Возраст субъекта преступления в российском уголовном праве

В статье проводится анализ подходов законодателя к возрасту субъекта преступления, с которого возникает уголовная ответственность. Рассматриваются как предусмотренные в российском законодательстве возрастные границы и правила их определения, так и мнения о его изменении. Намечены пути дальнейшего совершенствования уголовного законодательства в части определения возрастных границ субъекта преступления.

Аннотация статьи
преступление
вменяемость
возраст
уголовная ответственность
субъект преступления
Ключевые слова

Важным признаком субъекта преступления, который упоминается в угольном законе, выступает достижение лицом к моменту его преступного поведения четко определенных возрастных границ. Такое положение характерно не только для российского уголовного законодательства, но и законодательства всех зарубежных государств, разница состоит лишь в определении минимальных возрастных границ, а также общего возраста уголовной ответственности. При этом и иные отрасли права также устанавливают возраст, с которого возникает момент наложения негативных правовых последствий. Однако, в отличии от многих других отраслей, где имеется только указание на один возрастной порог, российское уголовное законодательство более дифференцировано предусматривает два. Первый считается учеными в качестве общего возраста (он более повышен и составляет достижение виновным лицом к моменту деяния шестнадцатилетнего возраста) и специального возраста (он признается специальным или пониженным и составляет - четырнадцатилетний возраст) [4, с. 7-9]. Важно понимать, что в уголовном законе говориться именно о возрастных границах субъекта преступления, а не возрасте, что напрямую указано в статье 19 УК РФ. С одной стороны, это не совсем последовательно, но с другой вполне естественно.

Такое положение приводит некоторых исследователей к мысли о том, что российское уголовное законодательство содержит важное положение, предполагающего, что те физические лица, которые к моменту своего противоправного и общественно опасного поведения (действия или бездействия), не достигают определенного в статье 20 УК РФ возраста, не могут подлежать мерам уголовно-правового характера, определенным в УК РФ, а следовательно они не могут признаваться субъектами преступления [5, с. 31].

Несмотря на четкость законодательных формулировок в части определения возраста, данная категория является весьма динамичной и с течением времени может изменяться и корректироваться. При этом существуют и уголовные законодательства, где минимальный возраст субъекта преступления является очень незначительным (семь лет), а бывает и весьма существенный (двадцать один год). Такое положение обусловлено многими факторами, которые учитывает законодатель при установлении возраста в уголовном законодательстве. Чаще всего законодатель использует исторический опыт, основанный на многолетних исследованиях совершения преступного поведения (особенно широко это применяется в мусульманских государствах), условий функционирования общества (цифровизация, расширение информативности), принятой и проводимой в государстве политике в сфере противодействия преступлениям и иным общественно опасным поступкам и другие. По мнение отдельных специалистов, при определении возрастных границ субъекта преступного посягательства: «Законодатель учитывает данные медицины, психологии, педагогики и других наук, а также исходит из типичных для большинства подростков условий их развития и формирования на разных стадиях жизненного пути, что характерно для нашего государства» [7, с. 67].

Ученые в области психиатрии и психологии связывают определение возраста, с которого можно привлекать лиц, совершивших общественно опасные деяния, к уголовной ответственности с указанием на календарный период времени, прожитий человеком, позволяющий ему осознавать важность собственного поведения [2, с. 34]. Несколько по-другому сущность возраста пытаются определять специалисты в области уголовного права. По мнению М.А. Любавиной, субъект преступления обладает количественным признаком – возрастом. Однако, продолжительностью числа лет, которые должны присутствовать у субъекта, предопределяется и появление качественной характеристики – возникновение способности личности к анализированию собственного поведения и способности им руководить [3, с. 62].

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу о том, что возраст связывается российским законодателем со способностью физического лица (человека), который совершил преступное посягательство, обусловленное как самим по себе календарным периодом времени (начальным моментом которого является рождение, а конечным совершение преступления), так и психоэмоциональным состоянием. Для его четкого и правильного определения необходима связь уголовно-правовой науки с медициной, психологией, педагогикой и иными областями знания.

Всякий возраст предполагает установление количественно-качественного содержания. Одного календарного прошедшего периода недостаточно, так как он предполагает и определенные сознано-волевые процессы, происходящие в момент преступного посягательства.

В своей монографии А.А. Абдульманова настаивает на том, что: «Понятие общих признаков субъекта преступления, таких как возраст и вменяемость, связаны с характеристикой интеллектуально-волевого отношения к действиям и последствиям» [1, с. 78]. Таким образом, автор вполне справедливо при рассмотрении субъекта преступления связывает все его признаки вместе первостепенное значение, где отдается интеллектуально-волевому содержанию. Это связывает субъекта преступления с другим важнейшим элементом – субъективной стороной преступления, образующих так называемые субъективные признаки, как вторую группу состава преступления.

