Образ корейско-американской семьи и проблема национальной идентичности в романе Дэвида Юна «Весь мир Фрэнка Ли»

В статье рассматривается дебютный роман корейско-американского писателя Дэвида Юна. Он углубляется в такие темы, как межрасовые отношения и семейные проблемы иммигрантов. Юн исследует семью в контексте культурной самобытности, где несомненно затрагивается тема национальной идентичности.

Аннотация статьи
корейско-американская семья
Дэвид Юн
иммиграция
ассимиляция
национальная идентичность
Ключевые слова

Ценности корейской семьи формируются под сильным влиянием конфуцианства и его пяти правил великих взаимоотношений: между отцом и сыном, мужем и женой, старшим и младшим, между друзьями и между господином и подданным. Иерархические отношения между отцом и сыном предполагают, что дети должны слушать родителей и не подвергать сомнению их авторитет.

Как и у других иммигрантов, аккультурационные различия в корейско-американской семье зачастую являются источниками конфликта между родителями и детьми. Второе поколение подвергается большему воздействию культуры США и английского языка, что делает их прогрессивнее, чем первое поколение. На уроках корейско-американских детей ориентируют на американские культурные ценности, которые часто противоречат корейским культурным ценностям, которые с детства им прививали родители. Как следствие, конфуцианские правила семейной иерархии, имеющие огромное значение для иммигрантов первого поколения, часто вызывают недоумение у их детей.

Конфуцианство также подчеркивает уважение к образованным людям и делает упор на образование. Поэтому для большинства родителей-иммигрантов из Азии, в том числе и из Кореи, успеваемость их детей в школе является приоритетом. То есть они делают обучение главной целью жизни своего ребенка.

«Весь мир Фрэнка Ли» – это современный роман о первой любви, оправдании ожиданий родителей, понимании того, как поддержать неизлечимо больного человека, обсуждении темы расизма и о том, как проложить свой собственный путь к счастью.

Дэвид Юн углубляется в такие темы, как межрасовые отношения и семейные проблемы. Он исследует любовь в контексте культурной самобытности, умело решая сложные вопросы с небольшим количеством юмора. Персонажи не только находят любовь в романтическом смысле, но и укрепляют свои семейные отношения.

Семья Ли является типичной семьей корейских иммигрантов, в которой у родителей достаточно сложные отношения с детьми. Такая ситуация сложилась, потому что мистер и миссис Ли требуют слепого сыновнего послушания и пытаются заставить своих детей следовать строгим культурным традициям. Когда дело касается учебы, у родителей Фрэнка стандартные ожидания азиатских родителей. Они хотят, чтобы их ребенок получил высокий балл по тестам PSAT и SAT, и поступил в Гарвард. Однако герой хотел бы учиться в музыкальной школе Беркли, вместо изучения права или медицины в Лиге плюща. Но мистер и миссис Ли категорически против, так как они не считают, что музыкант – это достаточно серьезная профессия.

Как следствие родительского давления, чувство вины и долга закладывается на ранних этапах жизни корейско-американских детей. Из-за этого чувства, которое с годами только усиливается, подростки становятся жертвами традиционной корейской идеологии. Именно так случилось с сестрой Фрэнка, Ханной: «Hanna did everything right. Mom-n-Dad told her to study hard, so she got straight As. They told her to go to The Harvard, so she did, and graduated with honors» – говорит Фрэнк, когда рассказывает про свою семью [5, c. 13]. Но потом Ханна влюбилась в афроамериканца, а этого было достаточно, чтобы перечеркнуть все ее достижения для родителей. Только лишь из-за своих расистских взглядов мистер и миссис Ли отрекаются от дочери и полностью прекращают общение с ней.

Если удалить тонкую оболочку романтической комедии о взрослении, истинная суть этой истории – родительские манипуляции. Семья Ли является примером того, что, если дети не будут поступать так, как говорят родители, они будут отвергнуты, полностью изгнаны из семьи.

Одной из проблем, с которыми сталкиваются корейские-иммигранты, является отсутствие свободного владения английским языком. Большинство родителей-иммигрантов говорят по-корейски, а их рожденные в Америке дети в основном только по-английски. Примерно 11–22% американцев корейского происхождения сообщили, что они говорят по-английски «хорошо» или «бегло», тогда как 78% американцев корейского происхождения сообщили, что они «совсем не говорят» или «говорят плохо». С этой проблемой также столкнулись герои книги Дэвида Юна. Мистер и миссис Ли не смогли полностью ассимилироваться в Америке. Одной из причин является отсутствие свободного владение английским языком. Будучи иммигрантами в первом поколении, мать и отец находятся в режиме выживания. Больше времени тратится на то, чтобы их семья стала функциональной единицей в Соединенных Штатах, а не на изучение американской культуры и английского языка. Они работают и обеспечивают финансовую безопасность семьи. Окружающие понимают их речь, несмотря на акцент и большое количество грамматических ошибок: «…maybe we coming all the way to United States, no nothing we having…» [5, c. 345]. Но языковой барьер препятствует взаимопониманию между родителями и ребенком. Как утверждает сам Фрэнк: «Dad’s English isn’t great, and my Korean is almost nonexistent» [5, c. 25]. Зачастую Фрэнк намеренно заканчивает диалог фразой «Okay», так как он понимает, что дальнейшее развитие разговора может вызвать сложности и недоразумение.

Более того, старшие представители Сборища хотят, чтобы дети знали корейский и заставляют их говорить на нем, когда появляется возможность: «Mom-n-Dad force me to say hi in Korean, and when I do everyone makes a big deal out of it» – упоминает главный герой [5, c. 95]. Как бы Фрэнк не противился усилиям его родителей привить ему любовь к их родному языку, корейские слова такие, как «halmeoni» (grandmas), «harabeoji» (grandpas), «omona» (Oh my god), «Jal meokgesseumnida» (I’m gonna eat well, thank you), «al gesseo» (roger that), «kyopo» (Korean person living abroad) и «pali kaja» (hurry up), окружают его каждый день.

Помимо языкового барьера, общению между Фрэнком и его родителями препятствует отсутствие доверительных отношений. Мистер и миссис Ли редко интересуются ментальным состоянием своего сына, никогда не говорят по душам и не делятся своими переживаниями с ним. Традиционное корейское воспитание предполагает сдержанность в выражении эмоций, поэтому родители почти никогда не говорили Фрэнку, что любят его: «Mom has said the words I love you exactly two times in my life. Once for the 1400, and another time when she called after her mother’s funeral in Korea when I was ten. Dad has said the words I love you exactly zero times in my life» [5, c. 12]. Родители героя очень много времени проводят на работе и редко находят время для сына, поэтому Фрэнк знает очень мало о жизни своих матери и отца: «I grew up on video games and indie films, and Dad grew up on I-don’t-know-what» [5, c. 25]. Парень время от времени пытается узнать у родителей что-то об их жизни, но отношения между ними все же остаются достаточно «холодными» и отстраненными: «Me and Dad bonding is like trying to spot-glue two jagged rocks together. There are only so many points of connection. Plus I had no idea Dad even read poetry» – говорит Фрэнк [5, c. 87].

После стрельбы в магазине, герой чуть не потерял отца. Эта ситуация показала Фрэнку, насколько уязвимым может быть человек. Сидя в больнице, парень осознает, что хотел бы чаще разговаривать с родителями, особенно с отцом, рассказать им о себе, а также узнать об их жизни: «He would just get erased, and the world would just go on, and he knows so little about me and I know so little about him», «So I begin to calculate our time spent together. A few minutes each evening. Sundays at The Store for the last couple summers. I do some rough numbers» [5, c. 223; 5, c. 371]. Героя пугает мысль о том, что отец и мать уйдут из жизни, а он так и не узнает, какими были его родители на самом деле: «And who are Mom-n-Dad, really? What I see–the little I’m able to see–can’t be the whole picture. There are depths to them I can’t fathom yet. I probably never will»
[5, c. 231].

Но несмотря на то, что традиционные ожидания мистера и миссис Ли не позволяют Фрэнку быть обычным американским подростком, он уважает, любит и ценит все то, что родители для него делают. Герой понимает, что они переехали из однонациональной страны, Кореи, в многокультурную Америку, где изо всех сил стараются ассимилироваться и все ради его светлого будущего. Будучи сильно больным, отец все-таки говорит те слова, которые всю жизнь хотел услышать Фрэнк: «“You doing good,” says Dad. You doing good means Mom and I are so, so proud of you and all of your hard work and diligence. Don’t sweat all that Harvard stuff. We love you», хотя мистер Ли был немногословен, главный герой понял весь смысл, который его отец вложил в эту фразу [5, c. 403]. В конце книги, родители принимают Ханну и ее мужа в семью, а Фрэнку позволяют стать тем, кем хочет он. Этим автор показывает изменения в традиционных семейных отношениях: диктатура родителей над судьбой ребенка в современном мире ослабевает. Дети сами выбирают свой жизненный путь, что никак не могло существовать в конфуцианском обществе.

Ситуации и конфликты, которые Юн включает в «Весь мир Фрэнка Ли», случаются со многими корейско-американскими подростками. Первое поколение иммигрантов сохраняет свои традиционные ценностные ориентации, язык и образ жизни. То есть они ценят тяжелый труд, образование, социальный статус и семейные узы, но их дети принимают ценности, распространенные в США, из-за большей степени аккультурации. Этот процесс многогранный и относится к изменениям национальной идентификации, социальных навыков, взглядов и ценностей. Когда Фрэнк влюбляется в самый первый раз, он вынужден признать тот факт, что, хотя его родители пожертвовали всем, чтобы вырастить его в стране возможностей, в Америке, их традиционные ожидания не позволяют ему быть обычным американским подростком. Он принимает тот факт, что является носителем двух культур: корейской и американской. Со временем у героя формируется национальная идентичность, в результате принятия себя, как части корейской диаспоры.

Текст статьи
  1. Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса / Ю. В. Бромлей. – М.: Наука, 1983. – 412 с.
  2. Ким Г.Н. История иммиграции корейцев. Книга первая: Вторая половина XIX в. 1945 г. Алматы.: Дайк-пресс, 1999. 424 с.
  3. Киселев И. Ю. Идентичность в меняющемся мире: учебное пособие / И. Ю. Киселев, А. Г. Смирнова / Науч. ред. проф. В. Е. Семенов. – Ярославль: Яросл. гос. ун-т., 2002. – 300 с.
  4. Платонов Ю. П. Психология национального характера: учебное пособие / Ю. П. Платонов. – М.: Изд. центр «Академия», 2009. – 233 с.
  5. Сикевич З. В. Социология и психология национальных отношений: учебное пособие / З. В. Сикевич. – СПб.: Издательство Михайлова В.А., 1999. – 203 с.
  6. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология / Т. Г. Стефаненко. – М.: Аспект Пресс, 2004. – 368 с.
  7. Тягай Г.Д., Пак В.П. Национальная идея и просветительство в Корее начала XX века. – М., 1996. 231 с.
  8. Юн Д. Весь мир Фрэнка Ли. – Москва: Клевер-Медиа-Групп, 2020. – 478 c.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 14 мая по 20 мая
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
24 мая
Загрузка в eLibrary
24 мая
Рассылка печатных экземпляров
01 июня