Некоторые особенности квалификации организации экстремистского сообщества и деятельности экстремистской организации (ст. 282.1, 282.2 УК РФ)
научный журнал «Актуальные исследования» #5 (8), март '20

Некоторые особенности квалификации организации экстремистского сообщества и деятельности экстремистской организации (ст. 282.1, 282.2 УК РФ)

В научной литературе возникают широкие дискуссии относительно квалификации организации экстремистского сообщества и деятельности экстремистской организации, в частности, ведется речь о проблемах отграничения указанных составов от организации преступного сообщества (преступной организации) или участия в нем. В связи с чем, возникает необходимость в рассмотрении уголовно-правовой характеристики данных составов, а также в выработке предложений по устранению противоречий.

Аннотация статьи
экстремизм
преступления экстремистской направленности
уголовное право
Ключевые слова

Под экстремистским сообществом законодатель понимает «устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности, характеризующуюся наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава, согласованностью действий ее участников в целях реализации общих преступных намерений. При этом экстремистское сообщество может состоять из структурных подразделений (частей)» [5].

В свою очередь, некоторые действия представляется возможным квалифицировать как приготовление к совершению преступного деяния или же покушение на его совершение, а именно: о приготовлении к совершению преступления могут свидетельствовать следующие факторы – сбор сведений о потенциальных участниках. Вместе с тем, о покушении на совершение преступления могут свидетельствовать такие факторы, как формирование группы, вербовка исполнителей, проведение организационных собраний, поиск денежных средств для осуществления деятельности.

Отметим, что состав данного преступления образуют следующие деяния: осуществление руководства экстремистским сообществом, его частью или структурными подразделениями, а также создание объединений организаторов последних; разработка и составление планов преступной деятельности.

Подчеркнем, что осуществление такой деятельности, как руководство – также представляет собой объективную сторону рассматриваемого деяния, а именно: руководство преступным сообществом предполагает организационное управление последним, в то время как руководство его частью или структурно обособленным подразделением направлено на автономное им управление, при этом с обязательным подчинением центру.

Состав данного противоправного деяния – формальный, при этом моментом окончания признается готовность, как организационного, так и технического характера к совершению экстремистских действий.

Однако для привлечения участвующих лиц к уголовной ответственности не является обязательным предшествующим фактором вынесение судебного решения, направленного на запрет деятельности или функционирования сообщества.

В свою очередь, под экстремистской организацией законодатель понимает «общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которого судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности» [7].

Объективная сторона рассматриваемого нами деяния состоит в действиях организационного характера, направленных на продолжение или возобновление противоправной деятельности запрещенной организации (например, вербовка новых членов) [5].

Состав данного преступного деяния является формальным и признается оконченным с момента осуществления каких-либо действий организационного характера. Так, в случае, если судебное решение о ликвидации религиозной или общественной организации вступило в силу, однако ее деятельность по каким-либо причинам не была фактически приостановлена или прекращена, то ее организаторы подлежат привлечению к уголовной ответственности в соответствии со ст. 282.2 УК РФ [5].

В качестве примера приведем обстоятельства совершения следующего преступления: Г., отбывая наказание в местах лишения свободы, вступил в международную террористическую партию «Партия исламского освобождения», при этом осознавая тот факт, что последняя судебным решением признана экстремистской и незаконной на территории нашего государства. Однако Г., руководствуясь основными положениями и принципами программы данной партии, предпринял попытки к поиску сподвижников и осуществлял скрытую агитацию среди сокамерников, посредством проведения религиозных бесед. Ключевыми идеями его проповедей являлось возбуждение у лиц чувств религиозного экстремизма [3].

Субъективная сторона рассматриваемых видов преступных деяний представляется в качестве прямого умысла и характеризуется наличием специальных мотивов и целей. Так, ключевой целью участников выступает подготовка или непосредственное совершение деяний экстремистской направленности, в то время как мотивы направлены, в первую очередь, на разжигание ненависти или вражды, а также обуславливаются желанием обрести материальные блага или возглавить преступную группу.

Субъектами рассматриваемых преступных деяний являются лица, достигшие возраста 16 лет, в тоже время, если в процессе совершения деяний экстремистской направленности причиняется вред охраняемым законом отношениям в сфере жизни и здоровья, или иным, указанным в ст. 20 УК РФ [6], то к ответственности привлекаются лица, достигшие возраста 14 лет.

