Источниковедение: сущность и основные признаки

В статье дается теоретический и методологический анализ сущности и основных признаков понятия источниковедения.

Аннотация статьи
вещи
институты
культура
источниковедение
действия
человек
самосознание
сознание
культурология
общество
язык
типология
Ключевые слова

Источниковедение – это изучение онтологически, предметно, реально данных фактов культуры – культурем или артефактов. Это различные носители культуры: книги, вещи, памятники, здания, обряды, обычаи, ритуалы, символы, знаки и пр. А. Моль в «Социодинамике культуры» [1] выделяет конечное число таких ТЭК (хранителей, артефактов, культурем): библиотеки (книги), фонотеки (аудиозаписи), иконотеки (видеозаписи), фильмотеки (кинопленка) и дискотеки (магнитные записи). Сюда можно еще добавить вещетеки (музейные собрания), обрядотеки (архедействия) и институтотеки (организации, учреждения). Конечно можно не забыть и о персонотеках (исторические личности). В конечном счете все сводится к материальным носителям культуры как духовного пласта цивилизации. Мы не выделяем в культуре два ее типа: материальную и духовную, ибо «на духе с самого начала довлеет отягощение материей» (К. Маркс), т.е. любое общественное явление (живопись, музыка, книга, одежда, техника и пр.) – это материальное воплощение духа, идей, мыслей. В каких же материальных формах, знаках (оболочках, образах) может быть выражена, объективирована, воплощена культура во всех ее видах? Таких материальных форм несколько: 1) язык (знаковые системы) естественный и искусственный; 2) вещи (локальные предметы); 3) действия (обряды, ритуалы, поведение); 4) институты (организации, учреждения).

Мы не выделяем людей (персоны, личности) как носителей культуры, потому что названные 4 вида материальных форм и производны от человека, и существуют на его субстрате:

Следовательно, принципами источниковедческой ориентации могут быть ориентации на один из названых носителей культуры или на некоторый их комплекс.

1. Язык. Исследование языковых (знаковых) носителей информации в культурологии является давним и типичным. Это летописи, настенные росписи, иероглифические знаки, письменные документы, рукописи, дневники, записные книжки, монографии, статьи, сборники, протоколы и другие естественные и искусственные знаковые системы. Трудность изучения их связана со сложностью нахождения кодов данных языков, ибо извлечь информацию из носителей ее можно только при помощи декодирования знаков. Вариативность или альтернативность трактовки носителей культуры в форме языковых знаков объясняется различием в понимании кодов. Надо иметь в виду, что знаки языка обладают возможностями различной интерпретации их значения, особенно в области естественных языков (русском, английском, немецком и т.д.). Уже само возникновение искусственных языков (азбука Морзе, эсперанто, язык математики, физики, химии, музыки и т.д.) было обусловлено необходимостью не только уплотненной и ускоренной передачи информации, но необходимостью преодолеть различную интерпретацию знаков. Тем не менее, культурологам удается преодолеть данную трудность и прийти к однозначным истолкованиям языковых текстов. Благодаря этому мы многое узнали о культуре египтян, ацтеков, инков, майя, древних греков, китайцев и т.д. Недавние исследования письменных знаков древней Руси при археологических раскопках в Великом Новгороде под руководством академика В. Янина высоко оценены ЮНЕСКО.

Использование языка как универсального памятника культуры, как носителя информации самого разного значения и смысла можно продемонстрировать многочисленными работами А.Ф. Лосева, посвященными исследованию эстетической культуры Древней Греции (3 тома), эстетики эпохи Возрождения с уникальным анализом «Обратной стороны титанизма» или проблемы символа и знака в культуре.

