупнении воинских кладбищ, к именным спискам умерших от ранений в военных госпиталях, большому количеству разнообразных по содержанию документов на польском и других языках [7].

Засекречивание документов проходило по разным причинам. Это не только информация военно-стратегического и политического характера, но также вопросы идеологии и нравственности. Некоторые исторические факты Великой Отечественной войны, участниками которых были коллаборационисты, замалчивались в советское время. Например, в уничтожении жителей белорусской деревни Хатынь активное участие принимали украинские националисты, и такой пример в истории войны не единичен.

Некоторые документы в архивных делах, в том числе содержат нелицеприятную информацию о работе полковых команд погребения, о ходе выполнения указаний советского командования по укрупнению воинских кладбищ, об отношении местного населения в некоторых европейских странах к массовым захоронениям гражданских лиц, погибших от рук нацистов. В частности, в послевоенное время было принято не информировать граждан СССР о фактах осквернения и надругательства над советскими могилами в Польше [8, Л. 64] и Германии [9]. Например, в одном из рассекреченных по инициативе автора документов фонда Северной группы войск указывается, что «местное население деревень (у «лагеря смерти» Треблинка - прим. автора), воодушевляемое некоторыми успехами и, не видя препятствий, продолжает перекапывание кладбищ, бесчестя прах и тела замученных» [10, Л. 66].

Автору удалось решить проблему научного поиска путем рассекречивания в ЦА МО РФ ряда послевоенных документов Центральной и Северной групп войск [11], и использования, имеющейся источниковой базы для проведения исторического исследования. На основании запроса, были рассекречены документы в двух фондах: Фонд 274 «Северная группа войск». «Отдел организационно-учетный, укомплектования и службы войск»; Фонд 275 «Центральная группа войск» «Отдел организационно-учетный, укомплектования и службы войск»; «Отдел по руководству военными комендатурами ЦГВ». Исходя из составленной заявки, специалистами архива были рассекречены в течение непродолжительного времени в фонде СГВ - 17 дел, в фонде ЦГВ - 8 дел. Информация в данных делах, связана с созданием, уходом и содержанием советских воинских захоронений в Европе - в Польше, Венгрии, Чехословакии и Австрии.

Рассекреченные дела содержат следующую информацию:

  • Альбомы фотоснимков памятников и кладбищ офицеров и бойцов ВС СССР, погибших в боях с немецкими захватчиками;
  • Схемы воинских кладбищ;
  • Списки военнослужащих Красной Армии, похороненных в различных воеводствах в Польше;
  • Материалы о местонахождении воинских кладбищ и одиночных могил военнослужащих Красной Армии (Топографический отдел штаба СГВ, схемы на картах).
  • Перечень выявленных воинских кладбищ на территории Польши (на 11.2.1946) с персональными данными погибших.
  • Топографические карты о местонахождении кладбищ на территории Польши и описание захоронений к каждой карте.
  • Перечень населенных пунктов, где имеются в воинские кладбища и сооружены памятники воинам Красной Армии на территории Польши.
  • Доклады о выполненных работах по эксгумации и перезахоронению погибших.

И другие.

Поиск интересующей информации о воинских захоронениях часто бывает затруднен, т. к. не существует отдельных специальных фондов, в которых бы находились сведения о создании и обустройстве воинских кладбищ, мемориальных комплексов, построенных, в первое послевоенное время советскими скульпторами, архитекторами и военными строителями. Информация о работе команд погребения и поисковых групп разбросана по фондам, и ее сложно обнаружить в очевидных, на первый взгляд по названиям и формулировкам, описях и делах, поэтому актуальная для поискового сообщества информация, часто остается в тени.

Таким образом, можно сказать, что работа по оцифровке рассекреченных документов в фондах архивов имеет важное значение для всех категорий исследователей. Представленные на информационных сервисах Минобороны России архивные документы окажут существенную помощь поисковикам и родственникам в определении мест погребения, восстановлении персональных данных красноармейцев и уточнении их имен, указанных на могильных плитах. Изучая архивные документы, мы еще на шаг приближаемся к истине в установлении имен и судеб всех защитников Отечества.

Текст статьи
  1. Информационный сервис «Память народа: Министерство обороны Российской Федерации. URL: https://mil.ru/commemoration/memorial/pamyat_naroda.htm (дата обращения: 20.11.2021).
  2. Центральный Архив Министерства обороны Российской Федерации (далее ЦАМО РФ). Ф. 275. Управление Центральной группой войск. Отдел организационно учетный, укомплектования и службы войск. Оп. 424839. Д. 2.
  3. ЦАМО РФ. Ф. 275. Оп. 424839. Д. 1.
  4. ЦАМО РФ. Ф. 275. Оп. 422333. Д. 52.
  5. ЦАМО РФ. Ф. 275. Оп. 424839. Д. 4.
  6. ЦАМО РФ. Ф. 274. Управление Северной группой войск. Отдел организационно учетный, укомплектования и службы войск. Оп. 317752 с. Д. 1, 2, 4, 5.
  7. ЦАМО РФ. Ф. 274. Оп. 317780 с. Д. 1, 2.
  8. ЦАМО РФ. Ф. 274. Оп. 317798 с. Д. 1.
  9. Государственный Архив Российской Федерации. Ф. Р-9526 сч. Управление уполномоченного совета министров СССР по делам репатриации. Оп. 6. Д. 886. Л. 84.
  10. ЦАМО РФ. Ф. 274. Оп. 317798 с. Д. 1.
  11. ЦАМО РФ. Ф. 275. Оп. 312464 с. Д. 2, 3; Оп. 314571 с. Д. 12, 13; Оп. 422333 с. Д. 1; Ф. 274. Оп. 317752 с. Д. 1, 2, 3, 4, 5; Оп. 317659 с. Д. 2; Оп. 317783 с. Д. 1, 2; Оп. 317798 с. Д. 1, 2; Оп. 317774 с. Д. 1, 2, 3, 4; Оп. 317767 с. Д. 2 и др.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября