научный журнал «Актуальные исследования» #24 (103), июнь '22

Исследование концепции экосистемных услуг и их экономическая оценка в целях устойчивого развития

Исследование генезиса устойчивого развития раскрыло его эволюционную логику и установило необходимость интеграции экономической, экологической и социальной составляющих, совместимый потенциал которых создает синергию повышения конкурентоспособности экономики. В работе сделана попытка оценить составляющую скрытой стоимости ресурса, которая обеспечивает устойчивое развитие ресурсной базы и природно-антропогенного хозяйственного образования в целом за счет ценности ресурса как такового.

Аннотация статьи
оценивание биоразнообразия
устойчивое развитие
экосистемные услуги
природоохранные территории
Ключевые слова

Сегодняшние реалии в мире нуждаются во включении вклада экосистемных услуг в деятельность экономических субъектов на разных иерархических уровнях хозяйствования. В будущем правительства стран будут все больше ориентироваться на показатели стоимости природы, а ее способность выполнять свои функции для поддержания человеческого благосостояния будут рассматривать как услугу, имеющую определенную финансовую стоимость. В то же время оценка экосистемных услуг, генерируемых экосистемными активами на местном уровне, является важной задачей согласно концепции зеленой экономики, подчеркивающей социально-экономическое развитие, максимально гармонизированное с процессами сохранения окружающей природной среды. Реализации этой задачи в значительной степени способствует создание природоохранных территорий, являющихся ключевым элементом экосистемного подхода к формированию экологической политики. Поэтому возникает потребность в разработке и внедрении эффективных методических подходов к оценке экосистемных активов природоохранных территорий с целью имплементации их стоимостных оценок в проекты устойчивого пространственного развития на местном уровне и формирования инвестиционной привлекательности путем использования местных природных ресурсов.

Анализ предварительных исследований и публикаций. Значительный научный вклад в исследование общих проблем концепции экосистемных услуг, в частности их экономической оценки, сделаны в ряде трудов отечественных ученых, в частности: Абалкина Л.И., Блама И.Ю., Вернадского В.И., Данилова-Данильяна В.И., Моисеева Н.Н., Коптюга В.А. и других. Несмотря на это, остаются недостаточно исследованы вопросы формирования методических подходов к оценке экосистемных активов природоохраны.

Целью статьи является внедрение современных подходов к экономической оценке экосистемных активов природоохранных территорий.

Целью государственной экологической политики является достижение хорошего состояния окружающей среды путем внедрения экосистемного подхода ко всем направлениям социально-экономического развития РФ с целью обеспечения конституционного права каждого гражданина России на чистую и безопасную окружающую среду, внедрение сбалансированного природопользования и сохранение, и восстановление природных экосистем [1]. Таким образом, предполагается внедрение экосистемного подхода в отраслевую политику и усовершенствование системы интегрированного экологического управления по направлениям, непосредственно связанным с сохранением природоохранных территорий, а именно:

  • цель 1: прекращение потерь биологического и ландшафтного разнообразия и формирование экологической сети (адаптация законодательства в сфере сохранения окружающей природной среды);
  • цель 2: усовершенствование региональной экологической политики (в том числе с задачами разработки и выполнения среднесрочных региональных планов действий по охране окружающей среды как основного инструмента реализации национальной экологической политики на региональном уровне).

По прогнозам ученых [4, 8], в течение ближайших 75 лет на Земле может исчезнуть почти половина ныне существующих видов растений и животных. Исчезновение видов и целых экосистем приведет к нарушению баланса и уменьшению экосистемных услуг, что скажется на окружающей среде. Сохранение биоразнообразия является одной из важнейших задач человечества, о чем отмечалось на Конференции сторон Конвенции ООН о биологическом разнообразии в Шарм-эль-Шейхе (Египет), которая проходила 17–29 ноября 2018 года.

