научный журнал «Актуальные исследования» #49 (76), декабрь '21

Особенности противодействия религиозному экстремизму в РФ

В научной работе автором рассматривается проблема экстремизма, а также проявление и проблемы борьбы с религиозным экстремизмом.

Аннотация статьи
терроризм
религиозный экстремизм
религия
экстремизм
Ключевые слова

В настоящее время в условиях формирования нового мирового политического порядка, ускорения процесса глобализации качественно изменился и расширился спектр вызовов и угроз, способных повлиять на безопасность государств. На первый план вышли так называемые угрозы нетрадиционного характера, исходящие из политической, экономической, социальной, экологической и прочих сфер. Среди них выделяется религиозно- политический экстремизм. Религиозный экстремизм – это религиозно-мотивированная или религиозно-камуфлированная деятельность, направленная на принудительное изменение государственного строя или принудительный захват власти, нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, на возбуждение в этих целях религиозной вражды и ненависти. Учитывая масштабы, степень воздействия, количественные и качественные параметры, организацию, религиозно-политический экстремизм сегодня явно обходит в своей деятельности другие разновидности экстремизма.

Экстремистские настроения и антигуманистические идеи все чаще находят отклики в умах молодых людей, формируют их радикальные взгляды и убеждения, накапливают негативный протестный потенциал [3].

Религиозный экстремизм, также в его крайних проявлениях в виде террористических актов, стал неотделимой частью общественной и политической жизни ряда государств. Деятельность разных экстремистских религиозных организаций, которая направлена на распространение идей религиозного или, точнее, религиозно-политического экстремизма, направленные на расшатывание государственных устоев и, в итоге, на изменение общественно-политического строя различных стран насильственными методами, является одной из самых серьезных угроз безопасности всех государств, в том числе и России.

Современный термин «религиозный экстремизм» концептуализируется посредством сопряжения двух составляющих – экстремизма и религии.

Данная словесная комбинация характеризуется особо-специфической квинтэссенцией. Во все времена и в современную ментальную эпоху на мировосприятие человека влияние оказывали и оказывают Священные Писания единобожия – Библия для христиан, Тора – для иудеев, Коран – для мусульман. Все мировые религии в своих 10 Заповедях (правило, закон) учат позитивным моральным поведенческим нормам, обязательным для верующих, пропагандируют делать хорошее, видеть хорошее и быть хорошим. Люди считают религию массой доктрин и строгих «можно» и «нельзя», предписанных людям. И все религии мира запрещают верующим делать злодеяния, причинять вред другим живым существам, лгать, вести себя распущено, грубо или неуважительно по отношению к другим людям, призывают относиться к другим людям с уважением, заботой и любовью, развивать в характере положительные качества.

Так, например, 32-ой аят пятой суры Корана приравнивает убийство одного человека к убийству всего человечества [4]. Шестая заповедь для христиан гласит: «не убивать», т.е. лишать жизни нельзя не только себя, но и других людей, независимо от сложившейся ситуации и обиды. Оракул (52513) Торы отмечает, что человек не имеет права по собственной воле лишать кого-либо жизни. Жизнь любого человека принадлежит Богу, тому, кто её дал.

На законодательном уровне Российской Федерации, в принятых Указах Президента Российской Федерации [2] понятия «религиозный экстремизм» не рассматривается. В стратегии борьбе экстремизму в Российской Федерации понятие «идеология экстремизма» раскрывается как система идей и взглядов, которые представляют насильственные и иные противоправные действия, как основное средство решения национальных, социальных, религиозных, расовых и политических конфликтов.

Отсутствие единой парадигмы понимания религиозного экстремизма, послужило источником формирования различных терминов – «религиозно-политический экстремизм», «экстремизм на религиозной почве», «этноконфессиональный экстремизм», «криминальный религиозный экстремизм». Предложенные термины в юридической литературе Т.Д. Мимулатовой предлагается объединить понятием «экстремизм в религии», поскольку оно является по объему шире и охватывает различные пласты экстремистской деятельности в религии [5]. Данную позицию мы не только не можем принять, но и опровергаем. Наша позиция основывается на том, что в религии экстремизма не существует, т.к. отстаивание лицами своей веры – одно из главных положений многих конфессий.

Являясь склонностью, убеждением, позицией, как многоаспектный феномен, религиозный экстремизм охватывает несколько аспектов. Прежде всего, это мировоззренческий аспект, совокупность установок и идей, лежащих в основе легитимирующих экстремистские действия. Это-психологический, ментальность, личностно-эмоциональный аспект, мысленный настрой особого рода, отличающий личность экстремиста и выражающийся как «фанатизм». И, в-третьих, политико-организационный, практический аспект, формы и способы экстремисткой деятельности.

В связи с этим, исследование доктринальных взглядов, российского законодательства, нам позволяет выделить признаки религиозного экстремизма. Это:

  • феномен общественной жизни, в основе которого лежат трансформированные религиозные писания;
  • проявление нетерпимости к лицам, придерживающихся иного мировоззрения;
  • наличие умышленной негативной религиозной идеологии;
  • настроенность на разжигание религиозной розни;
  • делинквентное мышление, проявлением которого выступают противоправные деяния;
  • интолерантность по отношению к Верующим, к Священным Писаниям, гражданскому обществу.

