научный журнал «Актуальные исследования» #2 (81), январь '22

Правление генерала Ермолова на Кавказе

Политика России в Кавказском регионе всегда была сложной, отношения российской власти с народами Кавказа тоже были непростыми. Личность генерала Ермолова является знаковой для эпохи войн на Кавказе в XIX веке. В статье анализируются основные принципы военной стратегии и политики, проводимой Ермоловым в период его службы на Кавказе.

Аннотация статьи
Россия и Кавказ
Ермолов
Чечня
Кавказская война
Дагестан
Ключевые слова

Первые действия, предпринятые главнокомандующим, были направлены против чеченцев. Идея Ермолова заключалась в переносе оборонительной линии с реки Терек на реку Сунжу. Полоса земли между этими реками была заселена так называемыми «мирными» чеченцами, которые никому не подчинялись. Они старались наладить отношения с русскими и не принимали непосредственного участия в набегах на казачьи станицы. Однако они всегда симпатизировали своим воинственным сородичам, которые находили в их селениях убежище. Так же в селениях «мирных» чеченцев находили пристанище и русские дезертиры, которые приняв ислам, вливались в горское общество [3, c. 285].

В своём рапорте к императору Ермолов писал: «Надобно занять р. Сунжу и по течению ея устроить крепости: тогда чеченцы стеснены будут в своих горах, лишатся земли удобной для возделывания и пастбищных мест…» [1, c. 498]. Генерал, видя неэффективной прежнюю политику по освоению Кавказа, решил выживать горцев с их земель и шаг за шагом занимать новые территории. На линии, проходившей по Тереку, находились казачьи поселения, которые и были главной мишенью нападений горцев, а с перемещением линии на р. Сунжу эта территория становилась относительно безопасной. Император всецело поддержал такую инициативу своего наместника [1, c. 499].

На р. Сунже уже было одно небольшое укрепление – Назрановский редут. В 1817 г., направляясь в Персию, главнокомандующий отдал приказ построить небольшую крепость Преградный стан, строительство которой было завершено к октябрю 1817 г [2, c. 94]. Это строительство очень обеспокоило чеченцев, от их миролюбия не осталось и следа. Такая реакция ещё больше убедила в правильности выбранного образа действий.

Весной 1818 г. был собран большой отряд, который 25 мая перешёл через Терек и выдвинулся к реке Сунже, где и начал возводить крепость. Первоначально местные считали, что русские не останутся здесь надолго и воспринимали все приготовления, которые происходили в лагере, как простое устрашение, и поэтому не принимали никаких мер. Однако после того как 10 июня была официально заложена крепость Грозная [3, c. 298], отношения с горцами сразу же резко обострились. Начались нападения на лагерь с целью сорвать строительство крепости. Окончили возведение крепости Грозной уже к середине октября 1818 г.

После строительства крепости часть семей горцев покинула свои жилища и ушла в горы, другая часть признала верховенство российской власти, и им было разрешено селиться между Тереком и Сунжей.

Ермолов потребовал, чтобы окрестные селения давали заложников (аманатов) и чтобы чеченцы выдали пленных и беглых солдат. При этом требования звучали весьма ультимативно: «Пленные и беглые или мщение ужасное!» [1, c. 499]. Так же ряд часть населения чеченских деревень на Тереке была изгнана со своих земель и в сопровождении войск выдворены к чеченским границам, население считалось неблагонадёжными, и после строительства Грозной, чеченские поселения оказались в тылу русских войск и для обеспечения безопасности и было проведено выселение.

После строительства Грозной началась активная вырубка леса вокруг крепости и создание широких просек. Пространство очищалось на пушечный выстрел, чтобы нельзя было подойти к крепости незаметно, а широкие просеки надёжно связывали крепостной гарнизон с округой.

Для защиты Кавказской линии от набегов будет построено ещё несколько аналогичных Грозной крепостей. Зимой 1819 г. была заложена на восточной границе с Чечнёй крепость Внезапная. Позже Грозная и Внезапная будут соединены системой более мелких укреплений. Весной 1821 г. строится ещё одна крепость, получившая название Бурная. Таким образом все эти крепости передвинули линию с р.Терек на р. Сунжу, отвоевав у горцев значительные территории и обезопасив поселения казаков на линии.

Набеги на соседние территории для захвата добычи и пленных – явление свойственное всем горцам Кавказа [5, c. 27]. Дореволюционные историки видели в этих набегах просто желание пограбить и называли такие набеги не иначе как «хищничеством», однако на данный момент эта точка зрения подвергается критике. Советские исследователи видели в набегах проявление антиколониальной борьбы. С одной стороны, невозможно отвергать то положение, что весьма внушительная часть набегов совершалась ради добычи и захвата пленных. Это связано с малоземельем горских общин и низким уровнем производительности сельскохозяйственного труда [7, c. 294]. С другой стороны элемент антиколониальной и партизанской войны, тоже присутствовал. До Ермолова российские войска отвечали на набеги разовыми акциями, а затем возвращались на базы. Однако с началом деятельности Ермолова по строительству новой системы укреплений население осознало опасность новой стратегии русских, так как теперь базы войск стали ближе, а многие поселенцы просто выгнаны со своих земель.

В 1818 г. правители ряда мелких областей, Аварии, Казикумуха, Каракайтага, Мехтули, Табасарана и общества Акуша сформировали антирусский союз. Представители этих областей понимали всё опасность складывающегося положения. Таким образом, политика А.П. Ермолова заложила основу для будущего объединения горцев для борьбы с Россией.

