Отграничение следственного осмотра от иных следственных действий

В настоящей статье представлена проблематика отграничения следственного осмотра от иных следственных действий. Автором подробно проанализированы точки зрения ученых относительно процессуальных особенностей данного следственного действия, а также выработаны авторские предложения решения существующих противоречий и пробелов в данной области.

Аннотация статьи
преступление
уголовное судопроизводство
уголовный процесс
следственный осмотр
следственное действие
процессуальное действие
Ключевые слова

В следственной практике нередко возникают ситуации, когда правоприменительные органы реализуют производство следственного действия, которое не даёт следствию новой информации, а значит, не выполняет свою ключевую функцию. В таком случае можно говорить об ошибке следователя.

Следственный осмотр необходимо отличать от иных производимых следственных действий, чтобы прибегать к его производству в таком случае, когда к этому располагает определенная ситуация. Ведь правильно выбранное и реализуемое следственное действие является залогом успешного расследования уголовного дела в разумные сроки.

Итак, в прошлом параграфе мы рассмотрели отличие следственного осмотра от освидетельствования в рамках проблематики их схожести. Теперь предлагаем привести отличительные признаки следственного осмотра и следующих следственных действий: обыск, следственный эксперимент, проверка показаний на месте.

Для характеристики указанных выше явлений мы считаем необходимым обратиться к ученым-процессуалистам и практикам.

Булатов и Баранов в своём учебнике указывают, что под обыском принято понимать «следственное действие, которое заключается в принудительном обследовании помещений, сооружений, участков местности, транспортных средств отдельных граждан и иных объектов в целях» [4, с. 214].

У рассматриваемых нами следственных действий разнятся цели. Так, в отличие от уже рассмотренных целей осмотра, обыск, главным образом, в процессе своего производства допускает лишь отыскание и изъятие вещей, которые важны для расследования уголовного дела. Отсюда можем сделать вывод, что цели осмотра значительно шире по своему содержанию.

Кроме того, мы считаем, что обыск и осмотр имеют различные направления своего производства. В доказательство нашей точки зрения приведем отрывок из научных трудов А.С. Шаталова, который утверждает, что «обыск носит принудительный характер и поэтому связан со специальными процессуальными гарантиями» [5, с. 117]. Исследовав раннее особенности производства осмотра, мы знаем, что его ключевым направлением служит не ограничение, а как раз наоборот, восстановление нарушенного права посредством фиксирования изменений привычной обстановки или внешнего вида.

Отсюда можем заключить, что осмотр и обыск имеют существенные отличия, связанные, главным образом, с целями и направлением производства указанных явлений.

Перейдем к рассмотрению следственного эксперимента и объекта данной курсовой работы.

В соответствии со ст. 181 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ): «В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов» [3].

Из данного положения, закрепленного законодателем, мы можем выделить ряд отличий от осмотра. Так, при производстве осмотра происходит восприятие следов, найденных в процессе данного действия. Эксперимент же, в свою очередь, направлен на восприятие событий, ставших объектом расследуемого уголовного дела.

Кроме того, в процессе осмотра правоприменительное лицо исследует и анализирует объекты материального мира (волосы, оставленные на бутылке отпечатки пальцев и т.д.). В процессе производства следственного эксперимента происходит установление самих обстоятельств совершенного деяния, что по своей природе не может быть материальными следами.

Еще одно отличие указанных выше следственных действий можно найти в научных трудах А.А. Брагиной, которая указывает, что:

  • при осмотре объект исследуется в том виде, в каком его застает следователь;
  • при эксперименте явление никогда не будет тождественно подлинному: воспринимается вызванное опытным путем новое, иное событие, явление, признак [1, с. 184].

Отсюда можно выделить, что следственный осмотр и следственный эксперимент различны по своему содержанию и объекту исследования.

Немаловажное значение имеет разграничение проверки показаний на месте и следственного осмотра, так как, на первый взгляд, кажется, что эти два явления идентичны по своей правовой природе.

Для того, чтобы освежить свои знания по данному вопросу обратимся к пп. 1,2 ст. 194 УПК РФ, в соответствии с которыми: «В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы».

В данных пунктах законодатель указал основные сущностные положения о проверке показаний на месте.

В процессе производства следственного осмотра не требуется «показ места или предмета свидетелям либо обвиняемым, получение от них показаний об обстоятельствах дела» [2, с. 9]. При проверке показаний на месте необходимо отражение уже данных сведений в действительности при воссоздании обстановки совершения преступного деяния.

Кроме того, существенным отличием в производстве этих двух явлений является то, посредством чего реализуется фиксация показаний лица. При осмотре обстановка отражается через восприятие ее правоприменителем. При проверке показаний на месте это действие осуществляется на основе показаний свидетеля или обвиняемого.

В связи с чем можно подчеркнуть, что осмотр и проверка показаний на месте различаются тем, что при производстве второго необходимо отражение уже данных сведений в действительности при воссоздании обстановки совершения преступного деяния, тогда как осмотр – это первоначальное отражение обстановки.

Итак, была дана характеристика отличий следственного осмотра от обыска, следственного эксперимента и проверки показаний на месте. В результате проведенного исследования нами были сделаны соответствующие выводы: осмотр и обыск имеют существенные отличия, связанные, главным образом, с целями и направлением производства указанных явлений; следственный осмотр и следственный эксперимент различны по своему содержанию и объекту исследования; осмотр и проверка показаний на месте различаются тем, что при производстве второго необходимо отражение уже данных сведений в действительности при воссоздании обстановки совершения преступного деяния, тогда как осмотр – это первоначальное отражение обстановки.

Текст статьи
  1. Барыгина А. А. Доказывание в уголовном процессе. Оценка отдельных видов доказательств. Москва: Норма, 2021. 227 с.
  2. Вартанов А. Р. Проблемы процессуальной самостоятельности следователя по УПК РФ. Краснодар: Право, 2020. 23 с.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. №174-ФЗ (ред. от 30.12.2021) // СЗ РФ. 2001. №52. Ст. 4921; 2003. №50. Ст. 4847.
  4. Уголовный процесс. Учебник /под ред. Б.Б. Булатова. Москва, 2020. 568 с.
  5. Шаталов А.С., Крымов А.А. Уголовный процесс. Москва: Норма, 2021. 320 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября