научный журнал «Актуальные исследования» #48 (75), декабрь '21

К вопросу об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного характера

В статье рассмотрены вопросы применения принудительных мер воспитательного воздействия как альтернативы наказания. Показан двойственный характер данных мер. Рассмотрены основания применения воспитательных мер, а также условия, которые делают применение возможным.

Аннотация статьи
альтернатива наказанию
личность несовершеннолетнего
социальные факторы
меры воспитательного характера
Ключевые слова

Проблема преступности несовершеннолетних является острой в любом обществе в любую эпоху, прежде всего, потому, что вовлечение детей в криминальную деятельность задает вектор развития преступности в целом на длительный период времени. В связи с этим актуальными являются проблемы реагирования общества на правонарушения, как в виде негативной правовой оценки и наказания, так и профилактики преступности несовершеннолетних.

Международное законодательство в случае совершения правонарушения несовершеннолетним ориентирует национальные правовые системы, а также правоохранительные, судебные и профилактические органы на минимизацию вовлечения несовершеннолетнего в контакт со следствием и судебной системой, прекращая по возможности дела в досудебном порядке, выбирая в качестве приоритетных меры воздействия, не связанные с ограничением личной свободы, альтернативные наказанию, с возможностью привлечения к ресоциализации подростка семьи, государственных и общественных институтов [1, п.п. 11, 17, 18]. Это связано с тем, что в основу законодательства положен научно обоснованный тезис о том, что в большинстве случаев подростковая преступность является следствием возрастных особенностей формирования личности несовершеннолетнего и его социализации и по мере достижения возраста совершеннолетия кривая совершения правонарушений идет на спад. Иными словами, в большинстве случаев совершение подростками правонарушений является «болезнью роста» [2, п. 5].

Российское законодательство в настоящее время предусматривает возможность прекращения уголовного преследования и освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением к нему принудительных мер воспитательного характера.

Следует отметить специфичность освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности в порядке ст. 90 УК РФ – с одной стороны, следствием освобождения является прекращение уголовного преследования в отношении виновного, а с другой, - принудительность мер воспитательного воздействия выражается в установлении правоограничений для несовершеннолетнего (надзор, установление запрета на посещение определенных мест и т.д.) [5]. На двойственную природу правоотношения, реализуемого в принудительных мерах воспитательного воздействия, указывает С.А. Бурлака. Это находит отражение как в балансе государственного принуждения и психолого-педагогических воспитательных мер, так и сочетании осуждения и порицания, выраженных в актах предварительного следствия, и собственно воспитательного воздействия [3].

Российское законодательство предполагает два принципиально различных пути применения мер воспитательного характера: первый заключается в том, что несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности, если совершил преступление небольшой или средней тяжести, но признается, что для его исправления будет достаточно только принудительных мер воспитательного воздействия (ч.1 ст. 90 УПК РФ). При этом, ни одна из мер воздействия не связана с ограничением свободы, а сам контакт правонарушителя с судебной системой в данном случае минимален, что соответствует духу международного права. В то же время для этого необходимы условия – характер деяния несовершеннолетнего (небольшая общественная опасность); ситуация, в которой находится несовершеннолетний, способствующая его ресоциализации, а также наличие потенциала для исправления у самого несовершеннолетнего. В противном случае результативность принимаемых мер воспитательного характера будет низкой, а его профилактический потенциал – минимален. Второй путь предусматривает освобождение от наказания, т.е. несовершеннолетний не освобождается от уголовной ответственности, но судом он может быть освобожден от наказания. М.М. Коблева отмечает, что «единственным основанием применения любой меры уголовно-правового характера, в том числе и помещения несовершеннолетнего в специальное воспитательное учреждение, выступает факт совершения лицом преступления», в то время как другие учитываемые при вынесении судом решения обстоятельства предлагается рассматривать как условия применения данной меры [6, с. 106].

Согласно ст. 90 УК РФ к принудительным мерам воспитательного воздействия относятся: а) предупреждение; б) передачу под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; в) возложение обязанности загладить причиненный вред; г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (п.2 ст. 90 УК РФ). Содержание данных мер раскрывается в ст. 91 УК РФ, причем законодатель указывает, что этот перечень не является раз и навсегда установленным и исчерпываемым.

Как уже отмечалось, основанием применения принудительных мер воспитательного характера является совершение преступления той степени тяжести, какая подпадает под действие ст. 90 УК РФ, а также несовершеннолетний возраст обвиняемого.