Узнав об объединении горцев, Ермолов направил в Каракайтаг генерал-майора Пестеля с двумя батальонами и небольшим конным отрядом милиции. Пестель занял Башлыкент (Башли), но был окружен превосходящими силами горцев. Русским удалось вырваться из окружения и уйти в Дербент [4, c. 24].

В ноябре 1818 г. в соседнее с Каракайтагом ханство Мехтули прибыл сам А.П. Ермолов. Он штурмом взял два главных селения – Параул и Дженгутай. Мехтулинский хан Гасан бежал, а ханство было ликвидировано. Башли, был вновь взят и разрушен. Это был жест устрашения. Кампания 1818 г. завершилась полным успехом [2, c. 106].

Зимой 1819 г. по приказу А.П. Ермолова было начато строительство крепости Внезапная. Крепость располагалась на левом фланге Кавказской линии укреплений. Строительство крепости сопровождалось массовой вырубкой леса, была вырублена широка просека, открывавшая путь к чеченским аулам. Чеченцы, видя, что путь к их землям открыт, покорились [3, с. 351].

В апреле 1819 г. Александр I согласился послать на Кавказ дополнительные силы, всего было послано 26 тысяч солдат и офицеров, так, общая численность войск, находившихся под командованием Ермолова, достигла 50 тысяч человек [2, c. 107].

Строительство еще более обеспокоило непокорных дагестанских правителей. Весной этого же года они вновь предприняли попытку вооруженной борьбы. На юге в Табасаране была перерезана дорога, ведущая в Дербент. Заменивший в Дербенте Пестеля, В.Г. Мадатов по своей инициативе повел на Табасаран 2 батальона, 300 казаков и 8 орудий [4, c. 25]. В течение лета 1819 г. Табасаранское ханство было завоёвано.

В 1820 г. В.Г. Мадатов перенёс боевые действия вглубь Дагестана. Он разгромил Сурхай-хана Казикумухского и занял его резиденцию аул Кумух [7, c. 317]. На этом, считал А.П. Ермолов, покорение Дагестана должно было завершиться, но до полного покорения было ещё очень далеко.

В августе 1819 г. А. Ермолов осадил селение Бавтугай, где находился Султан-Ахмед – хан аварский со своими отрядами, и вскоре изгнал его.

В середине ноября, завершив возведение Внезапной, А.П. Ермолов с 9 батальонами и «множеством пушек» двинулся на Акушу. 19 декабря под Леваши он разбил горцев и назначил в Акуше нового правителя. Так все участники антирусской коалиции, созданной в 1818 г. были разгромлены. Победы над горцами Северного Кавказа прославили Ермолова на всю Россию, а Александр I стал активнее поддерживать действия своего наместника.

Одна из самых жестоких экспедиций в Чечню этого периода проведена в феврале 1822 г. полковником Н.В. Грековым, сподвижником Ермолова. В ходе этого похода за Сунжу, призванного привести в покорность и наказать жителей Чечни, были уничтожены две крупные чеченские деревни – Шали и Малая Атага [6, c. 98]. Затем А.П. Ермолов совершил ряд экспедиций в Кабарду для покорения вспыхнувших там восстаний.

Хотя выступлений против российской власти было довольно много, движение горцев было неорганизованно и разобщено, но с каждым годом сопротивление нарастало, несмотря на впечатляющие успехи русского командования. Противостояние завоевателям вызвало рост национального самосознания горцев, этому к тому же сильно способствовала чрезвычайно жёсткая политика самого А.П. Ермолова. В правление Ермолова начала складываться идеология сопротивления русской колонизации, базой такой идеологии стал мюридизм, война против неверных [7, c. 323]. Первые восстания под флагом мюридизма относятся к 1824 г., когда восстала Чечня. В 1825 г. чеченские отряды захватили русское укрепление Амир-Аджи-юрт и блокировали русский гарнизон в Герзель ауле, в дальнейшем, идеи священной войны становились только популярнее.

Подводя итоги, А.П. Ермолов сформулировал ряд принципов, в соответствии с которыми он и стал проводить свою политику по присоединению Северного Кавказа к России, позже эти методы стали называть «системой Ермолова». «Система» включала в себя меры по строительству укреплений, а также, ставшие регулярными, карательные акции, осуществлявшиеся в ответ на выступление горцев против российской власти. Однако в правление А.П. Ермолова покорение Кавказа не завершилось, его деятельность знаменовала собой начало затяжной Кавказской войны, которая продлиться до 1864 г, а отголоски её ещё долго будут сказываться на политике России на Кавказе.

Текст статьи
  1. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Сост. А.П. Берже. Тифлис, 1866.
  2. Баддели Джон. Завоевание Кавказа русскими 1720–1869. М.: Центрполиграф, 2007.
  3. Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб, 1887.
  4. Гасанов М.А. «Система Ермолова» как проявление силового метода колонизации Северного Кавказа. // Вестник Дагестанского государственного университета. 2007. №3.
  5. Гапуров Ш.А. К вопросу о «набеговой системе горцев» // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. 2003. №4.
  6. Кудрявцев А.В. Чеченцы в восстаниях и войнах XVIII–XIX веков // Вестник Евразии. 1999. № 1.
  7. Фадеев А.В. Россия и Кавказ первой трети XIX в. М.: АН СССР, 1960.
Список литературы