Реализации этой задачи способствует создание природоохранных территорий, являющихся ключевым элементом экосистемного подхода к формированию экологической политики. Глобальная сеть природоохранных территорий включает около 13,9 % площади поверхности суши, 5,9% – морских территориальных и 0,5% – международных вод [5]. Такие территории обеспечивают существенную пользу не только глобально, но и на местном уровне – от поставок ценных продуктов питания или лекарственных растений до предоставления культурных услуг. При этом средства к существованию почти одной шестой части населения Земли в значительной степени зависят от природоохранных территорий, в частности в части обеспечения пищевыми продуктами, топливом или созданием благоприятных условий для развития местной экономики [3]. Увеличение площади таких территорий (в целях формирования идеальной глобальной системы природоохранных зон, исходя из повышения степени покрытия до 15% суши и 30% площади морей) и улучшения их финансирования, в том числе через схемы платежей за экосистемные услуги, безусловно, повышает их потенциал сохранение биоразнообразия и расширение объема продуцируемых экосистемных услуг в интересах местного населения, отдельных стран и мира в целом. По этой причине инвестиции, обеспечивающие надлежащее функционирование природоохранных территорий и предоставление широкого спектра экосистемных услуг, могут быть вполне эффективными, ведь результаты учета всего комплекса экосистемных услуг подтверждают, что получаемые выгоды часто превосходят расходы (табл. 1).

Природоохранные территории являются составной частью природно-заповедного фонда России. Экологические системы и отдельные объекты, входящие в их состав, не только обеспечивают сохранение уникальных природных ландшафтов и биологического разнообразия страны, но и способствуют устойчивому экологическому развитию окружающей среды. Кроме того, разнообразие видов природных ландшафтов и растительных группировок, территориальная структура природоохранных территорий не в полной мере отвечают международным стандартам и стратегии планирования территории страны. В этом смысле среди ряда острых проблем, которые сегодня стоят перед государством, особую актуальность приобретает реформирование системы экологического управления природоохранными территориями на экосистемных началах с учетом общих процессов децентрализации. Основные проблемные вопросы адекватной оценки местного природно-ресурсного потенциала, в частности, экосистемных активов природоохранных территорий, связаны с несовершенством общей методологии ее проведения и соответствующей нормативно-правовой базы [7].

Таблица 1

Удобства и расходы, связанные с поставкой экосистемных услуг природоохранных территорий на разных иерархических уровнях управления

Территориальный уровень

Удобства

Расходы

Глобальный

• Экосистемные услуги глобального уровня (например, смягчение климатических изменений и адаптация к ним).

• Туризм, связанный с посещением природных заповедников.

• Глобальная культурная и альтернативная стоимость

• Управленческие расходы (глобальные трансферты развивающимся странам).

• Альтернативные программы развития (глобальные трансферты развивающимся странам)

Государственный или региональный

• Экосистемные услуги регионального уровня (например, чистая вода для обеспечения городов, сельскохозяйственных целей или электроэнергетики).

• Туризм, связанный с посещением природных заповедников.

• Национальная культурная ценность (стоимость)

• Выкуп земли.

• Управленческие расходы (в государственных системах охранных зон).

• Компенсация упущенной выгоды от другой деятельности.

• Альтернативные расходы, связанные с недополученными налоговыми поступлениями

Местный (районы)

• Использование природоохранных территорий для потребления ресурсов.

• Местные экосистемные услуги (например, опыление, уменьшение заболеваний, смягчение последствий стихийных бедствий)

• Местная культурная и духовная ценность (стоимость)

• Ограничение доступа к ресурсам.

• Переселение.

• Альтернативные расходы, связанные с упущенной выгодой от другой деятельности, управленческие расходы местного уровня.

• Конфликты человека и природоохранной территории (дикой природы)

Однако европейский опыт убедительно свидетельствует, что достижение целей проектов устойчивого пространственного развития на местном уровне обеспечивается путем полной мобилизации всех видов местных ресурсов, в том числе природоохранных территорий, в частности с учетом стоимостных оценок экосистемных активов и экосистемных услуг, продуцируемых ими, в интересах территориальных. Кроме того, оценка экосистемных услуг природоохранных территорий с учетом структуры и специфики их продуцента – экосистемного актива – является важным условием для выбора оптимальных решений в экологической политике с целью обеспечения рационального природопользования и недопущения деградации ограниченных ресурсов [6].

В этом аспекте ключевыми ориентирами оценки экосистемных активов природоохранных территорий являются:

  1. определение их способности производить экосистемные услуги. При этом объем актива коррелируется с его размером и относится к площади земель, охваченных экологическим активом (например, лесным). Этот подход нацелен на общую цена активов ландшафта (включая как природный, так и капитал, сделанный человеком);
  2. определение ожидаемых потоков услуг экосистем. Определенная комбинация или корзина экосистемных услуг может быть создана в определенный момент времени с конкретного актива экосистемы. Совокупность всех будущих экосистемных услуг для этой корзины обеспечивает в определенный момент времени прогнозируемый запас ожидаемых экосистемных активов [6].

