Проблемы психологии права в творчестве Э. Цительмана

В статье рассматриваются основные проблемы содержания и формирование психологической теорий права немецкого юриста Э. Цительмана. Основное внимание уделено ранее не исследованным или малоизвестным работам данного ученого. В статье показано, что идеи Э. Цительмана играли существенную роль в становлении психологической парадигмы правопознания и правопонимания.

Аннотация статьи
теория права
психологические теории права
немецкая юридическая мысль
Цительман
психология права
Ключевые слова

В 1879 г. Цительман обратился к коллективно-индивидуальной психологии. Его прежде всего интересовал вопрос о том, «какую роль в правовых нормах играют душевные состояния человека». Наряду с распространенным в его время, основанным на трансцедентально-идеалистической философии взглядом на человеческое мышление, сформированным Кантом, Цительман, рассматривая эмпирическую функцию отдельных элементов человеческого мышления, хотел придать контуры юридическим понятиям действия, воли и заблуждения. С этой целью Цительман подготовил для юридических научной общественности почти 200-страничный психологический трактат, в котором изложил психологические основы своей системы взглядов. При этом он делал три различия между представлениями и действиями [7, s. 183]: представления, которые включали только желаемое физическое движение («сознательная воля»), представления, связанные с последствиями действий («намерение»), и представления, которые «находились в более близкой или отдаленной причинно-следственной связи с актом воли» (мотив). В связи с этим Цительман различал заблуждение о собственном поступке, о последствиях его поступка и о мотиве, лежащем в основе легких рук [7, s. 393].

Как бы ни были полезны и ценны существующие психологические работы времени написания работы, он сам должен был формировать себе путь и «даже в психологической области». Спустя продолжительное время, почти полвека, в 1923 году он жаловался, что тогдашнее (1879 г.) психологическое учение «совершенно не предлагало того, что нужно юристу». Поэтому он закономерно считал себя призванным «внести ясность в психологические вещи посредством собственных размышлений» [1, s. 7].

Цительман смешал различные подходы к психологии своих современников. Его интерес первоначально вызвали попытки современной физиологии рефлекторно-физиологически воздействовать на действия и решения, связанные с нервными и мышечными движениями. Таким образом, он привлек физиологические труды Г. Модсли, а также элементы психофизики Т. Рехнера, в которых тот экспериментально измерял время нервной реакции. В 1873 году Фридрих Альберт Ланге занялся следующей темой: «Совместное действие очень многих и индивидуально взятых чрезвычайно слабых нервных импульсов должно дать нам ключ к физиологическому пониманию мышления» [5, s. 467]. Ссылаясь на Эстель Дю Буа-Реймонд, которая также стремилась разработать аналитическую механику всех жизненных процессов, Цительман, помимо процедуры расчленения понятий и использования экспериментальных результатов, в значительной степени опирался на «самоанализ» [1, s. 37], метод, который, в частности, пропагандировал Вильгельм Вундт, которого часто цитировал Цительман [6, s. 16-22].

Среди психологических исследований своего времени Цительман наиболее часто обращался к работам Лотце и его медицинской психологии. В последующем в 1923 году Цительманн отмечал, что Лотце, хотя и пользовался чрезвычайным уважением с его стороны, не давал тем не менее приемлемых ответов с точки зрения основной темы его исследований [1, s. 7].

В итоге при всей психологической направленности своих размышлений Цительман, похоже, испытал наибольшее влияние даже со стороны юристов. Это особенно верно в отношении широко цитируемой им системы философии права Людвига Кнаппа 1857 года [4], которой Цительман, по его собственным словам, обязан «самым восхитительным стимулом и наставлением» [7, s. 39].

Кнапп отличал действия от аффектов и рефлекторных движений тем, что первые вызывали сознательное мышечное возбуждение [4, s. 61], что, во всяком случае, было похоже на Цительмана [7, s. 48]. Основное различие Цительмана между сознательной волей, намерением и мотивом также аналогично вращалось вокруг активности и, следовательно, мышечной зависимости воли.

В разработке Цительманом психологических основ юридической науки значительную роли играли также работы Ю. Кирхмана, например, его сочинение «Основные понятия права и морали» [3].

Ю. Кирхман был сторонником естествознания как ведущей науки еще с 1848 года. В названном им самим «наивном реализме» Кирхман предложил аналогичные псевдо-психологические понятия, такие как определение желания как возбуждения «двигательных нервов соответствующих конечностей» [3, s. 7].

Отличительной чертой подхода Цительмана, помимо этих влияний, является то, что он в то же время дистанцировался от материалистических односторонностей. В только что процитированном хвалебном примечании к Кнаппу Цительман добавил, что, правда, он не склонен одобрять «высказывания Кнаппа, основанные на чисто материалистических основах» [7, s. 39].

Цительман отдельную главу посвятил «действию как эмпирическому целому». Он изложил здесь суть «чувство внутреннего сопротивления» психологическому расщеплению взаимосвязанных процессов. В этом контексте Цительман кратко остановился на важности эгоизма и для более подробной информации сослался на свой трактат по материализму в историографии [7, s. 175]. В этом трактате он сформулировал «руководящие принципы» своей научной жизнедеятельности. Трактат занимался вокруг, казалось бы, совершенно другого вопроса о том, в какой степени эволюционная теория Дарвина может быть жизнеспособной основой исторической науки.

Цительман при этом критиковал взгляды Фридриха Хельвальда «История культуры в ее естественном развитии до настоящего времени» [2]. Хельвальд, по мнению Цительмана, выражал «грубое натуралистическое направление» представлений о культуре, которому возражал Цительман следующим образом: «в борьбе за существование добро побеждает» [8, s. 527].

К. Мер пишет, что Цительман «борется именно за то, что Хельвальд хотел бы исключить из историографии. Он признавал себя сторонником образа мировой истории, основанной на нравственных принципах и имеющей телеологический характер» [1].

Еще в 1923 году, когда Цительман подчеркнул «психологическую роль эгоизма» в качестве сквозной схемы своей монографии о «заблуждении и юридических сделках», в той мере, в какой он уловил ее в своем эссе о материализме [1, s. 5], он ясно дал понять, насколько фундаментальными он считал эти высказывания для своего мышления. История человечества была телеологией добра. Частная автономия способствовала осуществлению добра, то же самое относилось и к свободно возникающему обычному праву.

Э. Цительман вводит религиозный аргумент [7, s. 235], который, надо сказать, в последующем совершенно аналогично использовался Л.И. Петражицким.

В связи с этим, хотя Цительман был явно ориентирован на эмпирические исследования, он никогда не упускал из виду метафизическую составляющую проблемы заблуждений. Не случайно в трактате о материализме он прямо отметил свои симпатии гегельянству: «Эгоизм и нравственность, первоначально, на первой ступени своего развития, проявляясь как самые грубые противоположности, становятся все более и более приближенными благодаря развитию содержащихся в них положений и в конечном итоге переходят друг в друга» [7, s. 523].

Текст статьи
  1. Die Rechtswissenschaft der Gegenwart: in Selbstdarstellungen / hrsg. von Hans Planitz. Teil: 1: / Konrad Cosack; Ludwig Ebermayer; Victor Ehrenberg; Otto Fischer; Otto Lenel; Otto Mayer; Ernst Zitelmann; Philipp Zorn. Leipzig: Meiner, 1924. S. 7.
  2. Hellwald F. Culturgeschichte in ihrer natürlichen Entwicklung bis zur Gegenwart / Friedrich von Hellwald. Augsburg: Lampart, 1875. XV, 839 s.
  3. Kirchmann J. Die Grundbegriffe des Rechts und der Moral als Einleitung in das Studium rechtsphilosophischer Werke / von J. H. v. Kirchmann. Berlin: Heimann, 1869. 201 s.
  4. Knapp L. System der Rechtsphilosophie / von Ludwig Knapp. Erlangen: Enke, 1857. VI, 246 s.
  5. Lange. Geschichte des Materialismus und Kritik seiner Bedeutung in der Gegenwart 11 (1 873), hier zitiert nach 2. Aufl. (1905), S. 467.
  6. Wundt W. Selbstbeobachtung und innere Wahrnehmung (1888); Scheerer, Art. Psychologie, in: HWBPh 7 (1989), Sp. 16-22.
  7. Zitelmann E. Irrtum und Rechtsgeschäft: eine psychologisch-juristische Untersuchung / von Ernst Zitelmann. Leipzig: Duncker u. Humblot, 1879. S. 186.
  8. Zitelmann E. Der Materialismus in der Geschichtsschreibung, in: PJbb 37 (1876), S. 177-196. 217-241:38(1876). S. 513-531.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 октября по 07 октября
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
11 октября
Загрузка в eLibrary
11 октября
Рассылка печатных экземпляров
21 октября