Проблемы квалификации преступлений, совершаемых при превышении пределов необходимой обороны

В данной статье рассматривается институт необходимой обороны на современном этапе, уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны, а также актуальные проблемы квалификации преступлений, совершаемых при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ, ч. 1 ст. 114 УК РФ).

Аннотация статьи
необходимая оборона
превышение пределов необходимой обороны
проблемы квалификации
посягательство
соразмерность
Ключевые слова

Необходимая оборона входит в группу обстоятельств, исключающих преступность деяния, и представляет собой субъективное право каждого человека на защиту собственных прав и интересов. Институт необходимой обороны закреплен в статье 37 Уголовного кодекса Российской Федерации. Законодатель, закрепляя в Уголовном кодексе РФ институт необходимой обороны, имел своей целью защитить обороняющееся лицо от необоснованного привлечения к уголовной ответственности.

В то же время право на необходимую оборону имеет свои пределы, Уголовный кодекс РФ в ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 114 УК РФ предусматривает ответственность за убийство и причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. Согласно санкции ч. 1 ст. 108 УК РФ за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предусмотрено наказание в виде исправительных работ на срок до двух лет, ограничения свободы на срок до двух лет, принудительных работ на срок до двух лет, лишения свободы на тот же срок. В соответствии с ч. 1 ст. 114 УК РФ умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, наказывается исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

Институт необходимой обороны, несмотря на кажущуюся простоту, наличие в уголовном законе и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 года № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» достаточно четких разъяснений и формулировок, содержит достаточное количество оценочных категорий, например, таких выражений, как явное несоответствие защиты посягательству, чрезмерный вред, а также отсутствие критериев такого несоответствия. Парадоксальность законодательства, регулирующего данный вопрос, хорошо описывают слова Д.Н. Тропина, который пишет, что: «Нападение никак не регламентируется, а обороняющийся должен примериваться, оценивать и не превысить пределы необходимой обороны» [1].

Для решения вопроса о наличии в действиях лица нарушения признака соразмерности защиты в первую очередь необходимо определить характер и степень опасности посягательства. Характер общественно опасного деяния определяется объектом, на которые оно посягает. Проведя анализ статьи 37 Уголовного кодекса РФ, можно выделить объекты, защита которых допустима: права и свободы обороняющегося или третьих лиц, интересы общества и государства. Законодатель в статье 37 Уголовного кодекса РФ по-разному дифференцирует правомерность необходимой обороны в зависимости от характера и опасности посягательства.

Заслуживает внимания проблема квалификации действий лица, защищающего свое жилище. Нередко граждане становятся заложниками ситуации неопределенности при нападении на их жилище. В Уголовном кодексе РФ закреплена ст. 139 УК, устанавливающая ответственность за незаконное проникновение в жилище. Данное преступление не относится к категории тяжких, поскольку максимальное наказание за данное преступление предусматривает три года лишения свободы. При данных обстоятельствах у гражданина возможности для необходимой обороны в рамках закона практически нет. Защиту гражданином своего жилища судебная практика нередко квалифицирует как превышение пределов необходимой обороны.

При решении данного вопроса необходимо обратиться к зарубежному опыту. В ряде зарубежных стран в уголовном законодательстве четко прописана норма, исключающая уголовную ответственность за причинение вреда при необходимой обороне жилища. Российскому законодателю необходимо проанализировать положения законодательства по необходимой обороне ряда стран и на основе уже имеющегося законодательства выработать позицию по реформированию законодательства о необходимо обороне в данной области.

Обороняющееся лицо в момент нападения находится в возбужденном состоянии, испытывает чувства паники, тревоги, страха, которые мешают ему правильно сориентироваться в возникшей ситуации. В момент самообороны со стороны обороняющегося проявляется агрессивное поведение, однако данную агрессию необходимо отличать от той агрессии, которая возникает у лиц, совершающих умышленные преступления в отсутствие необходимой обороны. О.Н. Ворошилова говорит о том, что «поведение жертвы посягательства, связанное с обороной или ответной реакцией на угрозу, следует рассматривать в качестве «вынужденной», «извинительной» агрессии, которая заключается в сохранении жизни, телесной неприкосновенности, свободы и иных благ, охраняемых законом» [2]. Эмоциональное состояние лица при необходимой обороне в некоторых случаях схоже с состоянием аффекта. Совершение преступления при превышении пределов необходимой обороны является обороной лица от противоправных, аморальных действий потерпевшего. В состоянии аффекта поведение лица, в отличие от необходимой обороны, может быть порождено, помимо защиты, иными мотивами. Круг причин, способных вызвать состояние необходимой обороны, является более широким, нежели круг причин, вызывающих ситуацию необходимой обороны.

Сложным является вопрос, связанный с оценкой необходимой обороны от побоев, квалифицируемых по ст. 6.1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В настоящее время уголовно наказуемым является нанесение побоев, совершенных из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ст. 116 УК РФ), а также нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (ст. 116.1 УК РФ). Обороняющееся лицо в момент нападения может не располагать данными о том, является ли осуществляемое против него деяние административным правонарушением. В случае квалификации действий нападающего по ст. 6.1.1 КоАП РФ, с учетом указанной в законе и разъяснениях необходимости наличия именно общественно опасного деяния или угрозы его совершения, можно прийти к выводу о том, что обороняющийся фактически утрачивает право на необходимую оборону.

По нашему мнению, в подобных ситуациях обороняющееся лицо сохраняет право на необходимую оборону в случае соответствия посягательства либо угрозы такового двум основным условиям – непосредственности и реальности, которые обусловлены не только внешним выражением за счет совершения нападающим определенных действий, но и внутренним восприятием происходящего обороняющимся, не имеющим в большинстве случаев возможности дать верную юридическую квалификацию действиям напавшего или угрожавшего ему лица. В данном случае представляется правильным не принимать во внимание, что действия напавшего являются административно наказуемым деянием, поскольку фактически в результате нанесения побоев к обороняющемуся применяется насилие, не опасное для жизни, от которого, он, в силу ст. 37 УК РФ, вправе оборонятся.

Нередко вред здоровью или смерть причиняются в ходе ссоры, перерастающей в обоюдную драку. Причиненный в процессе драки вред здоровью или иные общественно опасные последствия не подлежат правовой оценке с точки зрения применения ст. 37 УК РФ в связи с тем, что содержание возникшего общественного отношения между дерущимися лицами совершенно иное, нежели имеет место в отношении посягающего и обороняющегося лица. В данном общественном отношении каждая из сторон является активным участником конфликта, поэтому в числе обязанностей с каждой стороны имеется требование немедленно прекратить свои собственные неправомерные действия. Как правило, дерущиеся руководствуются мотивами мести, личной неприязни или ненависти, злобы, обиды, гнева и т.п.

Анализ судебной практики и статистики позволяет сделать вывод о том, что нормы о необходимой обороне применяется достаточно часто, однако их применение носит обвинительный уклон. Для более объективного и всестороннего рассмотрения дел, связанных с превышением пределов необходимой обороны, необходимо исключить обвинительный уклон, который основывается на наступивших последствиях в виде смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Текст статьи
  1. Тропин Д.Н. О некоторых вопросах применения необходимой обороны // Молодой ученый. 2016. №21.
  2. Ворошилова О.Н. Социально-криминологические характеристики необходимой обороны // Успехи современной науки и образования. 2016. № 7. С. 11.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 14 мая по 20 мая
Осталось 2 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
24 мая
Загрузка в eLibrary
24 мая
Рассылка печатных экземпляров
01 июня