Оригинальным исследованием древнеегипетской культуры на основе анализа кодов, структуры и грамматики древнеегипетского языка является диссертационная работа Е.В. Кучинова «Феноменология темпорального измерения древнеегипетской культуры» [2]. Без изучения особенностей языка древних египтян автору не удалось бы прийти к выводу об особенностях представления египтян о трех измерениях времени: прошлым, настоящим и будущим, ибо в египетском языке отсутствует грамматическая категория времени. По-египетски затруднительно сказать о прошлом как о том, чего уже нет, о будущем как о том, чего еще нет, и о настоящем как о том, что есть лишь теперь. Отсюда и трудности археологов и культуроведов при определении темпоральной характеристики памятников Древнего Египта. О том, что прекрасным источником информации о культуре прошлых времен являются действия, обряды и обычаи, свидетельствует уникальное исследование М.М. Бахтиным карнавальной средневековой культуры Европы. Интерес к деятельностным формам проявления культуры проявляется и при изучении в настоящее время культуры бразильцев, аргентинцев, якутов, эскимосов, эвенков и других народов.

2. Вещи. Предметно-вещные носители культуры сравнительно недавно стали объектами источниковедческого исследования. Это орудия труда, предмета быта, домашняя утварь, одежда, ее фрагменты и комплексы, обувь, хозяйственный инструмент, животная упряжь, головные уборы, предметы косметики, медицинский инструмент, туалетные наборы, средства гигиены и т.д. Вещи своей структурой, составом, композицией представляют те или иные функции, а зная функции, мы узнаем и образ деятельности, технологии, образ жизни ушедших поколений. Скажем различная рыболовная снасть разных народов позволяет узнать технологии, приемы и способы рыбной ловли, а элементы одежды египтян выявляют и сословные различия населения. В последнее время усиливается изучение памятников и останков не только культуры общества, но и той природной среды, которая окружала людей (скелеты животных, динозавров, мамонтов, отпечатки насекомых, моллюсков, растений и т.д.). Развитие клонирования открывает перспективы реставрации вымерших животных и растительных видов. Наука делает это осторожно, потому что возможны непредсказуемые мутации в экологической среде обитания современного общества.

3. Действия. Деятельные формы носителей культуры застывают в виде обычаев, обрядов, традиций, которые в комплексе определяют существование церемоний и ритуалов у разных народов. Среди этих эмпирических бесконечных культурных действий можно выделить базовые: обычаи, обряды, традиции. Обычаи – это константные виды действий; обряды – это обычаи, освещенные этническим ритуалом; традиции – это межпоколенно (минимум 3 поколения) транслируемые обряды. Значение их очень велико в жизни народов, потому что они облегчают идентификацию членов рода, племени, этноса, нации. Театрально-игровая реставрация древних обрядов, обычаев и традиций позволяет испытывать эстетическое наслаждение не только зрителям, но и является источником информации для культурологов. Вспомним в этой связи культурологическое значение ансамбля «Березка» или ансамбля Игоря Моисеева, хореографическую палитру М. Эсамбаева, танцевально-игровые ансамбли китайцев, индусов, японцев и других народов. В их творческих действиях оживают образы и функции народов прошлых эпох.

4. Институты. О значении этого носителя культуры говорит хотя бы опыт изучения культуры первобытных народов по исследованию института семьи, института брачно-семейных отношений Л. Морганом, который в свое время высоко оценил Ф. Энгельс, написавший на этой основе свой труд «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Социальные институты – это исторически сложившиеся организационные формы человеческой деятельности и человеческих отношений. Изучая институты (организации, учреждения, заведения), можно восстановить и характер социальных отношений (кооперация), и образ жизни, и способы деятельности, а значит и потребности и способности того или иного народа в определенную эпоху. Если говорить о константах культуры социума (потребности, способности, деятельность, отношения, институты), в ряду которых институты выполняют интегрирующую роль, а значит через изучение институтов можно выйти и на изучение потребностей, способностей, деятельностей и отношений, т.е. всей системы социума того или иного этноса.

Текст статьи
  1. Моль, А. Социодинамика культуры / А. Моль. – М.: Прогресс, 1973. - 406 с.
  2. Кучинов, Е.В. Феноменология темпорального измерения древнеегипетской культуры / Е.В. Кучинов. – Н. Новгород: НГПУ, 2012. – 180 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 01 октября по 07 октября
Осталось 5 дней до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
11 октября
Загрузка в eLibrary
11 октября
Рассылка печатных экземпляров
21 октября