научный журнал «Актуальные исследования» #48 (75), декабрь '21

Современные тенденции мировой политики в контексте Римской декларации G20

Рассматриваются актуальные проблемы мировой политики на современном этапе: обеспечение широкого доступа к иммунизации для всех; стабилизация ключевых энергетических, сырьевых и финансовых рынков; активизация прогресса в снижении антропогенной нагрузки на климат и экосистемы; задачи по укреплению международного сотрудничества в области цифровой трансформации, переходу к низкоуглеродной экономике, сокращению социально-экономического и технологического неравенства; шаги по противодействию неблагоприятным тенденциям в условиях нарастания бедности, голода и потери рабочих мест.

Аннотация статьи
миграция
продовольственная безопасность
США
поддержка уязвимых стран
состояние международной финансовой архитектуры
мировая политика
окружающая среда
энергетика и климат
гендерное равенство и усиление роли женщин
цифровая экономика
борьба с коррупцией
пандемия
международные отношения
здравоохранение
устойчивое развитие
туризм
мировая экономика
Ключевые слова

Совещание лидеров «Группы двадцати», как известно, проходило в условиях обострения транснациональных угроз миру, безопасности и устойчивому развитию(1), нарастания климатических изменений(2), увеличения массовых миграционных потоков(3), утраты традиционных ценностей (4), противостояния и конфликтов между различными силами(5), беспощадной борьбы за ресурсы(6). Эпоха глобализации и жесткой конкуренции, стремительно меняющаяся жизнь ставит перед ведущими странами безотлагательные, чрезвычайно важные и актуальные задачи.

Учитывая вышесказанное, принятая 31 октября 2021 года Римская декларация лидеров «Группы двадцати» в целом сосредоточена на таких актуальных для всего человечества блоках, как мировая экономика (1), здравоохранение (2), устойчивое развитие (3), поддержка уязвимых стран (4), состояние международной финансовой архитектуры (5), продовольственная безопасность, питание, сельское хозяйство и продовольственные системы (6), окружающая среда (7), города и экономика замкнутого цикла (8), энергетика и климат (9), политика «перехода» и устойчивое финансирование (10), международное налогообложение (11), гендерное равенство и усиление роли женщин (12), занятость и социальная защита (13), образование (14), миграция и насильственное перемещение (15), транспорт и путешествия (16), финансовое регулирование (17), торговля и инвестиции (18), инвестиции в инфраструктуру (19), производительность (20), цифровая экономика, высшее образование и научные исследования (21), финансовая доступность (22), пробелы в данных (23), туризм (24), культура (25), борьба с коррупцией (26) [1].

Мировая политика – и это абсолютно естественно – развивается в тесной увязке с мировой экономикой. Вторая, как показал саммит G20, требует учета негативных рисков, «побочных эффектов», внимания к нуждам наиболее пострадавших слоев населения (таким как женщины, молодежь, работники в неформального сектора или с низким уровнем образования и навыков), вопросам неравенства. G20 условилась принимать все необходимые меры для решения задач «в сфере ценовой стабильности, отслеживая факторы инфляционного давления там, где они имеют временный характер», обязалась «продолжать прозрачное информирование о своей политике» [2].

Пандемия коронавируса нарушила привычное течение жизни во всём мире. Несмотря на принимаемые мировым сообществом меры, пандемия далеко не побеждена, вероятны риски распространения новых волн заболевания, и отгородиться от них конкретно в отдельно взятой стране не получится. В этой связи на G20 прозвучали призывы наладить реальное сотрудничество в борьбе с этим коварным заболеванием на равной и справедливой основе, а в Римской декларации этой проблеме отведен целый блок («Здравоохранение»).

(Уместно добавить, что разработанный Республикой Узбекистан и распространенный в качестве официального документа Генеральной Ассамблеи ООН текст Кодекса о добровольных обязательствах государств в период пандемий является практическим вкладом Узбекистана в работу мирового сообщества по ликвидации последствий пандемии).

Важный блок Римской декларации связан с окружающей средой. Лидеры крупнейших государств подтвердили свое обязательство «расширять и поощрять внедрение природоподобных решений и экосистемных подходов в качестве ценного инструментария, обеспечивающего экономические, социальные, климатические и экологические преимущества, в том числе в городах и вокруг них, на инклюзивной основе и при участии местных сообществ и коренных народов».