Ввиду важности задачи сохранения биоразнообразия следует отметить, что этот фактор играет фундаментальную роль в обеспечении способности экосистемных активов оказывать экосистемные услуги в будущем. Наличие различных организмов (например, нескольких видов, генетического разнообразия среди них), выполняющих определенную функцию в рамках экосистемы, повышает способность экосистемного актива поддерживать функциональные возможности и оказывать экосистемные услуги. Они взаимодействуют и поддерживают многочисленные экосистемные процессы, которые являются основой возможности текущего и будущего снабжение экосистемными услугами. Таким образом, связь между биоразнообразием и оказанием экосистемных услуг должна учитывать роль разнообразия во всех трех его составляющих (экосистемы, виды и гены) и разных масштабах.

С этой целью целесообразно проведение монетизации экосистемных услуг, что позволило бы перечислить стоимость биоразнообразия и его компонентов в соответствии с качеством функционирования, основными тенденциями и последствиями его потери в денежном эквиваленте для того, чтобы учитывать его в процессе принятия решений. С помощью денежных характеристик можно проследить экономические конфигурации в экосистемных услугах, другими словами, выполнить анализ издержек и выгод, получаемых от услуг на всех уровнях управления. Именно экономические оценки позволяют обосновать экономическую эффективность инвестиций в природоохранный комплекс с целью сохранения биоразнообразия, сопоставить расходы и выгоды от предоставленных экосистемных услуг, а также рассчитать величину компенсационных платежей [2].

Следует заметить, что согласно официальному определению отдела статистики ООН Treatment of ecosystems assets in urban areas (2019 г.) экосистемный актив рассматривается как «специфическая пространственно-ограниченная экосистема конкретного типа, включающая все присущие биотические и абиотические компоненты, необходимые ей для функционирования и предоставления экосистемных услуг», то есть экосистемные активы можно охарактеризовать как природные запасы, обеспечивающие поток экосистемных услуг. Поэтому стоимость актива определяется исходя из стоимости услуг, которые этот актив генерирует в течение определенного времени. Поскольку экосистема генерирует услуги в течение неограниченного периода времени, значение будущих ежегодных доходов от каждой услуги экосистемы должно быть продисконтировано и суммировано для получения текущей стоимости экосистемы как суммы текущих стоимостей генерируемых ею услуг [9].

Таким образом, алгоритм оценки экосистемных активов природоохранных территорий представляет собой цепочку последовательных шагов, главными из которых является стоимостная оценка экосистемных услуг, продуцируемых активами природоохранных территорий, с применением комбинаторики соответствующих методов оценивания экосистемного актива территориального общества.

Оценка экосистемных услуг, продуцируемых активами природоохранных территорий, должна опираться на соответствующие методы и регламентирующие параметры оценки. На примере культурных услуг и услуг по сохранению биоразнообразия растительного и животного мира наблюдается взаимосвязь с экономической стоимостью экосистем, методами оценки экономической стоимости и регламентирующими параметрами оценки (табл. 2).

Экономическая ценность экосистемных активов рассчитывается как сумма текущих стоимостей повторяющихся будущих годовых доходов от экосистемных услуг с применением метода расчета чистой текущей/приведенной/настоящей стоимости (net present value – NPV) базовых экосистемных активов, которым достигается агрегирование ожидаемых будущих доходов для каждой экосистемной услуги, предоставляемой территориально ограниченным экосистемным активом.

