Основные факторы социальной напряженности в студенческой среде в условиях пандемии Covid-19

В статье рассматривается феномен социальной напряженности в студенческой среде, возникший из-за пандемии Covid-19. Дается социологическая оценка текущей ситуации, прогнозируется ее развитие, исследуется динамика и статика данного вопроса.

Аннотация статьи
студенты
коронавирус
социальная напряженность
социальные группы
Covid-19
Ключевые слова

Пандемия изменила жизнь каждого человека и всего общества в целом. Переход на полное дистанционное обучение, введение масочного режима, другие карантинные меры капитально изменили общество и общественные отношения. Буквально пять лет назад невозможно было представить, что социальные интеракции могут происходить в дистанционном формате, притом достаточно продуктивно. Многие сотрудники были относительно успешно переведены на дистанционное сотрудничество и проблем не возникало.

Под социальной напряженностью следует понимать особенное состояние жизни, в том числе и общественной, при которой активно развиваются социальные противоречия во взаимоотношениях, интересах и действиях индивидов. Социальная напряженность в малой группе может и не выйти за рамки этой группы, но условия пандемии дали всеобщее создание социальной напряженности во всех сферах и средах общества. В итоге, пандемию следует рассматривать как фактор, генерирующий социальную напряженность в настоящее время по ряду причин: это и разобщение общества на «Ваксеров» и «антиваксеров», это и разделение на «масочников» и «антимасочников» и так далее. Изменение социальных взаимоотношений из-за дистанта, закрытие многих предприятий, огромное количество семейных конфликтов из-за локдауна – все это поставило общество под угрозу социального взрыва. В рамках данной статьи спор вышеперечисленных социальных групп решаться не будет, дана только описательная характеристика процесса [2].

Со значительными проблемами столкнулись студенты и студенческая молодежь в целом, при переходе на дистанционное обучение и в период массового локдауна. Система высшего образования в России оказалась неготовой к такому повороту событий. Дело все в том, что дистанционные платформы взаимодействия не были рассчитаны на такое количество одновременно работающих в системе пользователей, в следствии чего, платформы попросту давали сбой и отказывались работать – конечно, на смену пришли другие платформы онлайн взаимодействий, которые работали гораздо стабильнее, но на поиск платформ, их освоение и так далее, требуется время и силы, что усиливает социальную напряженность в целом. Ситуация усложнялась еще тем, что возрастные преподаватели в принципе не могли приспособиться к новым реалиям, многие пары пропадали по техническим причинам, или технической некомпетентности преподавателя, студенты посещали занятия лишь формально, например, зайдут в zoom отметятся и дальше занимаются своими делами, отключив звук лекций и занятий. Выходила форменная профанация образования. Более того, начались проблемы с дистанционной аттестацией и многие дипломники сталкивались со значительными сложностями при защите, а сдать сессию было также достаточно сложно.

Еще можно представить дистанционное обучение среди юристов, экономистов, филологов, но дистанционное обучение врачей ставит под угрозу всю систему жизнеобеспечения нашего общества: невозможно сделать качественный срез знаний тестами или при дистанционной форме в целом. Посему обучение врачей в дистанционном формате вовсе вызывает ряд неоднозначных вопросов.

Резюмируя вышесказанное, первым значимым фактором социальной напряженности в студенческой среде в период пандемии выступила неготовность системы высшего образования к реалиям дистанционного обучения [1]. Обострялись и межличностные конфликты типа: студент-студент, преподаватель-студент, поскольку из-за моральной перегрузки многие попросту не выдерживали каких-то дополнительных вопросов и реагировали крайне негативно. С другой стороны, общение между преподавателями и студентами вышло на другой уровень: был взаимный педагогический процесс, преподаватели обучали дисциплинам, а студенты преподавателей работе в дистанционных системах, помогали им решать возникающие проблемы в процессе проведения занятий.

