научный журнал «Актуальные исследования» #13 (92), апрель '22

Запрет определенных действий как мера пресечения в РФ

В статье автором анализируется понятие запрета определенных действий как меры пресечения в уголовном судопроизводстве. Автор рассматривает предпосылки, послужившие поводом для расширения перечня мер пресечения, обоснованность применения запрета определенных действий в целях наибольшего обеспечения прав и свобод подозреваемого и обвиняемого.

Аннотация статьи
судопроизводство
мера пресечения
уголовно-процессуальное право
запрет определенных действий
права и свободы
подозреваемый
обвиняемый
Ключевые слова

Запрет определенных действий относительно новая мера пресечения, вошедшая в уголовно-процессуальное законодательство в 2018 году в связи с принятием Федерального закона от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» [8].

Необходимость введения дополнительных мер пресечения давно обсуждалась в научном сообществе. Так, В.И. Руднев писал о необходимости расширения списка мер пресечения такими мерами, которые были бы альтернативны заключению под стражу [5, с. 63-65]. По его мнению, такая необходимость была обусловлена тем, что заключение под стражу является мерой, которая успешно выполняет функцию защиты общества от потенциально опасных действий подозреваемого, обвиняемого, но в то же время использование такой меры нередко оказывается чрезмерным, ущемляющим права и свободы лиц, по отношению к которым такая мера применяется.

Стоит согласиться с тем, что действительно, заключение под стражу, как и домашний арест, далеко не всегда соразмерны той опасности, которую представляет заключенный. В связи с этим в определенных случаях такие меры применяются в ущерб подозреваемому или обвиняемому, в других случаях суд, напротив, стремится снизить их необоснованное применение, порой рискуя безопасностью общественных отношений, о чем говорит, в частности, и В.М. Новгородцев [2, с. 28-29].

Введение запрета определенных действий как разновидности мер пресечения сделало систему применения последних более гибкой. Согласно п.6 ст. 105.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, запрет определенных действий предполагает возможность судебного запрета следующего, ограниченного круга действий: 1) выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях; 2) находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них; 3) общаться с определенными лицами; 4) отправлять и получать почтово-телеграфные отправления; 5) использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть "Интернет"; 6) управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств [7].

Запрет определенных действий как мера пресечения безусловно нашел свое место в уголовном судопроизводстве, оказался востребованным. Согласно статистике Судебного департамента РФ в первом полугодии 2019 года в судах общей юрисдикции по рассмотрению уголовных дел первой инстанции было рассмотрено 611 ходатайств об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий, 545 из них было удовлетворено. Уже в первом полугодии 2021 года число ходатайств об избрании меры пресечения в виде запрета определенных действий, поданных в рамках уголовного судопроизводства в судах общей юрисдикции первой инстанции, возросло до 1501, из них 1298 было удовлетворено судом [6].

Можно сделать краткий вывод о том, что дознаватели, следователи, судьи постепенно привыкают к использованию данной меры пресечения, видя ее преимущества в тех случаях, когда более строгие меры, такие как заключение под стражу, не оправданы.

Так, рассматривая Дело №1-602/2020 в отношении Мельникова Е.Н., обвиняемого в покушении на незаконный сбыт наркотических средств с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, Вологодский городской суд в качестве меры пресечения для обвиняемого избрал запрет определенных действий, а именно запрет выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях [3].

Несмотря на тяжесть преступления, в котором обвинялся Мельников Е.Н., наличие отягчающих обстоятельств, включая неоднократные судимости, суд посчитал возможным избрать в качестве меры пресечения запрет определенных действий, что можно трактовать как соответствие данной меры двум аспектам: такой меры достаточно для защиты тех общественных отношений, на которые может покушаться обвиняемый, и в то же время данная мера не является чрезмерной, не оправданной, права и свободы обвиняемого не нарушаются.

Можно предположить, что в случае отсутствия запрета определенных действий в перечне мер пресечения на момент рассмотрения данного дела, суду пришлось бы выбирать между заключением под стражу и домашним арестом, что должным образом обеспечило бы защиту общественных отношений, но подставило под сомнения соразмерность ограничения той опасности, что исходит от обвиняемого.

В качестве аргумента рассмотрим приговор по схожему делу, но который был вынесен в 2017 году, до расширения перечня мер пресечения запретом определенных действий. Октябрьский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики, рассматривая Дело № 1-308/17 в отношении Русских Г. П., обвиняемого в незаконном сбыте наркотических средств, назначил в качестве меры пресечения заключение под стражу [4].

По мнению многих правоприменителей, запрет определенных действий следует считать наиболее мягкой мерой во всем существующем перечне мер пресечения в уголовно-процессуальном законодательстве [1].

Таким образом, необходимо сделать вывод, что включение запрета определенных действий в перечень мер пресечения позволило сделать процедуру назначения и применения таких мер более лояльной по отношению к подозреваемым и обвиняемым.

Текст статьи
  1. Литвина Л.М. Запрет определенных действий: шаг вперед // Вестник Казанского юридического университета МВД России. 2020. №4. С. 514-518.
  2. Новгородцев В. М. Проблемы обеспечения прав участников уголовного судопроизводства при избрании меры пресечения // Сервис в России и за рубежом. 2015. № 1. С. 27-31.
  3. Приговор Вологодского городского суда от 25 сентября 2020 г по делу № 1-602/2020 – URL: https://sudact.ru/regular/doc/EMgfTRMk7YdW/ (дата обращения 31.03.2022).
  4. Приговор Октябрьского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики № 1-308/2017 от 30 ноября 2017 г. по делу № 1-308/2017 – URL: https://sudact.ru/regular/doc/uXr9TvcU56NZ/ (дата обращения 01.04.2022).
  5. Руднев В.И. О необходимости разработки новых мер пресечения, альтернативных заключению под стражу // Журнал российского права. 2009. №6. С. 60-65.
  6. Судебный департамент при Верховном Суде РФ (официальный сайт) // URL: http://cdep.ru/ (дата обращения 31.03.2022).
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 09.03.2022) (с изм. и доп., вступ. в силу с 17.03.2022) – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/ (дата обращения 31.03.2022).
  8. Федеральный закон от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста» – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_296073/ (дата обращения 31.03.2022).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 14 мая по 20 мая
Осталось 4 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
24 мая
Загрузка в eLibrary
24 мая
Рассылка печатных экземпляров
01 июня