научный журнал «Актуальные исследования» #49 (76), декабрь '21

Проблематика незаконного проведения искусственного прерывания беременности

В данной статье рассматривается состав такого преступления как незаконное проведение искусственного прерывания беременности. Ставится вопрос необходимости определения понятия искусственного прерывания беременности в связи с внесением изменений в Положение о лицензировании медицинской деятельности. Рассмотрены подходы к определению искусственного прерывания беременности как уголовно наказуемого деяния в различных государствах, а также проведен исторически-правовой анализ «криминального аборта» в истории России.

Аннотация статьи
уголовная ответственность
искусственное прерывание беременности
криминальный аборт
Ключевые слова

Статья 20 Конституции РФ регламентирует право каждого на жизнь. Данное право строго охраняется российским уголовным законодательством. Вместе с тем, не разрешенным и наиболее дискуссионным как с правовой, так и с нравственной позиции, остается вопрос о том, когда появляется у человека право на жизнь. Часть 2 ст. 17 Конституции РФ определяет, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. С правовой точки зрения считается, что именно данное положение, является основой для легализации проведения искусственного прерывания беременности.

В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закреплено положением о том, что каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Данное положение вырежется в том, что никто не имеет право препятствовать сделанному выбору женщины. Другим не менее важным положением данного федерального закона является то, что за незаконное проведение искусственного прерывания беременности может последовать уголовная, либо административная ответственность.

Уголовная ответственность установлена в случаях проведения абортов вне больниц и других лечебных учреждений, а также проведения абортов в антисанитарной обстановке и совершенными лицами без специального медицинского образования.

Анализ нормативных правовых актов различных исторических периодов показал, что запрет абортов только негативно скажется на обществе и демографии в целом. Задача государства наиболее тщательно урегулировать данные вопросы на законодательном уровне, не ущемляя прав женщин и не подвергая их здоровье опасности.

Прерывание беременности (аборт) – это искусственное медикаментозное или хирургическое вмешательство, проводимое при сроке беременности до 12 недель (по желанию женщины); при наступлении беременности в результате изнасилования до 22 недель, а по медицинским показателям на любом сроке беременности, лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля в специальных медико-санитарных условиях.

Незаконное прерывание беременности (незаконный аборт) – это искусственное прерывание беременности медикаментозным или хирургическим вмешательством, проводимое на сроке беременности свыше 12 недель (по желанию женщины); при наступлении беременности в результате изнасилования свыше 22 недель, лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля в несоответствующих медикосанитарных условиях, а равно введение в заблуждение о физическом и/или психическом здоровье эмбриона (плода) для проведения аборта, лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля в специальных медико-санитарных условиях, а также против воли беременной [3, с. 958].

Считаем, что вопрос проведения абортов нельзя склонять в сторону их запрета, поскольку в случае принятия такого закона, начнут проводиться подпольные аборты, которые гораздо белее опасны для жизни и здоровья беременных женщин. Необходимо вводить новые нормы, которые обеспечат не только счастливую жизнь малышам, но и помогут женщинам не бояться идти на такой ответственный шаг.

При внесении изменений в уголовный кодекс в 2003 году законодатель закончил переход от концепции определения аборта как криминального деяния и концепции наказуемости аборта к концепции превышения пределов крайней необходимости при производстве искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля.

В анализе специальной юридической литературы, проведенном А.К. Романовым, виден устаревший подход ученых-теоретиков к толкованию духа закона – статьи 123 Уголовного кодекса РФ [5, с. 57].

Так, важно понимать, что криминальный аборт не должен пониматься как медицинское вмешательство, так как само по себе вмешательство, если оно преступно, не может быть медицинским. Однако в законодательстве других государств встречается иной подход к определению преступности аборта.

Так, в соответствие со статьей 269 Уголовного кодекса КНДР аборт сам по себе является преступлением, субъектом которого выступает беременная женщина (часть 1), а также лицо, которое способствовало искусственному прерыванию беременности по просьбе женщины (часть 2). Уголовную ответственность за медицинский аборт, то есть аборт, совершенный медицинским работником, устанавливает статья 270 Уголовного кодекса КНДР. Концепция латвийского уголовного законодательства об определении криминального аборта близка к российскому. Так, согласно части 2 статьи 135 Уголовного закона Латвии к криминальному аборту относится искусственное прерывание беременности, совершенное лицом, не имеющим права производить такую медицинскую услугу. Однако отличия все же существуют.

Во-первых, перечень критериев, по которым аборт можно отнести к криминальному, в латвийском законодательстве шире. К ним относят и производство аборта вне больницы; в больнице, но без законного основания; производство аборта в антисанитарных условиях. Во-вторых, в Уголовном кодексе РФ в редакции № 115 от 02.11.13 тоже использовался термин аборт, однако с вступлением в силу Федерального закона от 25.11.2013 № 317-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья граждан в Российской Федерации» этот термин был заменен на «искусственное прерывание беременности».

А.С. Пиунова отмечает, что в медицине под абортом понимается прерывание беременности на сроке до 22 недель, а в одной из предыдущих редакций УК РФ законодатель безосновательно расширил понятие аборта, включив в него прерывание беременности на любом сроке [4, с. 58].

Перечень медицинских услуг утвержден приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10.04.2001 № 113 «О введении в действие отраслевого классификатора «Простые медицинские услуги» (далее – Приказ № 113), аборт согласно Приказу № 113 относится к простым медицинским услугам (код. 16.20.038). Исходя из опыта зарубежных стран (Уголовный кодекс Голландии, статья 296) в вопросе регулирования общественных отношений в сфере прерывания беременности к незаконному проведению искусственного прерывания беременности следует относить и такое лечение, которому подвергается женщина лицом, которое знает или должно обоснованно предполагать о ее беременности и о том, что в результате которого беременность может быть прервана. Таким образом, считаем необходимым определить искусственное прерывание беременности как медицинскую услугу, заключающуюся в хирургическом или ином медицинском вмешательстве, повлекшим прекращение развития маточной (внематочной) беременности.

Текст статьи
  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // СЗ РФ. – 2014. – № 31. – Ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
  3. Манукян М.Г. Вопросы совершенствования законодательства в сфере проведения незаконного прерывания беременности // Инновации. Наука. Образование. – 2021. – № 26. – С. 958-961.
  4. Пиунова А.С. Незаконное искусственное прерывание беременности // Студенческий вестник. – 2020. – № 44. – С. 88-89.
  5. Романов А.К. Об уголовной ответственности за незаконное производство аборта. – М.: Академия, 2020. – 368 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 02 июля по 08 июля
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
12 июля
Загрузка в eLibrary
12 июля
Рассылка печатных экземпляров
22 июля