В этой связи уместно добавить, что в республиках Центральной Азии обеспокоены ситуацией, связанной с крупнейшей экологической катастрофой – высыханием Аральского моря. В Узбекистане, к примеру, считают, что “необходимо осуществить системные и комплексные меры по внедрению в жизнь резолюции Генеральной Ассамблеи ООН об объявлении Приаралья зоной экологических инноваций и технологий”. Также важно, считает официальный Ташкент, активизировать деятельность по разработке Всемирной экологической хартии, направленной на формирование новой экологической политики ООН [3]).

В сфере продовольственной безопасности, питания, сельского хозяйства и продовольственных систем Римская декларация придает важное значение «укреплению координации при разработке политики в области продовольственных систем и совершенствования инструментов финансирования устойчивых продовольственных систем» [2].

Раздел «Политика «перехода» и устойчивое финансирование» Римской декларации предусматривает обсуждения наиболее эффективного набора мер политики, обеспечивающего переход к экономике с низким уровнем выбросов парниковых газов в соответствии с национальными обстоятельствами. «Группа двадцати» признает, что дальнейший диалог по вопросу макроэкономических и фискальных последствий проводимой климатической политики мог бы извлечь пользу из дальнейшей технической работы [2].

Надо признать, что в заключительной декларации «ничего не говорится о конкретной дате, когда должен быть достигнут углеродный нейтралитет. Не поставлены цели и насчет того, когда должен иметь место полный отказ от угольных электростанций» [5].

Заметное место в рассматриваемом документе занимают проблемы занятости и социальной защиты. «Мы, – заявили лидеры «Группы двадцати», – в сотрудничестве с социальными партнерами будем придерживаться ориентированного на человека политического подхода для поощрения социального диалога и обеспечения большей социальной справедливости, безопасных и здоровых условий труда и достойной работы для всех, в том числе в рамках глобальных производственно-сбытовых цепочек» [2].

Особого внимания заслуживает раздел «Миграция и насильственное перемещение». «Мы принимаем во внимание представленный «Группе двадцати» в 2021 году ежегодный Доклад по тенденциям и политике в области международной миграции и насильственного перемещения… Мы продолжим диалог по проблеме миграции и насильственного перемещения в рамках следующих председательств», – говорится в Римской декларации [2].

В области производительности Римская декларация одобрила Набор мер политики «Группы двадцати» в области цифровой трансформации и восстановления производительности, который предлагает комплекс мер политики, примеры передовой практики, нацелен на повышение инклюзивности и подчеркивает ключевую роль международного сотрудничества для того, чтобы наилучшим образом воспользоваться возможностями цифровой экономики [2].

Касаясь вопросов цифровой экономики, высшего образования и научных исследований, «Группе двадцати» заявила о признании роли технологий и инноваций как ключевых факторов, содействующих глобальному восстановлению и устойчивому развитию (1), важность мер политики, направленных на создание благоприятной, инклюзивной, открытой, справедливой и недискриминационной цифровой экономики (2).

В заключении следует сказать, что сегодня дипломатии стран республик Центральной Азии так или иначе вовлекаются в урегулирование региональных конфликтов. Известно, что количество таких конфликтов и кризисных ситуаций в мире множится, и это обстоятельство требует всё большего внимания и оперативного реагирования.

Центральноазиатские республики выступают с миротворческими инициативами, предпринимают посреднические усилия, направленные на урегулирование межгосударственных и гражданских конфликтов.

Казахстан, к примеру, стремится установить гармоничные отношения между цивилизациями, проводит Съезды лидеров мировых и традиционных религий, что получает высокую оценку и всестороннюю поддержку со стороны зарубежных партнеров [4].

Текст статьи
  1. G20 Rome Leaders’ Declaration // www.g20.org.
  2. Римская декларация лидеров «Группы двадцати». 31 октября 2021 г. // Официальный веб-сайт Президента РФ – www.kremlin.ru.
  3. Мы решительно продолжим курс демократических реформ на основе стратегии развития Нового Узбекистана. Выступление вновь избранного Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева на торжественной церемонии вступления в должность на совместном заседании палат Олий Мажлиса. 6 ноября 2021 года // Официальный веб-сайт Президента Республики Узбекистан – www.president.uz.
  4. Глава государства Касым-Жомарт Токаев принял участие в расширенном заседании коллегии МИД. 18 ноября 2021 года // Официальный веб-сайт Президента Казахстана – www.akorda.kz.
  5. Biden gibt China und Russland Schuld für vage G20-Klimabeschlüsse // Der Spiegel. – 2021. – 1 November.
Список литературы