Таблица 2

Культурные услуги и услуги по сохранению биоразнообразия растительного и животного мира экосистем природоохранных территорий

Услуги экосистем природоохранных территорий

Экономическая стоимость экосистем

Методы оценки

Регламентирующие параметры оценки

Сохранение биоразнообразия / генетические ресурсы

Стоимость прямого изнурительного использования и возможного использования

Прямой рыночной оценки; альтернативной стоимости; компенсационных расходов; факторного дохода

Экологические (численность особо охраняемых таксонов, занесенных в Красную книгу); финансовые (ориентировочные расходы на восстановление таксона)

Рекреация

Стоимость прямого неизнурительного использования и существования

Прямой рыночной оценки; факторного дохода; условной оценки; расходов на путешествие; гедонистического ценообразования

Поток отдыхающих и туристов; финансовые (расходы на транспорт, сопровождение тура, питание во время тура, проживание в отеле до и после тура и сувенирную продукцию и т.п.; опрос (анкетирование), определяющий расходы денег и времени на посещение объекта; готовность платить за экосистемную услугу)

Культурные ценности

Стоимость прямого неизнурительного использования

Прямой рыночной оценки; факторного дохода; условной оценки

Поток туристов; финансовые (количество экскурсий, стоимость экскурсии, сувенирной продукции и т.п.; опрос (анкетирование), определяющий расходы денег и времени на посещение объекта; готовность платить за экосистемную услугу)

Эстетические ценности

Стоимость прямого неизнурительного использования и существования

Гедонистическое ценообразование;
альтернативной стоимости

Поток туристов; финансовые (количество экскурсий, стоимость экскурсии и сувенирной продукции и т.п.; опрос (анкетирование), определяющий расходы денег и времени на посещение объекта; готовность платить за экосистемную услугу)

Духовные и исторические ценности

Стоимость прямого неизнурительного использования и существования

Условной оценки; расходов на путешествие; гедонистического ценообразования

Поток туристов и паломников; финансовые (количество экскурсий, стоимость экскурсии и сувенирной продукции и т.п.; опрос (анкетирование), определяющий расходы денег и времени на посещение объекта; готовность платить за экосистемную услугу)

Научные и образовательные услуги

Стоимость прямого неизнурительного использования

Прямой рыночной оценки; факторного дохода; условной оценки; расходов на путешествие

Количество посетителей для образовательных, научных и исследовательских целей; финансовые (количество экскурсий, стоимость экскурсии); количество проведенных научных и образовательных мероприятий; количество изданной научной и научно-популярной литературы

Для превращения будущих ежегодных выгод в текущую стоимость необходимо выбрать метод дисконтирования, период времени и ставку дисконтирования. В обычном дисконтировании употребляется одна неизменная ставка дисконтирования и предполагается, что промежуток времени будет ограничен. При этом чистая текущая/приведенная/нынешняя стоимость NPV потока выгод от i-х экосистемных услуг Х руб./год в течение N лет, уменьшенная на годовую ставку R процентов, рассчитывается по формуле:

     (1)

При использовании этой формулы с увеличением ставки дисконтирования уменьшается текущая стоимость получаемой выгоды в отдаленном будущем. Для оценки общественных выгод, как правило, применяется социальная ставка дисконтирования на уровне 3% годовых.

При оценке текущей ценности экосистемных услуг в составе экосистемных активов следует исходить из того, что все виды экосистем без вмешательства человека обладают способностью к самовосстановлению или восстановлению (например, ассимиляция загрязнений водоемов). В этих условиях все экосистемные услуги имеют потенциально неограниченный жизненный срок при условии их устойчивого использования и отсутствия критических внешних воздействий. Поэтому при оценке текущей ценности экосистемных услуг (в составе экосистемных активов) срок их генерации (жизни) принимается неограниченным при постоянных показателях объема использования и выгод. Соответственно выбор формулы расчета текущей ценности культурных (рекреация) экосистемных услуг в составе экосистемных активов общества основывается на возобновляемом характере оцениваемых услуг и неограниченном периоде времени их генерирования. Поэтому срок генерирования и использования культурных (рекреация) экосистемных услуг принимается неограниченным при постоянных показателях объема использования и ресурсной ренты:

,    (2)

где NPV – чистая текущая/приведенная/нынешняя стоимость выгод от экосистемных услуг;

X – ежегодная выгода от экосистемных услуг;

0,03 – социальная ставка дисконтирования ежегодных выгод от экосистемных услуг.