Одним из квалифицирующих признаков рассматриваемых нами составов признается совершение деяний с использованием служебного положения. Данный признак представляет значительную общественную опасность на основании двух факторов: с одной стороны, затрагиваются отношения власти-подчинения, в соответствии с которыми у лица, занимающего определенное служебное положение, в подчинении находится некоторое количество людей, на которые он может оказывать свое влияние и понуждать к совершению определенных действий. С другой стороны, пост в различных государственных или коммерческих организациях открывает возможности для совершения преступных деяний в более крупных масштабах при наличии влиятельных покровителей [8, с. 67]. Вместе с тем, определенными служебными полномочиями наделяются лица, как состоящие на государственной службе, так и в коммерческих организациях.

Однако законодатель предусмотрел условия, согласно которым лицо освобождается от уголовной ответственности, а именно: совершение такового впервые, а также добровольный отказ от дальнейшего участия в совершении преступлений экстремистской направленности.

Вместе с тем, организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) представляется необходимым отграничивать от организации преступного сообщества или организации, ответственность за которые предусмотрена ст. 210 УК РФ.

Так, положение, закрепленное в уголовном законодательстве, регламентирует, что: «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды» [6].

Стадия осуществления преступной деятельности, а именно – создание преступного сообщества – выступает приготовлением к совершению различных посягательств [2, с. 758].

Лица, создавая преступное сообщество экстремистского характера, преследуют определенную цель, отличающую его от других преступных сообществ – совершение преступлений экстремистской направленности, под которыми законодатель понимает посягательства, совершенные по мотивам ненависти или вражды. В то время как создание преступных сообществ сопровождается достижением различных целей: убийства, торговля людьми, контрабанда и иные деяния.

Вместе с тем, вопрос о выделении данного состава в качестве самостоятельного вызывает в юридической науке многочисленные дискуссии: с одной стороны, предлагается декриминализовать данный состав с тем, что ему присущи все признаки преступного сообщества [1, с. 135], рассматриваемого в контексте ст. 210 УК РФ, а именно: наличие руководителя; четкая иерархия; дисциплина; разработка преступных планов; распределение ролей; связь между звеньями [4].

С другой стороны, ключевым аспектом создания преступного сообщества выступает совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступных деяний. Однако, анализируя преступные деяния экстремистской направленности, можем констатировать, что не все деяния подпадают под такую категорию (например, деяния, предусмотренное п. «б» ч.1 ст.213 УК РФ, ч. 2 ст. 214 УК РФ относятся к категории преступлений средней тяжести).

В свою очередь, обращаясь к законодательному определению преступлений экстремистской направленности, можем констатировать, что четко установленный перечень отсутствует, в связи с чем, предлагается под указанными деяниями рассматривать «преступления совершенные по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные статьями Особенной части и п. «е» ч.1 ст. 63» [6].

Для разрешения возникших противоречий, некоторые авторы представляют необходимым дополнить ст. 35 УК РФ частью, направленной на регламентацию соответственно деяний экстремистской направленности, однако с обязательным указанием на цель их совершения, а именно: «в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений экстремистской направленности» [8, с. 67].

На наш взгляд, такая формулировка представляется не совсем верной, так как рассматриваемые нами деяния могут и не подпадать под соответствующие категории, поэтому внесение дополнений в ст. 35 УК РФ должно содержать следующую формулировку: «преступление признается совершенным экстремистским сообществом (экстремистской организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности».

Текст статьи
  1. Латыпова Д.М. Отграничение преступлений экстремистской направленности от смежных составов преступлений // Юридическая наука и практика. 2015. С. 135-138.
  2. Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. М.: Норма, 2006. 1359 с.
  3. Ленинский районный суд г. Барнаула Алтайского края. Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2017г. URL: http://leninsky.alt.sudrf.ru/modules.php?id=708&name=docum_sud (дата обращения: 20.02.2020).
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 №12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» // Российская газета. 17.06.2010. № 130.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 (ред. от 20.09.2018) «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» // Российская газета. 04.07.2011. № 142.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 27.12.2019) // Российская газета. 1996. №113. URL: http: // ukodeksrf.ru (дата обращения: 20.02.2020).
  7. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002. №30. Ст. 3031.
  8. Юдичева С.А. Уголовно-правовая характеристика участия в экстремистском сообществе // Правозащитник. 2013. №1. С. 67-72.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 апреля по 15 апреля
Осталось 6 дней до окончания
Препринт статьи — после оплаты
Справка о публикации
БЕСПЛАТНО
Размещение электронной версии
20 апреля
Загрузка в elibrary
20 апреля
Рассылка печатных экземпляров
25 апреля