Таким образом, в рамках настоящей работы дефиницию религиозного экстремизма предлагаем в следующей интерпретации: религиозный экстремизм – это феномен общественной жизни, в основе которого лежат трансформированное религиозное мировосприятие, мотивированное интолерантностью к Верующим, к Священным Писаниям, гражданскому обществу, создающие угрозу безопасности, общественных отношений, жизни, здоровью, нравственности, правам и свободам граждан.

Закон «О противодействии экстремистской деятельности» [1], рамочный по сути, не содержит концептуального определения предмета противодействия. Вместо этого такая деятельность (закон полагает ее синонимом экстремизма) определяется через список разнородных деяний от попытки государственного переворота до рисования свастики на заборе. Такой список не производит ни на кого впечатления целостного, его можно легко менять, что уже и происходило несколько раз.

Подразумевается, очевидно, что концептуальное определение основного понятия существует в обыденном, газетном или научном языке, или хотя бы в юриспруденции. Если бы это было так, особых проблем с определением в законе могло бы и не возникнуть: в законодательстве ведь используется множество понятий, которым не дается определение, но есть устойчивое понимание их границ, а пограничные проблемы немногочисленны и могут разрешаться в судебной практике; наиболее очевидный пример – убийство. Но слово «экстремизм» не обладает никаким сколько-нибудь общепризнанным значением ни в каком широко распространенном дискурсе (хотя в небольших группах такое значение вполне может сформироваться).

Важнейшим аспектом для формирования адекватной экстремизму ответной государственной стратегии является рассмотрение не только в криминологическом контексте предупреждения, выявления и пресечения преступлений, но и в целом – в рамках общей системы обеспечения безопасности, представляющей собой многофункциональный и многоуровневый механизм.

Необходимо полностью задействовать не только возможности всех органов государственной власти, участвующих в рамках своей компетенции в предупреждении экстремистской деятельности, но также и негосударственных структур, учитывая, что согласно Закону РФ «О безопасности».

Без должного контроля за развитием конфликтных ситуаций в обществе и возможных проявлений экстремизма, их последствия в форме различных антиконституционных деяний могут стать существенной и реальной угрозой безопасности государства. Соответствующий контроль должен стать многофункциональным (по линии органов внутренних дел, спецслужб, прокуратуры, органов юстиции, религиозных конфессий, общественности и т.д.) и конструктивным – с превентивным корректирующим влиянием на ситуацию. субъектами обеспечения общественной безопасности являются как государственные, так и негосударственные органы, и организации. В настоящее время важной проблемой является развитие взаимоотношений государственных органов в структуре системы безопасности и структур, образующих негосударственную систему обеспечения безопасности в кредитно-финансовой, топливно-энергетической и ряде других сфер. Эта область отношений требует нормативного правового регулирования.

Как свидетельствует правоохранительная практика, актам экстремизма и ксенофобии обычно предшествуют различные формы протестного, конфликтного, а нередко и насильственного характера. Однако система их раннего предупреждения в настоящее время не создана. Поэтому в целях предупреждения экстремизма и вообще насильственных конфликтов социально-политической направленности должна быть создана государственная система выявления и разрешения таких конфликтов на ранней стадии. Ее задача – осуществление многоуровневого мониторинга и прогноза развития конфликтов как потенциальных угроз безопасности, а также, в перспективе, реализация на данной основе действенного механизма ответственности органов власти различных уровней за принятие не просчитанных по своим последствиям либо умышленных политических, кадровых и административных решений, послуживших причиной социально-политических конфликтов.

Необходима именно общефедеральная система прогнозирования и регулирования на ранней стадии социально-политических конфликтов как часть единой государственной системы противодействия экстремизму, включающая не только правоохранительный, но и социальный, экономический, политический и пропагандистский аспекты.

Важнейшее условие борьбы с религиозными экстремистскими тенденциями в обществе – создание единой общегосударственной политики противодействия религиозному экстремизму. Необходима корректировка действующего законодательства в плане улучшения применения его правоприменительными органами, создание программ в рамках противодействия экстремизму, и, конечно же, правовое, культурное и религиозное воспитание среди молодежи [6].

Текст статьи
  1. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства РФ. 202 №27. Ст. 5108 (Часть I)
  2. Указ Президента РФ от 7 мая 2012г. №602 «Об обеспечении межнационального согласия» // Собрание законодательства РФ. 201 №12. Ст.2339.
  3. Алтухов С. А. Профилактика экстремизма в молодежной среде как элемент антиэкстремистской политики государства (на примере Ростовской области) / С. А. Алтухов, А. С. Ханахмедов // Уголовная политика Российской Федерации: проблемы формирования и реализации: сборник материалов Всероссийской научно-теоретической конференции, Ростов-на-Дону, 19 мая 2017 года. – Ростов-на-Дону: Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2017. С. 8-13.
  4. Кираати Мухсин. Светоч светочей / Мухсин Кираати. Ч. 3. М.: Издательство «Исток», 2018. С.108.
  5. Мимулатова Т. Д. Религиозный экстремизм как одна из форм экстремистской деятельности // Молодой ученый. 2016. №1. С. 815-816.
  6. Семенцова, И. А. К вопросу о законодательной конструкции новелл УК России в сфере противодействия экстремизму / И. А. Семенцова // Интеллектуальные ресурсы - региональному развитию. 2020. № 1. С. 653-658.
Список литературы