При расчетах NPV важно определить срок эксплуатации (жизненный цикл) конкретного экосистемного актива – период времени, в течение которого ожидается генерирование потоков соответствующих экосистемных услуг. Оценки срока эксплуатации актива должны основываться на учете состояния экосистемного актива и его способности предоставлять набор экосистемных услуг, рассматриваемых при оценке актива экосистемы. Можно допустить нескончаемый жизненный цикл актива, когда ожидается, что он будет употребляться долгое время в будущем. Альтернативный подход заключается в использовании максимального срока службы активов 100 лет. Для применения формулы NPV необходимо использовать одинаковый срок службы активов для всех экосистемных услуг, предоставляемых отдельным экосистемным активом. То есть понятие жизненного цикла актива (срока эксплуатации) следует применять по отношению к активу, а не к услуге. Для удобства соблюдения этого требования предусматривается единый жизненный цикл для всех экосистемных активов, следовательно, и всех экосистемных услуг. Наиболее приемлемым для этой цели может являться бесконечный ресурс активов [8].

Исходя из обозначенных рассуждений и руководствуясь разработанным алгоритмом оценки экосистемных активов природоохранных территорий и опираясь на стоимостное оценивание экосистемных услуг (на примере культурных услуг и услуг по сохранению биоразнообразия растительного и животного мира), в этом исследовании осуществлена стоимостная оценка вклада таких активов как отдельной составляющей совокупного местного экосистемного актива.

Что касается природоохранных территории, то оцененные экосистемные активы должны отражаться в части макроэкономических показателей, причастных к определению потенциальной доходности использования природных ресурсов, в частности не только как сырьевого потенциала развития, но и потенциала ассимиляционной емкости, использования природных ресурсов в рекреационных и курортных целях.

Предложения по оптимизации использования экосистемных активов природоохранных территорий заключаются в следующем: направление части чистых поступлений от использования актива для финансирования инвестиций и мер по повышению эффективности хозяйствования; введение платы с граждан на пополнение специальных местных фондов сохранения природных экосистем за высшие стандарты качества окружающей среды, в которой они проживают; определение приоритетности инвестиций в использовании и охране экосистем; обоснование в стратегических планах развития дополнительных затрат на природоохранные мероприятия, обеспечивающие как экологический, так и экономический эффект; предоставление платежей, кредитов, ссуд, грантов для сохранения природоохранных территорий; стимулирование местного населения для реализации природоохранных мер.

Следовательно, имплементация общих подходов методологии оценивания экосистемных активов природоохранных территорий не только будет способствовать повышению инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности, но и создаст предпосылки для развития экономики на экосистемных началах, в которой стоимость экосистемных активов и экосистемных услуг, принятие управленческих решений от местного уровня к государственному.

Выводы. В работе доказана необходимость реформирования системы экологического управления природоохранными территориями на экосистемной основе с учетом общих процессов децентрализации. Основные проблемные вопросы адекватной оценки местного природно-ресурсного потенциала, в частности, оценки экосистемных активов природоохранных территорий, связаны с несовершенством общей методологии ее проведения и соответствующей нормативно-правовой базы. Процесс оценки экосистемных активов территорий представляет собой измерение совокупной денежной стоимости связанных с экосистемами товаров и услуг в определенном регионе, то есть предусматривает оценку экосистемных услуг, которые продуцируются этими активами. Разработаны последовательные этапы построения алгоритма оценки экосистемных активов природоохранных территорий с определением основных структур.

Текст статьи
  1. Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. –2004. – № 12. – С. 4–13.
  2. Блам И.Ю. Устойчивое развитие: основные теоретические проблемы // Регион: экономика и социология. –2000. – № – С. 103.
  3. Вернадский В.И. Живое вещество и биосфера // М. : Наука, 1994. 669с.
  4. Данилов-Данильян В.И. Устойчивое развитие (теоретико-методологический анализ) // Экономика и математические методы. – 2003. – Т. 39. – С. 123–135.
  5. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь Разума. М.: Языки русской культуры, 2000.
  6. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики // М. : Экономика, 1989. – 526 с.
  7. Коптюг В.А. Экологическая ситуация как объект исследований // Избр. труды. М.: Наука, 2006. Т. 4. С. 224-22
  8. Коптюг В. А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 года). Новосибирск: СО РАН, 1992.
  9. Шумпетер И. Теория экономического развития / И. Шумпетер. – М. : Эксмо, 2007. – 864 с.
Список литературы
Ведется прием статей
Прием материалов
c 02 июля по 08 июля
Осталось 3 дня до окончания
Публикация электронной версии статьи происходит сразу после оплаты
Справка о публикации
сразу после оплаты
Размещение электронной версии журнала
12 июля
Загрузка в eLibrary
12 июля
Рассылка печатных экземпляров
22 июля