Следующим фактором роста социальной напряженности в студенческой среде выступила увеличивающаяся учебная нагрузка, притом колоссально увеличивающаяся. Как среди студентов, так и среди преподавателей. Дело все в том, что очные взаимодействия в университете отличаются от монотонной работы за компьютером, а когда все пары в онлайн, все задания в онлайн и даже общение в формате онлайн это морально крайне тяжело для каждого индивидуума.

Свою лепту в усиление социальной напряженности вносили и СМИ: регулярные вбросы фейков подрывали социальные устоит общества, социальная напряженность перманентно росла, что негативно отражалось на когнитивных способностях преподавателей и студентов, основных субъектах образовательного процесса. Опасность еще заключается в том, что из-за эмоциональной усталости значительно снижается новизна и качество студенческих работ – основа образовательного процесса.

На индивидуальном уровне среди студентов происходили следующие процессы. Студенты в любом случае рассматривают высшее образование как социальный лифт, путь в будущее, но коронавирус в целом поставил под вопрос существование будущего в стране и мире. Социальная мобильность фактически была заморожена, что явным образом демотивировало студентов получать образование, новые знания, поскольку реального горизонта социального роста не наблюдалось. Учитывая ежедневно поступающую противоречивую информацию говорить о чем-то даже не день вперед не представлялось возможным [3].

Свою лепту в рост социальной напряженности внесло дистанционное общение по переписке. Дело все в том, что в сети невозможно передать все эмоции нужным образом и сообщить все в нужном формате, отсюда возникали определенные недоговорки и недопонимания, что приводило к острым конфликтам как в рамках студенческой группы, так и студентов с преподавателями. Низкая конфликтологическая компетентность студентов и их индивидуализированные установки также сыграли свою роль в этом процессе.

Ежедневно в процессе социальных интеракций формировалось значительное неудовлетворение базовых потребностей, что вело к формированию фрустрированных потребностей, тех потребностей, которые невозможно удовлетворить в данном конкретном случае. В итоге внутриличностный конфликт становился межличностным, появлялись все новые конфликтогены, что поставило под угрозу существование всей социальной системы в целом.

Нельзя оставить без внимания тот факт, что социальная напряженность предопределяется именно эмоциональной стороной жизнедеятельности людей: несмотря на все трудности пандемии базовые потребности индивида выполнялись в полном объеме, а напряженность в обществе росла. В итоге негатив, исходящий от каждого индивида в отдельности, привели к огромной волне социальной напряженности и протестных настроений в образовательной среде, как среди студентов, так и среди преподавателей.

Таким образом, социальная напряженность в период пандемии достигала своего пика, вплоть до социального взрыва, но вовремя снятые ограничения коронавируса помогли предотвратить социальный взрыв, что стабилизировало обстановку.

Текст статьи
  1. Анпилов С.М., Сорочайкин А.Н. Дистанционное высшее образование в России в период пандемии: промежуточные итоги // Основы ЭУП. 2021. №2 (27). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/distantsionnoe-vysshee-obrazovanie-v-rossii-v-period-pandemii-promezhutochnye-itogi (дата обращения: 16.04.2022).
  2. Кошарная Г.Б., Корж Н.В. Социальное самочувствие студенческой молодежи (региональный аспект) // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2020. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsialnoe-samochuvstvie-studencheskoy-molodezhi-regionalnyy-aspekt (дата обращения: 16.04.2022).
  3. Чекалина Т.А., Тимонина В.И. Высшее образование в период пандемии: практики организации дистанционного обучения // Профессиональное образование в России и за рубежом. 2021. №2 (42). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vysshee-obrazovanie-v-period-pandemii-praktiki-organizatsii-distantsionnogo-obucheniya (дата обращения: 16.04.2022).
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 13 августа по 19 августа
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
23 августа
Загрузка в eLibrary
23 августа
Рассылка печатных экземпляров
02 сентября