Рассматривая календарные свойства субъекта преступления, которые в узком понимании образуют возраст как признак, следует заметить, что он за последние десятилетия практически не изменялся. Фактически как общий возраст в шестнадцать лет, так и специальный – четырнадцать лет, были установлены как в действующем УК РФ 1996 года, так и ранее применимыми УК РСФСР 1960 и 1926 годов. Тем самым мы видим связь законодательств различных исторических периодов времени. Это позволяет констатировать, что биологический фактор не меняется на протяжении уже практически ста лет, что вызывает у российских ученых определенные критические замечания. Возрастные границы определялись законодателями различных исторических периодов времени с учетом способности контролировать свою волю и ее выражение в общественно опасном поведении.

Таким образом, при установлении границ возраста как одного из важных показателей основания уголовной ответственности, следует основываться как на биологическом свойстве, так и психологических особенностях подростков, их интеллектуальном и образовательном уровнях, жизненного опыта и тому подобное.

Как мы отметили, возрастные границы субъекта преступления установлены в уголовных законодательствах всех без исключения иностранных государств. Но сами по себе границы, а соответственно, и подход способности лица к осознанию характера и свойств своего поведения и способности к принятию осознанных решений определяются по-разному. Таким образом, подходы законодателя определены с учетом собственного понимания уровня интеллекта своих граждан, их правосознания и степени соблюдения ими уголовно-правовых запретов. По этой причине и определяются не одни возрастные границы, а несколько. Все это связывается с характером и негативными последствиями своего поведения и распространением поступка в среде несовершеннолетних лиц.

Самый минимальный возраст, с которого можно привлекать несовершеннолетних к уголовной ответственности, установлен в уголовных законодательствах государств мусульманской правовой семьи (Ирак, Иран, Ливан, Йемен) – достижение семи лет на момент преступного поведения. Это обусловлено тем, что определенная доля преступного поведения непосредственно содержится в священных мусульманских источниках, которые несовершеннолетние обязаны знать и соблюдать.

В историческом плане предусмотренные пределы возрастных границ не всегда были таковыми. В качестве примерам можно привести такой документ как Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. «Об уголовной ответственности несовершеннолетних за действия, могущие вызвать крушение поездов», на основании которого двенадцатилетних подростов могли осуждать.

Как мы уже отмечали, минимальный возраст, с которого можно привлекать несовершеннолетних к уголовной ответственности, составляет четырнадцать лет. Однако, такие пределы являются специальными, которые распространяются лишь на определенные, четко названные в законодательстве преступления. В этом проявляется принцип законности. Сложность здесь проявляется в подборе тех составов, степень опасности которых возникает раньше общего возраста. С течением времени перечень этих составов претерпел определенные изменения в количественном плане и имел тенденцию к увеличению. Действующая редакция части 2 статьи 20 УК РФ содержит указание на тридцать три статьи. Но при этом следует учитывать, что пониженный возраст может устанавливаться как за основной, так и квалифицированный составы преступлений (например, убийство), так и в части только квалифицированных составов преступлений (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, хулиганство и другие). Тем самым, возникает вопрос, почему лишь повышающее опасность признаки должны обязывать лиц с четырнадцатилетнего возраста осознавать опасность поступка, при отсутствии такого без них. Квалифицирующие признаки не должны существенно изменять понимание и опасность деяния, ради которого законодатель и предусмотрел уголовную ответственность за данный состав преступления.

Все чаще в научных кругах можно встретить предложения о снижении как общего, так и специального возраста уголовной ответственности на два года (12 и 14 лет соответственно) [6, с. 64]. В качестве аргументов приводиться то, что количество общественно опасных деяний, совершаемых несовершеннолетним в данных возрастных границах, постоянно увеличивается, что требует адекватного реагирования. Мы полагаем, что подобные утверждения весьма спорные. Выше мы отмечали важность учета мнения медиков, психологов, психиатров для определения снижения возраста, что ученые по какой-то причине игнорируют. Специальных комплексных исследований в этом направлении они не проводили.

Изложенное позволяет сделать вывод о важности и сложности определения возраста, как важного и обязательного признака субъекта преступления.

Текст статьи
  1. Абдульманов А.А. Субъективная сторона преступления. Субъект преступления: монография. М.: Московский университет МВД России, 2009.
  2. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы: монография. М.: Московский университет МВД России, 2011.
  3. Любавина М.А. Субъект преступления: учебное пособие. – СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 2014.
  4. Ромашов Р.А. К Вопросу о понимании феноменов «преступление» и «субъект преступления» в современной российской юриспруденции // Вестник Самарского юридического института. 2013. № 1 (9).
  5. Спасенников Б.А., Спасенников С.Б. Физическое лицо как субъект преступления // Вестник международного Института управления. 2011. № 3-4.
  6. Щепельков В.Ф. Субъект преступления: преодоление пробелов уголовного закона // Журнал российского права. 2002. № 2 (62).
  7. Яшков С.А. Несовершеннолетний как субъект преступления: к вопросу о возрасте наступления уголовной ответственности // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. 2015. № 1 (7).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 02 июля по 08 июля
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
12 июля
Загрузка в eLibrary
12 июля
Рассылка печатных экземпляров
22 июля