Несовершеннолетним субъектом уголовной ответственности является лицо в возрасте от 14 до 18 лет (ч. 1 и ч. 2 ст. 20 УК РФ). УПК РФ не содержит указаний на нижнюю границу возраста, когда обвиняемый может быть признан несовершеннолетним, но содержит норму, обозначающую предельную границу статуса несовершеннолетнего обвиняемого – согласно ч. 1 ст. 420 УПК РФ уголовное преследование может быть прекращено посредством применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении лица, не достигшего восемнадцати лет к моменту совершения преступления. При этом следует исходить из положений ч. 2 ст. 20 УК РФ о минимальном возрасте привлечения к уголовной ответственности (по 20 составам преступления) – 14 лет. Н.В. Угольникова полагает, что принудительные меры применимы в отношении лиц, которые не достигли совершеннолетия как на момент совершения преступлениям, так и на момент принятия судьей решения о применении принудительных мер воспитательного воздействия, т.е. на момент рассмотрения ходатайства в суде, а также на период применения воспитательных мер. В противном случае, например, под надзор родителей будет передан уже совершеннолетний, что будет противоречить Семейному кодексу РФ, а также целям воспитательного воздействия [8, с. 85-86].

 В ст. 90 УК РФ констатирована только возможность исправления несовершеннолетнего путем воспитательного воздействия, без конкретизации данных условий.

Мы полагаем, что обстоятельства, наличие которых будет условием успешного воспитательного воздействия, могут быть объединены в две группы: а) личностные (индивидуальные) особенности несовершеннолетнего; б) социальные условия, в которых существует несовершеннолетний. В частности, Г.Н. Пугашова, рассматривая предмет доказывания применительно к деяниям, совершенным несовершеннолетними, в контексте дальнейшего применения принудительных мер воспитательного воздействия, отмечает, что, будучи общим для всех категорий уголовных дел, в данном случае предмет должен быть детализирован. Этого требуют положения ст. 421 УПК РФ, а потому доказыванию подлежат также обстоятельства, касающиеся возраста несовершеннолетнего (о чем сказано выше), условий его жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности, способность к осознанно-волевой регуляции своих действий и поведения [7].

Как показали исследования личностных особенностей, у большинства подростков наблюдаются проблемы самоконтроля, импульсивности, агрессивности и эмпатии. По этим показателям более 70% несовершеннолетних выявляют средний либо высокий риск совершения преступлений, поскольку, например, обнаружена высокая связь между делинквентностью и агрессивностью в подростковом возрасте, что свидетельствует о высоком уровне противоправных поступков у подростков с высоким уровнем агрессивности. Также отмечено, что подростки, совершившие преступления, выявляют более высокий уровень агрессивности, эмоциональной нестабильности и гнева, при низком уровне эмпатии [4]. Отсутствие комплекса подобного рода качеств может служить основанием для суждения о наличии возможности применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия, особенно в тех случаях, когда у подростка выявляются так называемые защитные факторы риска, к которым относятся высокий уровень интеллектуального развития, восприимчивость к мерам воздействия и готовность к изменениям в системе ценностей и установок, а также в своем поведении.

К числу социальных условий, которые могут служить основанием для применения принудительных мер воспитательного воздействия, относятся: стабильные отношения в семье, позитивное отношение несовершеннолетнего к обучению (занятости), наличие социально адаптированного круга друзей и знакомых, ориентация на продуктивный досуг, отсутствие опыта алкоголизации и применения психически активных.

Таким образом, следует констатировать, что, принимая решение об освобождении несовершеннолетнего обвиняемого и применении к нему принудительных мер воспитательного воздействия, судья должен располагать не только объективной информацией о тяжести преступления и возрасте обвиняемого (что является основанием для подобного решения), но и значительным объемом информации об условиях (возможностях) применения воспитательных мер - о наличии личностного и социального ресурса реализации воспитательного воздействия. Это обусловливает проблему полноты и объективности такой информации, ее соотносимости и достоверности в зависимости от источников информации.

Текст статьи
  1. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) (приняты 29.11.1985 г. Резолюцией 40/33 на 96-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)
  2. Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) (приняты 14.12.1990 г. Резолюцией 45/112 на 68-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН)
  3. Бурлака С.А. Особенности правоотношений, возникающих в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия // Российский следователь. 2-18, № 5. – С.34-39.
  4. Григорьева, А. А., Афонина, Т. Н., Кабанова, Ю.С. Криминализация несовершеннолетних как проблема современного общества (психологические, социально-психологические и клинико-психопатологические факторы) // Прикладная юридическая психология. – 2018. – № 4(45). – С. 49–59.
  5. Карпов, К.Н., Николаев, К.Д., Фисенко, Д.Ю. Практика применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних // Законодательство и практика. 2016, № 2. – С. 62-67.
  6. Коблева М.М. Помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа как мера уголовно-правового характера: 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право: диссертация ... кандидата юридических наук / Коблева Мария Мухадинова; Российский государственный университет правосудия. – М., 2015. – 216 с.
  7. Пугашова Г.Н. Процессуальные и организационные особенности прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия : 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность: диссертация... кандидата юридических наук: Москва, 2008. - 171 с.
  8. Угольникова, Н.В. Прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность: диссертация... кандидата юридических наук: - Москва, 2000. – 195 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 02 июля по 08 июля
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
12 июля
Загрузка в eLibrary
12 июля
Рассылка печатных экземпляров
22 июля